Почему мы не пишем о раскольниках из «Киевского патриархата»

Такой вопрос редакции «Православной Жизни» задают регулярно.

И в самом деле, почему? Нельзя, конечно, сказать, что вообще не пишем. Пишем. Ведь если происходят события, напрямую касающиеся нашей Церкви, например – захваты церквей этими самыми раскольниками, различные проявления агрессии в адрес нашего духовенства и верующих, клевета, которую необходимо опровергнуть – отклики на все это непременно фигурируют в наших новостях либо отдельных материалах, независимо от того, кто именно является фигурантом – собственно упомянутые раскольники или представители других конфессий.

Но о представителях «Киевского патриархата» пишем действительно очень мало.

И это на самом деле неслучайно. Во-первых, наш ресурс называется «Православная Жизнь». Именно православная, а не раскольническая или межконфессиональная. Конечно, нас интересуют, а порой и беспокоят события в мире, которые так или иначе происходят вне церковной ограды. Но именно жизнь раскольничьих группировок действительно привлекает внимание редакции меньше всего.

Когда в нашей стране был мир, можно было еще с определенной долей осторожности наблюдать за раскольниками, пытаясь отследить в их медиасфере какие-нибудь намеки на желание вернуться в лоно канонической Церкви, переживания из-за разрыва с мировым Православием, да и просто общаться с ними, надеясь на преодоление раскола.

Увы, но сейчас можно со всей уверенностью утверждать, что страдать из-за раскола, переживать о тех заблудших, кто упорно в нем пребывает, – это признак только настоящей Церкви. И если раньше могли быть еще какие-то сомнения, то теперь их уже не осталось. На сегодняшний день «Киевский патриархат» явил себя миру в образе этнофилетической заполитизированной псевдоцерковной структуры. И сейчас, в период гражданских противостояний, эти свойства данной организации только обострились, стали откровенно гротескно уродливыми.

Единомыслие ненависти

В информационном поле канонической Церкви очень часто можно столкнуться с диаметрально противоположными мнениями, которые варьируются от радикального консерватизма до крайнего либерализма, или прочесть критику в адрес собственного священноначалия и т. д. Кого-то это огорчает. Но ведь есть с чем сравнить. В последние дни я прошелся в социальных сетях по страницам «священников»-филаретовцев – и меня как из ведра окатило: такого жуткого однопартийного мышления я не встречал, наверное, со времен КПСС. Эдакая жуткая казарма одинаково мыслящих людей!

Притом что эта особая однопартийность – не единство во Христе, а единство в политике, в идеологии – своеобразное безумное единомыслие ненависти к истинной Церкви, которую «Киевский патриархат» пытается пародировать. Узкое, плоское, черно-белое мышление, лишенное красок и полутонов...

На данном этапе вести серьезный равный диалог с этими людьми нам не представляется возможным. Впрочем, мы и не претендуем. Но в который раз исследовать феномен националистически озабоченных псевдоцерковных организаций лично у меня не вызывает аппетита. Для этого есть другие информационные ресурсы.

И вот мы плавно подошли к основной теме данной статьи – почему портал «Православная Жизнь» не уделяет много внимания раскольникам.

Любой верующий автор время от времени должен сам себе задавать вопрос: для кого я пишу

Ведь мы можем сколько угодно смаковать подробности недостойного поведения представителей «Киевского патриархата», вспоминать грехи руководителя этой структуры, вот только что это дает?

Ну, кроме рейтинга, конечно, ведь он у таких текстов есть всегда: материалы просматривают, во-первых, свои, чтобы лишний раз убедиться в собственной правоте, во-вторых, сами герои данных текстов – чтобы повозмущаться. Но какова практическая польза от таких материалов?

Любой верующий автор время от времени должен сам себе задавать вопрос: для кого я пишу и какие цели преследую своими текстами. Если речь идет о том, чтобы собрать лайки и перепосты в соцсетях, то вопросов нет – можно писать что угодно, лишь бы заголовок был посенсационнее, а текст поскандальнее. Но если мотивация в чем-то более созидательном, то сразу возникают дополнительные вопросы.

Разумеется, никакой раскольник не покается только от того, что прочтет, как Филарет некогда пел дифирамбы советскому правительству и выступал против украинского национализма. Ведь многие пламенные националисты в свое время были комсомольскими работниками или на худой конец – пионерами, что ж, теперь от себя конфузится? А те, кто помоложе, обладают известной долей цинизма – не все ли равно, что и как делал Филарет много лет назад, если сейчас он «патриот»?

Разоблачения «Киевского патриарха» если на кого-то и могут повлиять, то лишь на людей с заведомо нейтральными взглядами, ищущих правды. Но в таком случае стоило бы радикально сменить тон публикаций. Кричащие заголовки в стиле желтой прессы и такой же вульгарный уличный стиль материалов  оказывают на незаангажированного читателя лишь отталкивающее впечатление. Как результат – от людей, далеких от религии, но пытающихся быть объективными, можно услышать нечто вроде: «Попы снова дерутся за деньги прихожан». Более унизить Церковь трудно.

Но такие люди хотя и равнодушны к религии, тем не менее не стремятся использовать ее в своих целях. А ведь в то же самое время в яростной борьбе заголовков и компроматов с радостью принимают участие циники, которые к вопросам религии также индифферентны, но при этом преследуют свои конкретные политические цели. Для них принять сторону той или иной конфессии означает всего лишь инвестировать средства в политический капитал. Церковь для таких – только инструмент.

Миссия церковной прессы состоит прежде всего в том, чтобы свидетельствовать о Христе

Несомненно, обличать ложь врагов Церкви нужно и на страницах прессы – светской и церковной, и на страницах собственных блогов, вот только делать это нужно так, как приличествует церковным людям. И еще, обвиняя в конкретном прегрешении раскольника, стоит оглянуться и посмотреть – быть может, нам можно предъявить то же самое. Иначе это всего лишь даст повод оппоненту ответить в стиле «сам дурак». И очень тщательно надо проверять ту информацию, которую мы подаем, чтобы в ней не было лжи, передергивания и манипуляции фактами.

Как говорит об этом апостол: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением.
Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе» (1 Пет. 3:15).

А уж если кто-то опускается до грязных технологий, до черного пиара, то он должен понимать: на этом поле его ждет заведомый проигрыш. Нельзя победить сатану его средствами.
Задача церковных СМИ не заключается в создании пошлых сенсаций, информационных «бомб», «пускании волн» и унижении оппонента, даже если он враг. Миссия церковной прессы состоит прежде всего в том, чтобы свидетельствовать о Христе. Не только говорить, как плохо «у них», но освещать, что есть хорошего у нас. И об этом церковному журналисту необходимо помнить всегда и во всех ситуациях.

Дмитрий Марченко

 

Опубликовано: пн, 08/08/2016 - 13:30

Статистика

Всего просмотров 25

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle