Почему в христианстве так важен факт Воскресения Иисуса Христа?

ФОМА

И как поверить в это сегодня — в XXI веке?

Воскресение Иисуса Христа — потрясающее событие, которое очевидно и явно превосходит законы природы, являет собой уникальный пример Божественного вмешательства в естественный порядок вещей. Поверить в это просто потому что где-то об этом услышал, на самом деле довольно сложно. Яркий пример — апостол Фома, который, несмотря на свидетельства апостолов, хотел опытным путем убедиться в Воскресении Спасителя. Да и сами апостолы, как замечает евангелист Марк, не поверили поначалу ни Марии Магдалине, первой увидевший воскресшего Господа, ни Луке с Клеопой, которым Иисус явился по дороге в Эммаус (Мк 16, 9-13). Такое первоначальное недоверие к услышанному характерно не только для веры в чудо Воскресения, но и для любой сколько-нибудь серьезной веры. Вера — не пассивный акт, она требует от человека усилия, решимости, нередко сложной внутренней борьбы. Это всегда выход за пределы человеческого опыта и знания. И еще. Вера — это не теоретическое признание некоего феномена, но сила, движущая всей жизнью человека.

Вера в воскресение — краеугольный камень христианской веры. Невозможно быть христианином и не признавать реальность и буквальность Воскресения Христова. «Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша, — пишет апостол Павел» (1 Кор. 15, 14). В Своем воплощении Господь воспринял всю полноту человеческой природы, потому что, как писал святитель Григорий Великий, «что не воспринято, то не уврачевано». И если Христос не воскрес, то значит этот процесс уврачевания, который, начинается в Вифлеемской пещере и завершается Вознесением на Елеонской горе, прерван, не завершен. Если Христос не воскрес, значит не произошло восстановления, исцеления и преображения человеческой природы. Именно поэтому Воскресение Христово составляет главное содержание Нового Завета. Об этом постоянно говорит Сам Христос, об этом же свидетельствуют апостолы.

Это апостольское свидетельство имеет решающее значение для нашей веры. Может показаться странным, но нам, читающим Евангелие, изучающим историю Церкви, имеющим возможность анализировать, сравнивать, сопоставлять гораздо легче поверить в Воскресение, чем тем людям, к которым непосредственно была обращена апостольская проповедь. Слушатели апостола Павла в афинском ареопаге стали насмехаться над ним, едва он упомянул о воскресении: «одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время» (Деян. 17:32), — читаем мы в Деяниях святых апостолов. Понимая сложность осмыслить и понять факт Воскресения, тот же апостол Павел писал: мы проповедуем Христа распятого — «для иудеев соблазн, а для эллинов безумие» (1 Кор. 1:23). Но повторяю — нам поверить гораздо легче. Почему? Думаю, одним из главных аргументов может стать история самих апостолов и основанной ими Церкви в первые века христианства.

Поведение апостолов после Воскресения Христа и Сошествия на них Святого Духа разительно отличается от того, как они вели себя в первые дни после казни Иисуса Христа. Из робких, трясущихся от страха, сомневающихся людей они превращаются в пламенных проповедников, которые, несмотря на гонения, сопротивление и неприятие со стороны общества, насмешки и скепсис, вплоть до мученической кончины большинства из них, несут миру радостную весть о Воскресении. Потому что они — непосредственные свидетели воскресшего Спасителя. Они действительно видели Его. Он говорил с ними, Он их учил, Он показывал им Свои пронзенные гвоздями руки и ноги. Их пример был настолько мощным, что верой в Воскресение Христово прониклось множество других людей, сделавших над собой усилие, преодолевших внутреннее сопротивление и позволивших себе шире взглянуть на мир. И настолько сильной была их вера, что многие из них пожертвовали ради нее своей жизнью. Именно в этом смысле, как писал раннехристианский апологет Тертуллиан, «кровь христиан есть семя». «Мученики, не прибегая ни к каким аргументам, предлагали свою кровь вместо доказательств той истины, в которой они были убеждены, которая для них “свидетелей“ имела очевидность факта», — пишет М.Э. Поснов в «Истории христианской Церкви». Неслучайно по-гречески мученик — μάρτῠρος — переводится как свидетель.

Это свидетельство, запечатленное кровью, если не убеждает, то, по крайней мере, не может не заставить задуматься. Ни развитие новых технологий, ни образование не делают его менее достоверным или неправдоподобным. А задуматься означает сделать первый шаг к вере. Как рассказывал митрополит Сурожский Антоний, «помню, один человек сказал мне, что невозможно принять на веру Воскресение Христа — хотя в Воплощение он верил. И когда я заметил, что гораздо легче поверить, что Бог, ставший человеком, восстал из мертвых, чем поверить, что Бог, ставший человеком, мог умереть, он посмотрел на меня с изумлением и сказал: Я никогда не задумывался над этим в таком плане!».

Священник Евгений Мурзин

Опубликовано: пн, 26/07/2021 - 21:55

Статистика

Всего просмотров 266

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle