Языки

  • Русский
  • Українська

Наместник Святогорской лавры: Жители Донбасса – ревнители Православия

Приходы «Киевского патриархата» в регионе больше фиктивные: «Открыть открыли, но это как генералы без армии».

О вере жителей Донбасса и необходимости скорейшего прекращения войны рассказал журналистам НТН наместник Успенской Святогорской лавры митрополит Святогорский Арсений. В заключительной, пятой, части интервью владыка отметил важность сохранения Церковного единства в регионе. «Потому что если на эту бойню ещё и бойню религиозного противостояния наложить, то это было бы совсем невыносимо», – сказал иерарх.

– Владыка, какое настроение в Церкви здесь, в Донецком регионе? Мы знаем примеры Западной Украины, где идет противостояние одного патриархата другому, идут захваты церквей. Какова ситуация здесь, на Востоке, в районах, где более или менее тихо?

– Если углубиться в историю, то Донецкая область, Луганская и Харьковская области – это бывшая Слобожанщина. Слободско-украинские полки тут стояли – пять полков. Как заселялась Слобожанщина? Она заселялась, в основном, в ХVII веке, при противостоянии Православия на Украине и Католической Церкви, которая появилась в нашей державе с экспансией Польши. И не секрет, что были столкновения и польских, и казачьих войск, и под Берестечком в 1651 году бойня страшная произошла – сколько казаков было побито. И из Заднепровья люди хлынули сюда, в Дикие степи (тогда их так называли), которые были подвержены набегам крымских и ногайских татар. Но люди хлынули сюда, бросив свои дома, могилы своих родителей, своих родных, своих любимых, чтобы только лишь сохранить Православие. Поэтому тут ревнители Православия его всегда населяли, особенно если взять сельское население.

А потом Донбасс развивался в советское время, когда из него стали делать индустриальный центр. Соответственно, из Курска и со всей России людей на комсомольские стройки присылали. Поэтому здесь сложился такой особый контингент. Есть население – ревнители Православия, в ХVII веке из Заднепровья вышедшие, и люди, которые по комсомольским путёвкам приехали, больше в города, для строительства индустриального центра. В основном, это были люди православные. И это передавалось из поколения в поколение. Поэтому такого раскола в Церкви у нас на Донбассе нет. И наши батюшки, к чести их, несмотря на бомбёжки и народное бедствие, не покинули свою паству. Такие, как отец Тихон – молодой батюшка, 25 лет всего. Матушка его выехала с детками, а он трое суток в подвале сидел, молился так, что пот очи заливал. Матушка звонит: «Батюшка, бросай всё, приезжай!» А он говорит, как я поеду, когда в храм прихожу, а там народу полно? Как я людей брошу?

И естественно, когда социальный опрос провели по Славянску: кому вы доверяете, 75% людей сказали – Православной Церкви. Потому что батюшки не бросили людей, и при церквях были центры, где и гуманитарную помощь раздавали, где людям помогали выживать, и где люди собирались после бомбёжек и чувствовали какую-то защиту, помощь Божью. Чувствовали, что они не одни, что пастыри их не бросили. И владыка Иларион Донецкий и Мариупольский, и владыка Митрофан Горловский и Славянский и на той территории несут свою службу архиерейскую, и на эту территорию приезжают. В Славянск, Мариуполь, в Красноармейск – всюду они ездят служить, в Святогорск к нам приезжают, несмотря на все сложности пересечения этой, к сожалению, границы, которая сейчас установлена. То есть тут такой сложности не было и нет. И это тоже плюс. Потому что если на эту бойню ещё и бойню религиозного противостояния наложить, то это было бы совсем невыносимо.

– А есть на Донбассе приходы «Киевского патриархата»?

– Есть, но единицы. Народ держится канонического Православия, а приходы «Киевского патриархата» не столько полноценные единицы прихода, они больше фиктивные. Открыть открыли, но это как генералы без армии.

– Владыка, подытоживая интервью, можете что-то добавить о ситуации с переселенцами?

– Одно скажу, если моё слово услышится, как слово архиерея Церкви Божией и как человека, который своим сердцем всё это пережил и видел эту ситуацию не столько по новостям, сколько изнутри исповедей человеческих. Сейчас идёт Великий пост, Прощёное воскресенье уже прошло, и я скажу однозначно: пора прекращать, если мы не хотим вызвать гнев Божий на свою голову. Потому что если мы не остановимся, нас Бог остановит.

Надо уже набраться благоразумия и надо прекращать эту братоубийственную бойню, надо прекращать горе матерям нашим нести, детей сиротить, молодых людей делать инвалидами, рушить свою державу. Надо рукава закатывать, надо что-то доброе делать и для этого уметь договариваться. Потому что человек рождается не для того, чтобы врагов приобрести, а друзей. И чтобы умирая, не стыдно было людям в глаза смотреть. Ведь смысл жизни человека на земле – это творить что-то доброе, а не зло творить. Потому что не только я, но и все мы на Страшном суде перед Богом отвечать будем, насколько мы Божьи.

Господь сказал: «Как узнают, что вы Мои ученики? Если вы будете иметь любовь между собою». Где любовь, там и Бог. Поэтому или мы Бога выгоним из своей державы своей ненавистью, злобой или Бога привлечём своим покаянием, своим изменением, своим благоразумием каким-то, рассуждая по-доброму, от нас зависит. Бог всё может. Одного не может – спасти человека без самого человека.

Источник: Svlavra.church.ua

Наместник Святогорской лавры рассказал, как журналистам «боевиков» показывал (1-я часть интервью: О событиях на Донбассе)

Митрополит Арсений: У нас нужно образ семьи переложить на образ государства (2-я часть интервью: О любви, милосердии и взаимопомощи)

Митрополит Арсений о войне на Донбассе: Такая боль души, криком бы кричал за это до Бога (3-я часть интервью: О войне на Донбассе, подвиге духовенства и отношении к военным)

Митрополит Арсений о раскольниках: Если нет благодати, то и рассудка Божьего нет (4-я часть интервью: О причинах творящегося в мире зла)

Опубликовано: чт, 02/06/2016 - 10:02

Статистика

Всего просмотров 13

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle