Языки

  • Русский
  • Українська

Почему у православных существует традиция троекратного целования? Обязательна ли она?

Содержимое

Отвечает иерей Андрей Чиженко.

Традиция целования как приветствия очень древняя. Конечно, сам обряд целования как приветствия связан с особым расположением людей друг к другу. Целованием они выказывают максимальную душевную близость и расположение. И в этом случае целование – это, без сомнения, символ любви. Т. е. я приближаю тебя к себе, к своим устам, к источнику своей жизни – к дыханию, а значит, и к сердцу. Вспомним Книгу Бытие: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2:7). Мы образно себе можем представить, что для того чтобы вдохнуть дыхание в кого-то, нужно к его лицу максимально приблизиться. Из этих библейских стихов мы видим, что Господь по Своей огромной любви к человеку максимально приблизился к нему и дал ему Свой драгоценный дар – душу живую и бессмертную. Дыхание Бога также напоминает поцелуй как символ любви Отца к Своему творению-ребенку.

Примерно такую же параллель-повторение мы встречаем и в Новом Завете, в истории с исцелением слепорожденного. Спаситель словно бы повторяет историю сотворения человека, показывая тем самым, что Он есть истинным Богом: «Иисус отвечал… Доколе Я в мире, Я свет миру. Сказав это, Он плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому…» (Ин. 9:3–6). Земля здесь символ материи, из которой создан человек. Плюновение – символ того самого вдохновения-поцелуя, с помощью которого Бог вдыхает в человека жизнь – бессмертную душу, словно бы часть Себя, Свой образ-отпечаток.

Эти библейские примеры доказывают, что поцелуй – символ любви.

И поцелуй-лобзание при встрече или прощании – очень древняя традиция. О нем говорится и в Ветхом Завете: «И взял Иоав правою рукою Амессая за бороду, чтобы поцеловать его» (2 Цар. 20:9). Хотя, конечно, следует сказать справедливости ради, что родственник святого пророка и царя Давида Иоав через секунду убивает своего родственника Амессая мечом. Также читаем: «В уста целует, кто отвечает словами верными» (Притч. 24:26).

По Новому Завету нам известен поцелуй Иуды. Он, конечно, имел негативный смысл, но также это свидетельство того, что между Христом и Его учениками была принята традиция целования. В дальнейшем обычай целования мы встречаем и у апостолов, которые закрепили его в Церкви. Святой первоверховный апостол Петр пишет: «Приветствует вас избранная, подобно вам, церковь в Вавилоне и Марк, сын мой. Приветствуйте друг друга лобзанием любви. Мир вам всем во Христе Иисусе. Аминь» (1 Пет. 5:13,14). Очень поэтично об этом обычае пишет святой апостол и евангелист Иоанн Богослов: «Многое имею писать вам, но не хочу на бумаге чернилами, а надеюсь придти к вам и говорить устами к устам, чтобы радость ваша была полна» (2 Ин. 1:12).

Позже в богослужебных чинах Православной Церкви мы видим развитие этого обряда. (Но только между лицами одного пола. В храме мужчины лобызаются с мужчинами, женщины с женщинами.) Во-первых, это происходит на Литургии верных после Великого входа. Диакон возглашает: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы». Далее идет исповедание веры во Святую Троицу. Скажем так, признание священником Богу в любви, которое начинается словами «Возлюблю Тя, Господи…». Во время произнесения этих слов священник целует евхаристические сосуды. И на пении Символа веры происходит целование священников в алтаре при соборной службе. В принципе, в это время в древней Церкви целовались и верующие в храме. Это было выражением любви друг к другу. Целование часто совершалось троекратно (в честь Святой Троицы).

Также Устав предписывает целование по совершении Пасхальной заутрени перед чтением слова святителя Иоанна Златоуста: «По тому же образу и иереев целуют, и сами между собою по чину своему…Таже по них и миряне такожде целование творят».

Хочется предупредить нас от проявления чрезмерного рвения. Будем помнить, что Уставы древней Церкви писались тогда, когда православные общины были небольшими, люди хорошо знали друг друга. В этом виделся некий образ семьи. К тому же опасность гонений от иудеев и римских властей сплачивала людей. Поэтому братское лобызание было искренним. Представим себе лобызание на воскресной или Пасхальной Литургии в каком-нибудь переполненном кафедральном соборе между вообще незнакомыми людьми. Это довольно сложно.

То же примерно происходит между нами – священниками. Если ты встретишь малознакомого батюшку, то пожмешь ему руку и прикоснешься щекой к его щеке, что также символизирует братское лобзание. Но если ты встретишь своего друга, которого давно не видел, то тогда и обнимать его кинешься, и троекратно целовать.

Поэтому, мне кажется, все должно быть в меру. Внешняя форма даже обряда троекратного целования должна идти от любви и теплоты сердца, а никак не наоборот. Если я буду целовать человека, но любви к нему испытывать не буду, то получится пародия, комическое зрелище. Поэтому с Божьей помощью нужно возделывать в своем сердце любовь и внимательность к другому человеку, которые тонко и нежно подскажут тебе, как поступить с ближним своим…

Иерей Андрей Чиженко

Опубликовано: вт, 12/06/2018 - 19:02

Статистика просмотров

Просмотров: 1,810

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle