Языки

  • Русский
  • Українська

О любви и скорби, Церковных конфликтах и иерархических наградах

Содержимое

Православие.Ru

В чем особенности пастырского служения на Украине? Как избежать конфликтов на приходе и в епархии? Возможно ли в принципе современному человеку достичь евангельской любви? Нужны ли в Церкви иерархические награды? Сегодня наша беседа на эти темы с архиепископом Боярским Феодосием (Снигирёвым) – викарием Митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия, председателем Церковного суда и Ставленнической комиссии Киевской епархии, преподавателем Киевской духовной академии.

 

Архиепископ Феодосий (Снигирёв)

– Владыка, последние несколько раз мы много говорили с вами о расколе в украинском Православии, о путях его преодоления, о межправославных взаимоотношениях и их перспективе. Конечно, это всё актуальные и важные темы, можно сказать – болезненные. Особенно для Украины. Но ведь они не единственные и, наверное, не главные в духовной жизни. А духовенство и миряне Украинской Православной Церкви в своей повседневной приходской жизни сталкиваются, наверное, с теми же вопросами и проблемами, что и верующие во всем православном мире. Возможно, в духовной жизни украинцев есть свои особенности? Давайте поговорим сегодня об этом. И потому первый вопрос: в чем вы видите сегодня главный приоритет церковной миссии на Украине?

– Давайте я не буду останавливаться на общих приоритетах церковной миссии в обществе: они общеизвестны и понятны. Лучше подробнее скажу о специфике миссии у нас в стране.

На каждом континенте, в каждом народе и даже в каждом регионе есть своя специфика, которая обязательно должна учитываться при устройстве церковной жизни. Если начать снизу, с прихода, то особенности приходские – это в первую очередь уровень или возраст паствы. Он бывает физический, духовный, интеллектуальный, социальный. Эти факторы священник должен учитывать, начиная приходское служение. Если же говорим о целом регионе, то к этим факторам добавляется социально-индустриальный, иногда языковой, культурный и даже политический. В масштабах целой страны миссия Церкви обязательно должна учитывать особенности народного менталитета и историческую составляющую. Поэтому пастырское служение одной и той же Поместной Церкви в разных странах или на разных континентах может очень отличаться во многих моментах. Тем более эти отличия ощутимы в разных Поместных Православных Церквях. И речь здесь идет не о нюансах обряда и традициях – это понятно, и говорить тут нечего. Речь о самой форме изложения вечных евангельских истин, учитывая особенности менталитета: склада ума, совокупности умственных, эмоциональных, культурных особенностей, ценностных ориентаций и установок. То, о чем говорил апостол Павел:

Для Иудеев я был как Иудей… для подзаконных был как подзаконный… для чуждых закона – как чуждый закона… для немощных был как немощный… Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых (1 Кор. 9: 20–23).

Если мы говорим об Украине, то, определяя главный приоритет церковной миссии сегодня, нужно в первую очередь учитывать два фактора. Это особенности религиозности нашего народа и специфика переживаемого исторического периода.

– О каких религиозных особенностях вы говорите?

– С одной стороны, это очень высокий уровень народной набожности и одновременно с этим – обрядовость этой набожности, нежелание глубоко вникать в суть духовных понятий. Именно эти две составляющие стали рыхлой почвой для того, чтобы у нас буйным цветом расцвели расколы. Речь идет, конечно, не о реальных постоянных прихожанах храмов, а о широком украинском обществе, идентифицирующем себя как «православное».

Специфика же исторического периода тоже понятна: политики пытаются пользоваться религиозной всеядностью людей и зарабатывать на этом дивиденды. Это в итоге привело к усугублению раскола, нарушению прав верующих, захватам храмов, практически к религиозной войне. Слава Богу, что разжигатели войны после выборов вынуждены были покинуть ключевые посты в государстве.

– Каковы приоритеты нашей деятельности в таких обстоятельствах?

– Мне кажется, что первостепенно необходимое сейчас – это защита Церкви, в том числе юридическая. Также информирование общества в доступной форме о процессах в украинском и мировом Православии. Наши иерархи, духовенство, миряне с Божией помощью с этой задачей справляются. При этом каждому из нас сегодня особенно необходима честность перед собой и обществом, без подыгрывания политикам, без лжи даже с «благой» целью.

Но главное – сегодня нужна крепкая молитва за людей, как можно более частое служение Литургии.
Необходимо полное соответствие пастырей тому званию, к которому мы призваны, братская нелицемерная поддержка друг друга. Думаю, что если мы все станем так жить, то Господь не отвергнет такую миссию и, если захочет, вновь обратит через нее наше общество лицом к Церкви.

– Если перейти от общего к частному… Вот вы говорите о необходимости братской поддержки друг друга, о соответствии пастырей своему званию. А раньше, что, всего этого не наблюдалось?

– Просто трудности, скорби, опасность контрастнее проявляют качества людей. В том числе и духовенства. Жизнь показала, что, за редкими исключениями, наше украинское духовенство имеет крепкий внутренний духовный стержень. И умеет стоять за каноническую правду ценой собственного благополучия и благополучия своих семей. Посмотрите на мужество тех священников и мирян, которых изгоняют из построенных ими храмов, иногда избивают, выгоняют семьями из домов. При этом общая беда ставит верующих плечом к плечу. Куда-то уходят из церковной жизни внутренние конфликты и дрязги, которые принято в последнее время выискивать и выставлять напоказ всему миру.

– Да, это действительно так. Уже не раз слышал эту мысль от священнослужителей.

– Когда в нашей жизни всё хорошо, мы часто начинаем терять ощущение реальности. «Заедаемся», так скажем. И вследствие этого в пастырях иссякает любовь. В пастве иссякает любовь. А когда нет любви, тогда начинаются дрязги на пустом месте, и любители грязи всё это спешат выставить на публику. Стыд и позор для нас. Где священник перестает быть любящим отцом для людей, где архиерей перестает быть одновременно отцом и матерью для духовенства, там и паства перестает быть детьми для пастыря, а превращается в буйное и своевольное стадо, в «демократическое» собрание прихожан. Но не так на Небе. Не так должно быть и на земле.

А когда нам плохо, когда к нам приходят скорби, мы ищем поддержки друг у друга, мы начинаем чувствовать и понимать боль ближнего. Начинаем ему сопереживать, стремимся помочь. Хотим – не хотим, а Господь общей бедой делает нас ближе друг другу, дает почувствовать радость от исполнения евангельских заповедей в отношении ближних.
Посылает в помощь Свою благодать. Это прекрасное время. Для многих очень трудное, для кого-то не такое трудное, но исполненное Божией помощи. Это действует духовный закон. Наша ситуация далека, конечно, от гонений на Церковь советского времени. Но вспомните, как этот же духовный закон действовал тогда. Святые и подвижники благочестия, такие как святитель Лука Крымский, преподобный Кукша Одесский, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) и многие другие, вспоминали, что такой близости к ним Бога, Его помощи и милости они никогда и нигде больше не ощущали так, как в тюрьмах и ссылках.

– А как же быть верным в мирное время? Неужели только через гонения и беду можно научиться взаимоподдержке и христианской любви?

– Конечно, нет. Ведь Господь всем нам дал заповедь о любви. Где и в каких бы обстоятельствах мы ни жили. В том числе и в благополучных. А значит, мы эту заповедь можем исполнить. Бог никогда не ставит перед человеком задач, как в сказке: «пойди туда, не знаю куда, сделай то, не знаю что». Господь заповедует человеку только исполнимое и понятное. Поэтому мы можем и должны исполнить заповедь о любви, только во времена благополучия для этого понадобится чуть больше усилий.

– И что для этого делать?

– Для начала надо встать на первую ступеньку, ведущую к христианской любви: начать относиться ко всем с уважением. С одинаковым и равным уважением ко всем – к большим и малым, к богатым и бедным, к Президенту и бомжу, к Патриарху и пономарю. В аскетической терминологии это называется почтением образа и подобия Божия в человеке, с которым мы должны в равной степени относиться ко всем. Не только в словах должно проявляться уважение, но и на деле. А противоположность этому: с подчиненными наглость, дерзость, надменность, хамство и – обратная сторона медали – с начальством человекоугодие и подхалимство.

Став на эту первую ступеньку уважения к образу и подобию Божию в человеке, равного и почтительного отношения ко всем, можно начинать более сложные упражнения в любви. Это – исполнение евангельских заповедей, приносящих любовь:

А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5: 44).

Заметьте, Божии заповеди не требуют от нас, чтобы у нас вдруг внутри ни с того ни с сего появилась любовь ко всем, в том числе к врагам. Многие ошибочно полагают, что это именно так, потому и опускают сразу руки, осознав свою немощь. Но это не так! Человеку это невозможно. Только Бог может совершить эту внутреннюю перемену в верующем человеке в свое время. Евангельские заповеди – это упражнения, исполняя которые, мы можем стяжать Божественную любовь. Именно упражнения. И к их исполнению призывает и этого ждет от нас Господь. Вследствие усердного исполнения этих Божественных упражнений, которые нужно делать с трудом, со скрипом, вопреки своему «я», человек начинает понимать свою немощь, от этого смиряется, и ему понемногу, по мере усердия и смирения, на помощь приходит Божественная благодать. Исполнение заповеди о любви от этого становится всё более легким, и может прийти день и час, когда Господь вдруг даст подвижнику вкусить небесную сладость любви к врагам. Так пишут святые отцы.

– Как на практике применить эти заповеди современному человеку: священнику и мирянину?

– Благословляйте проклинающих вас, – говорит Господь. Начать с того, что не писать об обидчиках гадости в интернете, не уничтожать их, пользуясь служебным положением, а благословлять своих недругов. Через труд, через силу. Надо усилием воли заставлять себя для начала не говорить ни о ком плохо, особенно о своем «враге», не поддерживать таких разговоров. При случае сказать и чаще говорить о нем нечто хорошее, ведь о каждом можно сказать что-то хорошее. Покажется, что это просто, если захотеть и взяться за дело? Но нет, поначалу это делать будет невероятно трудно. Но этот труд очень угоден Богу и полезен душе.

Благотворите ненавидящим вас: попытайтесь на деле сделать что-то хорошее своему недругу, только чтобы он ни в коем случае не узнал, что это от вас, иначе всё будет напрасно. Каждый человек в чем-то нуждается – найдите способ оказать помощь нуждающемуся обидчику.
Только чтобы одна рука не знала, что делает другая. Это тоже будет делать очень трудно, возникнет масса антиевангельских аргументов. Но такими упражнениями привлекается Божия благодать.

Молитесь за обижающих вас и гонящих вас: не только подать на службу записки, но и завести себе хотя бы трехминутное ежедневное правило со всем усердием просить у Бога своему недругу земного благополучия, крепости здоровья и вечного спасения. С усердием и искренностью просить. Это будет делать труднее всего, ведь «сердцу не прикажешь». Но это упражнение будет самым полезным. И со временем Господь переменит сердечное устроение на противоположное.

– Это про отношение к врагам. Но с друзьями-то легче?

– Конечно. Исполнять те же правила по отношению к друзьям, знакомым, своим прихожанам или своему священнику намного, в разы легче. И никто не мешает нам этим заниматься, в этом упражняться. А если мы будем постоянно и усердно совершать евангельские заповеди о любви, то нам не нужны будут никакие гонения, никакие беды, трагедии и катастрофы, чтобы стать ближе друг другу, чтобы быть настоящими христианами. Если священник будет сердцем болеть и жить ради паствы, молиться о ней как должно, о каждом нуждающемся как о члене своей семьи; если он будет относиться к архиерею как к своему отцу, а не как к нелюбимому начальнику и «сборщику налогов»; если сам архиерей, в свою очередь, будет не столько отцом, сколько заботливой и любящей «матерью» каждому священнику и его семье, интересуясь, вникая в проблемы и нужды, чтобы помочь, снисходя к немощам и защищая от внешних бурь, то в таком случае и пастве нашей будет у кого учиться.

А в ситуации, когда нет любви, когда нет даже уважения, если не трудимся в исполнении заповедей, то нечего и удивляться, что начинаются всякие искушения и противостояния. В таком случае надо опасаться, чтобы не произошло еще чего худшего.

– Владыка, поскольку у нас достаточно откровенный разговор о внутренних проблемах в Церкви, позвольте задать деликатный вопрос, который интересует многих представителей духовенства. Это иерархические награды. Есть ли в них вообще смысл, ведь во многих Поместных Церквях их не существует? Можно ли священнику просить себе награду самому, или надо ждать, пока наградят? Можно ли отказаться от награды, если не понимаешь, зачем она?

– Жизненный вопрос. Верю, что в Церкви нет ничего случайного и бессмысленного, но всё может служить ко спасению. В нашей Церкви за последние столетия сложилась особая система иерархических наград, без которой теперь сложно представить себе нашу жизнь. Почему не во всех Поместных Церквях есть награды? Почему не везде они идут в одном и том же порядке? В этом тоже наверняка есть определенный смысл, коренящийся в конкретном менталитете, народных чертах и даже в аскетической мысли. Не будем сейчас в это глубоко вникать, скажем лишь о практической и духовной сторонах вопроса.

Отношение у духовенства к церковным наградам может быть трояким: левая и правая крайности и золотая середина.

Первая крайность, самая распространенная: искать наград, стремиться к ним всеми путями, пытаться их получить – лестью или даже, увы, подкупом начальства. Жаль такого священника. Такое поведение говорит о нездоровом тщеславии пастыря, которого он даже не стесняется. Это болезнь. Со стороны это выглядит очень некрасиво и неблагородно.

Вторая крайность, встречающаяся реже, противоположна первой: пренебрежение иерархическими наградами. Это когда священник, представленный к награде, начинает от нее отказываться и заявлять: мне это не нужно, это всё лишнее, главное для меня – стоять перед Престолом, а всё остальное – это мирской тлен и т.д. Такое поведение священника также говорит не о его смирении, а об обычном самомнении, а может, и о гордыне. Такого пастыря еще больше жаль, этот путь еще более пагубен.

Обе эти крайности – две стороны одной и той же медали: человеческой гордости. А кроме того, и в первом, и во втором случае неразумные священники сами себя обкрадывают и даже не подозревают об этом. Дело в том, что церковная награда может стать для священнослужителя источником благодати Божией. Да-да!

Покойный Блаженнейший Митрополит Киевский Владимир после награждения архиереев и духовенства иерархическими наградами (повышением в сане или видимым богослужебным символом) иногда поздравлял награжденных с новой благодатью. Не с честью, не со званием, а с благодатью. Почитайте молитвы, возглашаемые архиереем при возведении в сан игумена, протоиерея, протодиакона. По-иному откроется смысл иерархических наград. Становясь игуменом, протоиереем, архимандритом, даже получая свою первую награду – набедренник, священник может исполниться крепостью от Бога, как бы обновиться и укрепиться в благодати своего служения. Об этом говорю не голословно, но имея ряд свидетельств близких мне священнослужителей.

Приведу в пример одну историю. Знакомый диакон не понимал смысла наград в простоте сердца, а не по гордости. Поэтому, когда пришла весть, что на него должны возложить двойной орарь, он пожал плечами, но пошел на награждение. После возложения награды он пережил такое посещение Божией благодати, что не только больше не смел ничего думать о «мирском» происхождении иерархических наград, но даже украдкой стал… ожидать следующую.

Но для того, чтобы награда исполнила свое предназначение и была в радость, укрепление и утешение, ее нельзя добиваться, даже если сильно хочется, и от нее нельзя отказываться. Нужно смиренно принять награду тогда, когда даст Господь. Иерархическая награда всегда должна быть нечаянной радостью.

– Вы говорите: «даже если сильно хочется». А позволительно ли вообще желать получения наград?

– На этот вопрос сложно ответить однозначно. Первое, что приходит на ум: «Конечно, не позволительно, ведь корень такого желания – тщеславие!» Но это не вполне справедливо. Надо смотреть на этот вопрос шире. Любое отеческое поощрение: словесное – ласковым словом, – материальное, просто искренним и участливым вниманием – это формы проявления любви. Так бывает между родителями и чадом, между священником и прихожанами, также и между архиереем и клириками. Первообраз тому – Божественные утешения подвижнику, который трудится и, конечно же, нуждается в благодатных утешениях, посещении и милости Божией, Его отеческой ласке. А иначе человек не выживет, сдуется, как воздушный шарик.
Можно ли осуждать подвижника за то, что он, трудясь самоотверженно, ждет милости и утешения от Бога? Ждет именно как милости, а не как «заслуженной платы». Можно ли осуждать ребенка, который любит, когда мама его ласкает, гладит по головке, который ждет этой ласки? Можно ли осуждать священника, который, самоотверженно трудясь у себя на приходе, не будет равнодушен к одобрению и поощрению своего труда отцом – епархиальным архиереем, – будь то добрым словом или иерархической наградой? Это естественно для человека. Это будет неестественно и греховно лишь в том случае, если клирик начнет позволять себе крайности, о которых мы говорили выше.

– Владыка, вы управляете Северным викариатством столицы Украины. Насколько мне известно, именно архиереи, управляющие викариатствами, ходатайствуют перед Митрополитом Киевским и всея Украины о награждении клириков г. Киева. Скажите, какими соображениями вы руководствуетесь в этом послушании?

– До любой награды, как и до сана, человек должен дорасти, дозреть: духовно, интеллектуально, эмоционально, в опыте служения.

Награда может принести не пользу, а духовный вред награжденному, если клирик получает ее не во время. Кроме того, любой прецедент очевидно несвоевременного награждения нивелирует и саму награду. С другой стороны, если мы знаем, что клирик публично с пренебрежением относится к ранее возложенным на него наградам, не надевает их, когда положено, позволяет себе критиковать их значимость и т.д., это сигнал к тому, чтобы такого священнослужителя больше не награждать, по крайней мере до осознания им своего заблуждения и полного исправления. Одним словом, каждая очередная иерархическая награда должна принести практическую духовную пользу и самому священнослужителю, и Церкви в целом. В этом, так скажем, ее задача.

– Благодарим за интересный и откровенный разговор о церковной жизни. В завершение нашего общения дайте, пожалуйста, совет и наставление нашему духовенству: на что сегодня особенно нужно обратить внимание в пастырском служении, на что ориентироваться, где искать силы?

– Ориентироваться, как и во все времена, нужно на Евангелие. Но видеть в нем не только свидетельство о жизни, смерти и воскресении Господа нашего Иисуса Христа, но и воспринимать Евангелие как настольную Книгу с ежедневными практическими правилами жизни и поведения. Следует помнить, что евангельские заповеди – это практические упражнения для нас с вами. Иногда трудные, иногда более легкие, но, не исполняя которые, мы никогда не сможем стать настоящими православными, не сможем познать смысл и радость духовной жизни во Христе. Пастыри сами должны иметь опыт исполнения заповедей, понимать, к чему он приводит, какие на этом пути бывают трудности и подводные камни, и только тогда они смогут учить этому паству.

Где брать силы для духовной и земной жизни? Только в благодати Божией, преподаваемой в Таинствах Церкви. Человек может служить Богу везде, может трудиться в молитве и исполнении заповедей всюду: и дома, и на работе, и в транспорте, и в поле, и в лесу. Но получить от Бога благодать, изменяющую ум и сердце, исправляющую жизнь, утешающую в скорбях и трудностях, возводящую на Небо, можно в полной мере только в одном месте – через открытые царские врата православного храма. Пастыри Церкви знают это на своем опыте, они нашли эту жемчужину в своей жизни, обновляются ее красотой и силой регулярно. Так разве можем мы умалчивать об этом? Не можем! Это будет духовным преступлением с нашей стороны.

Пастыри должны всегда, везде и всюду говорить о жизни во Христе, о благодати Таинств, о преображении человеческого естества во святом Причащении, о том, какую милость нам дает Христос в Церкви! В этом наша задача и смысл служения: проповедовать силу Божию и расточать Благодать через Таинства.

С архиепископом Феодосием (Снигирёвым)
беседовал диакон Сергий Герук

Опубликовано: чт, 11/07/2019 - 12:39

Статистика

Всего просмотров 230

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle