О богохульстве в моде и культуре

В Благовещенске, что на реке Амур, родители сшили своему ребенку на новогодне-рождественский утренник костюм… православного священника. Фото появилось в сети и вызвало разную реакцию. Как написал о костюме в фейсбуке иерей Святослав Шевченко, «и смех, и грех».

Хотя так-то карнавальные костюмы монахов и монахинь (правда, по большей части католических) в коллекциях интернет-магазинов уже давно. Но то — карнавальные костюмы для взрослых, а не для детей. Кроме того, играют же дети в “доктора и больного”. Почему бы не играть в “священника и прихожанина”, если перед глазами чада — такой пример? Главное, чтобы священник в представлении ребенка был именно добрым пастырем, а не зловещим, скупым или еще каким.

Нередко сегодня и в оформлении повседневной одежды люди используют христианскую символику.

О богохульстве в моде и культуре — надуманном и представляющем реальную опасность – размышляет протоиерей Олег Скнарь.

Однажды на венчании моих православных друзей на Кипре я воочию видел платье из коллекции бренда Dolce & Gabbana «Византия». Гостья праздника была одета в платье с изображением византийской фрески благовествующего архангела Гавриила.

Первая моя реакция была изумлением, ведь непривычно видеть иконографические изображения вне храмового пространства, а тем более — на одежде не священнослужителя, а девушки. Но позже я объяснил для себя появление идеи этой коллекции. Как бы ни были в этом уверены многие, дизайнеры, по всей видимости, не вознамеривались сознательно оскорблять чувства верующих.

Мы глазами православного смотрим на коллекцию из восточной традиции, и только этим можно объяснить внутренний протест

Итальянские модельеры Доменико Дольче и Стефано Габбана являются типичными представителями западноевропейской культуры, и это объясняет многое. На Западе давно наблюдается интерес к восточной православной традиции. В домах многих друзей-католиков я видел как византийские, так и русские иконы. Жители Западной Европы с интересом посещают концерты наших хоровых коллективов, исполняющих церковную музыку. В католических и протестантских богословских кругах уже много десятилетий изучают патрологические труды восточных святых отцов.

При создании упомянутой коллекции модельеры дома Dolce & Gabbana вряд ли действовали в религиозном контексте. Признавая красоту византийской иконографической культуры, авторы желали создать нечто необычное, и им это удалось. Мы смотрим на эту коллекцию из восточной традиции, и только этим можно объяснить внутренний протест, сопровождающий православного обывателя, для которого иконографические изображения Спасителя, Богородицы, святых, ангелов являются сакральными.

На христианском западе иконы не лобызают, как это принято в восточной традиции

На христианском Западе традиция иконопочитания менее развита, в храмах, помимо статуй и скульптур, можно увидеть и живописные полотна,  изображающие библейские, евангельские сюжеты, а также сюжеты из жизни святых. Заметьте, картины, а не иконы. Я никогда не видел, чтобы к этим скульптурам или к картинам прихожане прикладывались. После II Ватиканского собора во многих католических храмах появились православные иконы, но и к ним сдержанное отношение — их не лобызают, как это принято в восточной традиции. Для западного верующего человека это всего лишь изображения, рожденные в религиозном церковном контексте, не более. И данная коллекция, появившись в западноевропейском культурном поясе, была рассчитана на такое же восхищение по отношению к ней, как и при созерцании предметов византийского искусства.

Богословские темы в Византии поднимались в самых неподходящих местах: в банях, на рынках и перекрестках

Конечно, «Византийская коллекция» не предназначена для повседневного ношения, но главное, о чем помнят инсайдеры моды: подиум — в первую очередь, мир творческих идей, а не магазин элитной одежды и аксессуаров.

Задолго до презентации «Византийской коллекции» украинский модельер Диана Дорожкина для участия нашей конкурсантки в конкурсе «Мисс Вселенная-2006» в Лос-Анджелесе создала костюм, который, по её мнению, должен был продемонстрировать миру красоту украинской православной культуры. Костюм был ориентирован на убранства женщин византийского периода, а также на древнерусский женский костюм. Плечи конкурсантки покрывал крупный платок-омофорий с изображением батика – куполов Киевского Софиевского собора, а головной убор представлял собой модель Успенского собора Киево-Печерской Лавры. Надо отметить, что по образцу византийских императорских одежд в области груди было помещено изображение Богородицы.

Никаких замечаний со стороны Блаженнейшего Митрополита Владимира, когда дизайнеры вместе с участницей конкурса «Мисс Вселенная-2006» пришли за благословением, по отношению к костюму не было. Владыка Владимир поддержал своим благословением демонстрацию внешнему миру нашего украинского духовного наследия.

Интересно то, что у христиан в византийский период не возникали вопросы относительно того, предназначены ли сакральные образы исключительно для духовного употребления, и как относиться к их бытовому применению. Святитель Григорий Нисский, передавая атмосферу IV века Византии, сообщал, что, по его мнению, христианизация общества зашла так далеко, что богословские темы стали уделом простолюдинов и поднимались в самых неподходящих местах: в банях, мастерских, на рынках, площадях и перекрестках…

Примечательно то, что образ Христа из устных бесед горожан и жителей деревень Византии перекочевал на монеты. Мир нумизматики знаком с довольно долгим временным отрезком, когда на монетах Византийской империи изображались священные символы и иконы. Так, с IV века на них начинает появляться Крест, а с VII века профиль императора вытесняется изображением Христа, вначале Пантократором, а затем прочно входит образ Спаса-Эммануила. Интересно, что иногда образ Христа на монете максимально точно передавал физиономические особенности действующего императора. Портретное сходство призвано было напомнить подданным империи о том, что император — помазанник Божий.

Византийскому солиду, международной валюте того времени, подражали и на Руси. Монетные дворы равноапостольного князя Владимира, Ярослава Мудрого, Святополка чеканили сребренники и златники по образцу тех монет с изображением Христа Пантократора. Так что к христианским символам на одеждах, керамике, бытовых вещах (гребнях, мебели, фасадах домов) византийцы относились сдержано, спокойно.

Изображение священного символа не остановило христианский мир в уничтожении фашизма

Надо отметить, что присутствие знамения креста на белых плащах рыцарей-тевтонцев не остановило защитников Руси, воинов Александра Невского, перед неприятелем. Русские витязи не пали коленопреклоненно перед сакральными символами на щитах и знаменах крестоносцев, а обнажили мечи и защитили свою землю.

То же можно сказать и о периоде Первой и Второй мировых войн, когда на танках, самолетах и бронетехнике немецкой армии изображалось знамение креста. Изображение священного символа, знамения победы смерти Христа над грехом не остановило христианский мир в уничтожении фашизма, маркированного священными символами. Поразительно, кстати, что сегодня немецкий крест вызывает негативные ассоциации: изначально появившись в геральдике рыцарей-тевтонцев и позднее заимствованный гитлеровскими дизайнерами военной техники, в своей основе он имел тот самый Крест, на котором мучился и страдал Христос Спаситель, и через который мир посредством Воскресения получил спасение.

Опубликовано: ср, 14/01/2015 - 19:31

Статистика

Всего просмотров 89

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle