О православных «активистах», или Как средства иногда меняют цель

«Цель оправдывает средства, если цель – спасение души», – сказал когда-то Игнатий Лойола. Беспощадное время сохранило от его высказывания только половину, превратив тем самым неуклюжий по форме, но христианский по сути принцип в абсолютно не христианский.

Во все времена в мире находились те, для которых цель оправдывала средства. Это, конечно, ненормально, но и неудивительно – все-таки мир во зле лежит. Удивительно, когда этим принципом начинают пользоваться отдельные люди в Церкви, полагая, что неразборчивость в средствах может помочь скорейшему достижению цели. Удивительно и ненормально.

«Входит некто православный»…

Сегодня всем знакомо такое понятие, как «православный активист». Это неспокойный, преимущественно молодой человек, стремящийся свою веру и свою позицию донести до максимального количества людей. Поэтому, например, активисты очень любят общественные акции. Так, несколько лет назад в Украине были популярны так называемые молитвенные стояния, а по сути – пикеты с иконами и хоругвями в общественных местах и у административных зданий, причем всегда против чего-либо: системы налогового учета, обмена паспортов и проч. В России активисты идут далее – активно прикрываясь именем Церкви, срывают выставки, добиваются запрета театральных постановок, пишут петиции с требованием отмены фильмов, спектаклей и запрещения отдельных книг.

Конечно, всему этому есть оправдание. Получать налоговые номера и менять паспорта отдельным верующим не позволяют религиозные убеждения, на выставках демонстрируется обнажённая натура, в фильмах искажаются факты, а спектакли кощунственны. С другой стороны, криком всегда можно добиться большего, даже пребывая в меньшинстве.

Но давайте подумаем, о чём свидетельствует такая бурная деятельность. О Христе ли? Скольких неверующих приведет в Церковь разгром непристойной выставки? Скольких незнающих заставит раскрыть Евангелие вмешательство бравирующих Православием людей в творческий процесс театра? Если приглядеться внимательно, то станет ясно, что Христос во всем этом не присутствует вовсе. Да, люди свидетельствуют, но о чём? О том, что им не нужны паспорта нового образца, о том, что им не нравится выставка заезжего фотографа, о недостатках оперы «Тангейзер» и фильма «Матильда». Но при чём тут Христос? Да, люди по-своему правы, они борются – за свою правду и за свою правоту. Пусть и так. У каждого своя война. У кого-то с грехом, у кого-то с врагом, у кого-то с собой, а у кого-то с ветряными мельницами. Но ведь эти люди – православные. И об этом они заявляют во всеуслышание раньше, чем предъявляют свои требования. «Мы православные, и мы недовольны». Люди же посторонние именно это обычно и запоминают: православные недовольны. Но тут же возникает и недоумение: а при чем тут православные? Можно ли представить, чтобы в светском государстве с очень неоднородным составом граждан нужно было каждую постановку, выставку или фильм согласовывать с православными? Должно ли само государство оглядываться на нежелание отдельных его граждан пользоваться документами? Или, может, Церковь настолько упорядочила собственную жизнь, что желает влиять на общественную? Такие вопросы задают себе очень многие и отвечают на них совсем не в нашу пользу. В итоге Церковь не только не располагает к себе неверующих, но и теряет симпатии тех, кто мог бы воцерковиться в обозримом будущем.
Нужно ли Церкви такое свидетельство?

«Я продаю вино из одуванчиков»…

За прошедшее десятилетие мы все привыкли к «православным выставкам». Изначально такие мероприятия планировались с двоякой целью: во-первых – дать храмам, монастырям, церковным издательствам и мастерским возможность продавать свою продукцию, во-вторых – нести просвещение в массы. И если первой цели выставки достигали почти всегда, то с реализацией второй как-то не заладилось. Сначала, пока издавалось много новой литературы и книги скупались чуть ни целыми тиражами, выставки действительно служили цели просвещения. Но интерес к книгам постепенно угасал, издательства постепенно переходили к печати молитвословов и брошюрок о старцах, изредка разнообразя ассортимент подарочными экземплярами толстых книг в дорогих переплётах.

Казалось бы, самое время дать выставкам второе дыхание, устраивая, например, встречи с интересными людьми (в каждом же городе найдется два-три замечательных священника, а уж тем для бесед – пруд пруди), или проводя презентации. К примеру, представитель иконописной мастерской легко мог бы прочитать лекцию о византийской иконописи на примере своего же товара. Но нет. Вместо презентаций, лекций и встреч выставки исполнены икон и мощей. Чуть не каждый прилавок украсился аналоем с обязательной рекламой: «Чудотворная икона из… монастыря» или «Частица мощей… преподобного, постоянно находящаяся в… храме». У аналоев появились священники с елейницами и помазками. И неизменные кружки… А вскоре приобщились и собиратели треб. Каждый третий прилавок не имеет теперь ничего интересного, кроме иконы на аналое, горстки бумаги и прайса на требы.

Что в торговом павильоне, среди шума, суеты и толкотни, могут делать святыни? Зачем в городе, где среди нескольких десятков церквей как минимум в трех совершаются службы ежедневно, заказывать сорокоуст у монаха из скита в непроходимой глухомани, где количество братии таково, что служба раз в неделю – роскошь? Как возможно получить исцеление от болезни (а ведь так и пишут иногда: «Икона исцеляет от…») после спешного лобзания и небрежного помазания посреди откровенно базарной атмосферы, где ни о вере, ни о покаянии, ни о благоговении и речь идти не может? И что вообще толкает людей в рясах, апостольниках и епитрахилях на бессовестный обман (крещение абортированных младенцев!), не скажут нам и наши прихожане. А какими глазами смотрят на это все те, кто о Церкви не знает ничего, кто все эти выставки посещает с интересом и доверием? Придут ли они хоть когда-нибудь в Церковь, представление о которой составили из подобного безобразия? Я очень сомневаюсь…

Если это миссия, то антимиссия какова?

Фразу о цели, оправдывающей средства, Игнатия Лойолы мир понял по-своему, вымарав из нее все христианское. Но точку в споре о цели и средствах поставил, по-моему, Андрей Вознесенский, написав однажды: «Врут, что цель оправдывает средства. Средства иногда меняют цель».

Протоиерей Владимир Пучков

Опубликовано: чт, 23/02/2017 - 16:08

Статистика

Всего просмотров 186

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle