Языки

  • Русский
  • Українська

Падение Константинополя

Радонеж

Светлый Праздник Рождества Христова в этом году отмечается на трагическом фоне падения одной из древнейших и почтеннейших кафедр православного мира - Константинопольской. Это глубоко прискорбно - и может вызвать ощущение, что привычный нам православный мир рушится. Однако мы можем вспомнить, что бывало и хуже, много хуже - и Церковь Христова выстояла.

Патриарх Варфоломей официально сослужил с раскольниками и выдал им “томос”, грамоту, означающую признание с его стороны. Люди, которые приветствуют его действия, делают это исходя из чисто политических мотивов - потому что с религиозной точки зрения это однозначная катастрофа.

Ничего похожего на “уврачевание раскола” не произошло, и как было ясно с самого начала, не могло произойти, верующие на Украине остаются глубоко разделенными, причем по тем же линиям, что и раньше, и что в действительности произошло - это резкое ухудшение ситуации, раскол существует уже не только на Украине, но во всем мировом Православии. Предвидел ли Фанар такое развитие событий? Не мог не предвидеть, тем более, что со стороны Московского Патриархата были предприняты все возможные меры, чтоб это разъяснить. Но патриарх Варфоломей - и его окружение - решили на это пойти.

Что могло бы это оправдать с собственно церковных позиций? Сторонники Варфоломея пишут о том, что блудный сын (раскольники) вернулся в общение с Мировым Православием, Московский же Патриархат выступил в роли недовольного старшего сына. Но эта аналогия, увы, очевидно неадекватна. Не было ни покаяния, ни возвращения, ни примирения. Константинополь не принял покаяние в грехе - он легализовал грех. И кто здесь вернулся в общение с кем? В общение с Украинской Православной Церковью раскольники не вернулись - его как не было, так и нет. Утрачено общение между Московским и Константинопольским Патриархатами, Сербская и Польская Церкви открыто выступили против Константинополя, остальные Церкви (по крайней мере, в данный момент, когда я это пишу) воздерживаются от изъявления поддержки действиям Фанара. Так в общение с кем возвращены раскольники? Увы, но единство мирового Православия разрушено - при самом благоприятном для автокефального проекта развитии событий раскольники будут введены в общение только с какой-то частью Мирового Православия.

Конечно, сторонники Патриарха Варфоломея во всем обвиняют Московский Патриархат - вот если бы он покорился Фанару, все было бы хорошо и единство сохранилось. Властные притязания Фанара и то, следует ли им покоряться - несколько отдельный (и тоже печальный) вопрос. Пока обратим внимание на достигнутые результаты, которые, еще раз, были полностью предсказуемы. Являются ли эти результаты благом для Православия?

Ужасно видеть, что высокопоставленный церковный иерарх, на которого возложено столь высокое и священное служение - служить многовековому Преданию Церкви, решил, вместо того, чтобы заботиться о благе Церкви - разжиться церковной недвижимостью, вместо того, чтобы искать себе нетленного венца - решил послужить сиюминутным интересам политиков.

Жутко видеть, как люди уже в глубокой старости, как Варфоломей и Филарет, когда кажется естественным ожидать от них мудрости и обращенности к вечности, когда телесная немощь и угашает плотские страсти и служит постоянным напоминанием об общей всем нам смертности, не находят ничего лучшего, как искать мирской славы и мирской власти - как будто они будут наслаждаться своими приобретениями вечно. Но такова уж космическая глупость греха - люди теряют вечное ради ничтожного, причем того, что неизбежно и скоро ускользнет у них из рук.

Видя падение людей, которые были вознесены так высоко в Церкви, нельзя не ужасаться - они были научены всему, чему только можно было научиться, и наставлены в пути спасения самым наилучшим образом, так что были поставлены и других учить, но увы, предпочли нечто другое.

Все это ужасно и прискорбно - но приписать патриарху Варфоломею заботу о благе Церкви, увы, совершенно невозможно.

На фоне этого страшного падения Патриарха Константинопольского и его окружения глупость простецов, радующихся получению этого документа, как если бы они одержали славную победу и получили великую пользу, выглядит более извинительной. Люди склонны увлекаться - причем увлекаться очень глубоко - идеями, вопиющая абсурдность которых будет поражать даже их ближайших потомков. Тут уж как заметил Марк Твен, “людей гораздо легче одурачить, чем объяснить им, что они одурачены”.

Конечно, ничего похожего на “независимую украинскую церковь” не было создано - да и не могло быть создано. Как уже неоднократно говорилось об этом, в рамках нынешней фанарской экклезиологии никаких независимых церквей вообще не может быть, и любой томос, предоставляющий какую бы то ни было автономию, может быть отозван в любой момент и по любому поводу, или даже без всякого повода вообще - как это произошло с томосом, выданным западноевропейскому Экзархату Русских Приходов.

И в томосе, выданном Порошенко, ясно прописана очень плотная зависимость от Фанара. Собственно, ни о каком благе для Православия сторонники томоса и не говорят - они говорят о политической победе над Москвой. “Мы воюем с Россией” - говорят они, “и вот мы одержали славную победу”.

Но в чем тут победа для Украины? Примем на минуту ту картину происходящего, которой придерживаются наши оппоненты. На них напала гораздо более богатая и могущественная страна, они испытывают к ней острую неприязнь, и не хотят чего-либо связанного с Москвой. Ну, кроме товарооборота, но деньги отдельно. Деньги - это же не вера. Деньги - это святое.

Но допустим, идет отечественная война, Украина отчаянно сражается за свою независимость с многократно превосходящим ее врагом. Война - это очень серьезное и дорогое мероприятие, которое предполагает обдуманные цели и напряженные усилия по их достижению. То есть, есть некий план, скажем, возвращения территории под контроль правительства, есть комплекс мероприятий по осуществлению этого плана - военных, экономических, дипломатических, пропагандистских, причем все эти мероприятия продуманы и подчинены этому плану.

Каким образом в какой бы то ни было военный план с украинской стороны могли бы быть вписаны все эти церковные мероприятия? Какую пользу в военном отношении можно было бы получить, объявив крупнейшую религиозную общину страны “щупальцами врага”, выстроив альтернативную церковную структуру, которая поддерживается властями, и развернув кампанию по шельмованию “московских попов”, которые, со своей паствой, граждане Украины?

Было бы понятно, если бы это был хитрый план коварного Путина - развернуть граждан Украины друг против друга, посеять недоверие и ненависть в стане врага, увеличить смуту и хаос, заставить неприятелей собачиться между собой по всякому поводу - язык хорошо, а религия - так еще лучше. Тут его мотивы были бы понятны - привести страну в состояние, при котором страшное путинское порабощение уже не будет казаться таким уж совсем страшным, предъявить своим гражданам пример незаживающего хаоса, мол, посмотрите, какие безобразные ужасы республиканские, и цените наш мир и тишину.
Можно понять, как это вписывается в планы лично Порошенко - пусть люди обсуждают томос, а не ЖКХ. Можно понять, как это вписывается в планы глобалисткой элиты - устроили раскол в глобальном Православии, ослабили принципиальных идеологических противников.

Но как провоцирование острого конфликта с дележом недвижимости между различными религиозными общинами в стране поможет ей победить страшного внешнего врага - это едва ли можно понять. Сеять смуту и раздоры в стране - это, кажется, и должно быть работой внешнего врага, не так ли?

Чему же тут могут радоваться украинские патриоты? Просто тому, что им приказали радоваться?

Константинопольский Патриархат, несмотря на всю свою древнюю славу (а может быть, отчасти и из-за нее) и раньше был слабым звеном в Православии, уязвимым для политического давления внецерковных сил.

Сегодня мы наблюдаем глобальный конфликт мировоззрений - мировая элита, представленная наиболее ярко Демократической Партией США (хотя, конечно, не только ей) принципиально продвигает идеологию ЛГБТ и абортов, пытаясь заставить своего принципиального идеологического оппонента - Церковь - пересмотреть свое вероучение.

Протестантский мир в заметной степени (хотя, конечно, не полностью) уже прогнулся, внутри Католической Церкви идет напряженное противостояние между теми, кто хотел бы превратить ее в либеральное сообщество по образцу, скажем, Епископальной Церкви Америки, и теми, кто хранит верность библейским нормам этики. Было бы наивно верить, что те же силы, претендующие на глобальное идеологическое доминирование, оставят в покое Православие.

Ни в коем случае не оставят - и начали с наиболее уязвимой части православного мира, с кафедры, одной стороны, претендующей на первенство во всем православном мире, с другой - имеющей тесные связи с той же Демократической Партией США.

Патриарх Варфоломей, увы, является представителем нецерковного, и даже антицерковного влияния в Православии. Его действия свидетельствуют именно об этом.

Что же, в истории Церкви это уже бывало - на Кафедре Второго Рима оказывались еретики и разорители Церкви, потом их сменяли более мудрые и достойные люди, все это было в веках, бывших прежде нас. Церковь пережила это - и переживет.

Потому что как мы знаем из Евангелия, в конце концов побеждает не Ирод, не Пилат, не Римский Император - в конце концов побеждает Христос.

Сергей Худиев

Опубликовано: ср, 09/01/2019 - 16:36

Статистика

Всего просмотров 23

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle