Языки

  • Русский
  • Українська

Наместник Святогорской лавры рассказал, как журналистам «боевиков» показывал

Содержимое

В 2014 году в Святогорске находилось более 30 тысяч беженцев. Лавра приняла 178 беременных женщин, 470 детей, а также инвалидов и лежачих больных.

О жизни Святогорской лавры во время начала военного конфликта на Донбассе рассказал журналистам НТН наместник обители митрополит Святогорский Арсений. Владыка вспоминает, как принял решение приютить беженцев, с какими трудностями пришлось столкнуться людям и братии, каким образом удалось избежать гуманитарной катастрофы. Видеозапись публикует пресс-служба Святогорской лавры. Согласно анонсу, интервью состоит из нескольких частей. Часть первая озаглавлена: О событиях на Донбассе.

Митрополит Святогорский Арсений:

– Святогорская лавра и вся Украинская Православная Церковь с самого начала этих событий всегда последовательно призывала людей к миру. Церковь пыталась удержать от того безумия, которое сейчас разразилось в нашем Отечестве. И в нашей святой Лавре мы, сколько могли, столько и говорили, чтобы призвать к миру и взаимопониманию людей, просили услышать друг друга. И, конечно же молились с самого начала о той ситуации, которая возникла в нашем Отечестве, об Украине, молились, чтобы как-то Господь удержал от крайнего безумия. Но, к сожалению, это крайнее безумие получило свое развитие, пришло к нам на Донбасс и вылилось во множество личных трагедий людских. Конкретное горе каждого человека, каждой семьи, живущих в селах и городах. Неожиданно пришла война. И когда в Славянске начались обстрелы, люди бежали оттуда...

Конкретный пример – бабушка Дарья рассказывала: «Как ударило, батюшка, над домом – дом сгорел, собака сгорела, куры погорели». Она в одной ночной сорочке из пылающей хаты выскочила и босиком, между двух порядков горящих домов, пешком шла сюда, в Святогорск. Из Славянска сюда.

80 лет бабушке, она в шоке сутки босиком, в одной ночной рубашке, без пищи и воды, шла сюда, в Лавру, под Покров Божией Матери.

С самого начала, как только возникло это бедствие, мы сразу обратились к людям с тем, что мы готовы принять беженцев. Уже потом, со временем, осознаешь все, но когда складывается такая ситуация, когда видишь горе человеческое, ты хочешь этому горю как-то помочь. Наверное, это родилось не столько от ума или размышлений, сколько от сердца: «Братья и сестры, давайте в Святогорскую лавру, давайте в Святогорск, мы будем принимать».

Но того количества людей, которое начало стекаться сюда, мы не ожидали. Мы не думали, что это так долго продолжится и будет столько народа. В городе собралось более 30 000 беженцев! И хотя рядом Красный Лиман, Изюм, где военных действий не было, – там беженцев не было, тем более, в таком количестве. У нас, в Святогорске, где население 3500, было больше 30 тысяч беженцев! На каждого жителя по 10 беженцев, по сути.

Сразу встал вопрос питания людей, проживания. Их надо было одеть, обуть, потому что люди, часто, вообще без ничего, в чем были в том и пришли. Медицинское обслуживание – люди пребывали в стрессе, у гипертоников – прединсультное состояние, сахарный диабет – без инсулина, детки все испуганы. И так получилось, видно, что наше сердечное сочувствие, желание помочь людям, передалось и нашей городской власти – и мэру города, и депутатскому корпусу, главным врачам санаториев, директорам школ... Город Святогорск, к чести его обитателей, как одна семья, стал помогать людям решить возникшую ситуацию.

Сначала потихоньку стали подъезжать местные. Окрестные приходы, видя такую ситуацию, везли пожертвования, кто что мог. Затем ареал сердечного участия разрастался все дальше от Лавры... Даже такой показатель: батюшка звонит из Ровенщины: «Приезжайте машинами, картофель заберите, люди собрали». Мы поехали туда двумя машинами, приехали тремя – такое желание помочь было у людей.

И множество таких трогательных случаев, когда люди часто отдавали последнее – бабушки, пенсионеры... Причем, ситуация складывалась таким образом, что люди по несколько месяцев пенсии не получали, но тем не менее считали необходимым что-то пожертвовать для беженцев, кому-то помочь в беде.

Сейчас этот поток беженцев несколько стих. У нас, в целом, по Святогорску проживает примерно 5-6 тысяч в настоящий момент. Это люди, кому или ехать некуда, или которые боятся возвращаться с детками на линию разграничения – нет у них уверенности в том, что будет дальше. Люди переживают за семьи, за детей.

Дело в том, что если люди имели какую-то копеечку, средства, они могли гостиницу нанять или жилье в частном секторе – городок у нас был курортный, многие сдавали комнаты в аренду. А Лавра уже принимала наиболее социально незащищенных – людей, которые пришли без ничего, инвалидов, лежачих больных сюда приносили. Более всего у нас жило где-то до тысячи и больше беженцев. За прошлый год из тысячи людей, проживавших в Лавре, 470 – дети школьного, дошкольного и младенческого возраста.

Однажды привезли мальчика, которому было всего три дня – мама рожала в подвале в Дебальцево во время бомбардировок, при свечах. И на третий день приехала с младенцем сюда.

178 беременных приехало сюда под покров Божией Матери, чтобы сохранить своих детей, сохранить будущее Украины, которое, в то время, прямо скажем, никому не было нужно.

Старейшей нашей гостьей была Ирина Калиновна. Если правильно, то ее отца звали Калинник – такое старинное, редкое церковнославянское имя. Ирина Калинниковна, а по-простому, по народному, ее все называли Ирина Калиновна. У нее сын умер. Сейчас ей 95 лет, на тот момент 92, наверное было, она осталась одна. И люди, спасая свои семьи, ну куда везти неходячую бабушку 92 лет? В то же время, у них было переживание и страх: что будет, если в монастырь ее привезут не родственники? Вдруг им откажут, мол, сами заботьтесь. Они просто привезли эту бабушку, под мостом на стуле посадили – и все. В надежде, что кто-то ее найдет и заберет. Начался дождь, и эту Калиновну, плачущую, мокрую от дождя, просто на стуле принесли к нам в гостиницу.

Обидно было, когда на канале 1+1 Алла Мазур вещала, что у нас здесь на колокольнях снайперы сидят, что у нас здесь боевики корпус захватили, паломников вывезли прочь – и всякую такую ​​чушь городили о Святогорской лавре. И когда приехали два года назад 29 корреспондентов региональных СМИ со всей Украины, у них тоже первый вопрос: «А у вас боевики здесь были?» Говорю: «Пойдем, покажу «боевиков». Именно в тот час у нас была детская трапеза, на тот момент у нас было 470 детей. Я их в трапезную завел, а там такие сидят «террористы» – из-за стола одни головы торчат, ждут, когда их покормят. Я говорю: «Ребята, как вы думаете, это будущее Украины?» Кивают головами оторопело: «Будущее...» «А почему оно никому не нужно?»

Ведь государство ни копейки не дало, ни одного гуманитарного конвоя к нам не послало. В городском саду 150 детей собралось. Мэр города звонит: «Владыка, у нас катастрофическая ситуация – нечем кормить детей». Мы отца Давида, келаря, туда послали с продуктами, погрузили, увезли. Он приезжает, а кладовщица даже заплакала: «Батюшка, пойдем покажу, что у нас есть сейчас».

Представьте, 150 детей, а у них на складе – 2 килограмма лука и упаковка сока. Все. Чем кормить?

Вот такая ситуация. С городскими властями, слава Тебе, Господи, у нас было взаимопонимание и взаимодействие. Недаром Митрополит Онуфрий, во время своего приезда в сентябре прошлого года, наградил и мэра города, и директоров близлежащих школ, и депутатский корпус Святогорского горсовета. Потому что все, как одна семья, работали и помогали беженцам. И, действительно, эти люди достойны награды.

Источник Rivne.church.ua.

Перевод редакции портала «Православная жизнь».

Митрополит Арсений: У нас нужно образ семьи переложить на образ государства (2-я часть: О любви, милосердии и взаимопомощи)

Опубликовано: ср, 27/04/2016 - 10:40

Статистика просмотров

Всего просмотров: 545
За сутки: 1
За два дня: 1
За последний час: 1

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle