Языки

  • Русский
  • Українська

На что способна женщина ради любви?

Вопрос этот можно посчитать провокационным, и ответить честно на него словами не так-то просто. О любви говорят поступки.

Сильная любовь Жен-мироносиц повела их за Господом ко Кресту, заставила бежать ко гробу Спасителя и позволила первым поверить в Его Воскресение.   

И в нынешнем, отнюдь не добром и не справедливом, мире именно любовь позволяет обычным женщинам становиться мироносицами – нести мир и счастье в свои семьи, строить гармоничные отношения, растить детей, делать жизнь красивее и радостнее.

А на что способны ради любви наши матушки? Этим вопросом в канун Недели Жен-мироносиц PravLife застал их врасплох, но оказалось, что рассказывать им пришлось о самом важном в жизни.

«Есть у меня испытания на прочность – это хобби мужа»

Матушка Виктория Могильная:

С мужем прот. Николаем Могильным (ведущим Ионинской "молодежки", окормляет заключенных)

«Я благодарю Бога, что моя любовь к близким не подвергалась серьезным испытаниям, чтобы я сейчас с умным видом и вековой печалью в глазах выдавала высокопарные фразы о том, как всесильны мои чувства. Впрочем, совсем забыла. Есть у меня испытания на прочность – это хобби мужа. Когда я вижу его в шлеме, лунаходных сапогах и на мотоцикле, я себя чувствую просто супергероем, который мог бы задушить ненавистный объект, но силой собственного великодушия выбирает – Любовь. А если серьезно – очень непростой вопрос. И я не знаю, что ответить. Мечтаю руководствоваться Божьим призывом: «возлюби ближнего как самого себя». Вот когда возлюблю, тогда и смогу найти ответ, на что я способна ради ближнего. А пока похвастаться нечем».

С детьми

Из статьи «Право на мечту» матушки Виктории для православного семейного журнала «Фамилия»:

«И хотя принято называть мужа и жену двумя половинками одного целого, я каждый раз удивляюсь нехитрому открытию – насколько эти половинки разные. Нас по-разному любили родители, дарили разные игрушки, у нас разные первые воспоминания детства, наши маленькие и великие трагедии жизни совсем не похожи.

И когда мужчина и женщина создают «союз любви нерушимой», они очень слабо понимают, каково это – принять другого человека целиком. Не только с теми достоинствами и положительными качествами, за которые полюбили, а именно целиком… С правом на свою мечту, правом на свою отдушину – пространством, где отдыхает его, а не моя душа.

С мужем прот. Николаем Могильным 

Позволить другому быть счастливым совсем иное, чем делать другого таковым. Доверие, уважение и любовь отдавать бескорыстно – нелегко, чувствовать границу другого человека – еще сложнее. Отпустить его душу ненадолго в открытую форточку – жалко. И мы сами же страдаем, наблюдая, как кукожатся и чахнут в наших удушающих объятиях единственные Богом данные спутники жизни.

Целостность и единомыслие в браке – это Фаворская высота отношений, и многоверстный путь к этой вершине преодолевается легче, если мы идем рука об руку друг с другом. А дружба, как говорила одна великая актриса, объединяет людей куда сильнее, чем любовь».

«Любовь – это обнаженное сердце, которое ты с трепетом и надеждой даришь другому»

Матушка Ксения Карпенко:

С мужем продиаконом Александром Карпенко и дочерью

«Я думаю, что чувства, которые мы переживаем в самой глубине сердца, невозможно передать никакими словами, даже самыми возвышенными. Что для меня любовь, на что она может подвигнуть?

Любовь — это мой супруг, мои дети, моя мама. Любовь — это чувство, в котором я, как женщина, остро нуждаюсь. Любовь — это обнаженное сердце, которое ты с трепетом и надеждой даришь другому. Это мой воздух — то, без чего жизнь не имеет силы. Любовь — это счастье обрести саму себя с помощью того, кого ты любишь, кто любит тебя.

С мужем протодиак. Александром Карпенко (главред "Фомы в Украине")

Любовь — это Дар свыше. Я в этом глубоко убеждена. Любовь научала меня многому: быть терпеливее, добрее, внимательнее. Она продолжает меня учить жизни в радости и благодарении».

«Моя любовь заключается в мелочах»

Матушка Наталья Белянова:

«Любовь сломя голову – это не для меня. Может, так заложено в личности и обязательно через Бога, но моя любовь заключается в мелочах. А поскольку у меня очень тонкое, филигранное восприятие всего и вся, то столько вижу, где эта любовь нужна.

И считаю, что наша жизнь состоит из мелочей. Поэтому моя любовь – это постоянное служение. Сделать человеку лучше, легче – помочь, утешить.

Могу бросить то, что мне лично сейчас нужно, какое-то дело, ради конкретного поступка для другого человека. Бывает такое очень часто. Поэтому получается, что нередко свои дела забрасываю.

Не могу сказать, что мне это всегда легко дается, но это такое свойство характера, и, слава Богу, что оно есть.

С мужем прот. Сергием Беляновым (выпускают детский журнал "Капельки")

И это не самоотречение. Потому что сказать, что я отрекаюсь от себя, неправильно. Наверное, не смогла бы от себя полностью отречься – выстраиваю свою личность так, чтобы проявлять любовь. И больше скорбишь, когда не получатся сделать это.

А еще можно сказать, что моя любовь способна на благо-дарение. Учусь все время благодарить – когда и благо даришь, и благодарен.

С мужем прот. Сергием Беляновым

И постоянно попадаешь в обстоятельства тебе несвойственные, непривычные. Получается, хочешь-не хочешь, а ради любви находишь способы действовать. Учусь с благодарностью принимать эти обстоятельства, и с радостью. И делиться этой радостью и любовью».

«Жизнь не терпит сослагательного наклонения»

Матушка Екатерина Немчинова:

С мужем прот. Александром Немчиновым (также музыкант, вместе выпускают журнал "Самарянка")

«Любовь – это удивительное чувство, это состояние какой-то предельной радости  всего существа, это дар – уметь любить и быть любимым. И это касается  различных граней жизни – и любви к Богу, любви к родителям, любви к супругу, любви к детям.

Что может сделать человек, который испытывает эту радость, чтобы сохранить ее – мне кажется, что все!  Сказать что-то более конкретное – мне очень сложно. Потому что говорить о том, что бы я сделала в том или ином случае – не совсем корректно, жизнь не терпит сослагательного наклонения. 

Говорить о каких-то случаях из прошлого – тоже сложно. Не было у меня такого случая, что бы я себе сказала: «А вот это я сделаю исключительно ради любви». Мне кажется, если человек что-то и делает ради любви – вряд ли это осознает, просто делает, не задумываясь.

С мужем прот. Александром Немчиновым

Но вот примеры женского подвига ради любви, которые воплощают в себе мои представления об этом, привести могу. Это Маргарита Тучкова, которая всю жизнь хранила память о любимом муже, основала Спасо-Бородинский монастырь, приняла монашество, несла свой крест и до своего смертного часа не ведала сомнений на избранном пути.

Маргарита Тучкова

Княгиня Наталья Долгорукая, которая отказалась от придворной карьеры, от своих титулов, положения в обществе, материальных благ ради того, чтобы быть рядом со своим мужем, чтобы разделить с ними испытания, посланные ему. Тоже принявшая монашество после смерти супруга. Но подводя итог своей жизни, она написала: “Счастливу себя считаю”.

Княгиня Наталья Долгорукая

И жены декабристов. Не понимаю, когда говорят о них с насмешкой. 11 удивительных женщин, которые, замечу, ничего не знали о деятельности своих мужей, соответственно не могли разделять их убеждений, но наказание, ссылку и жизнь, полную лишений, в суровом крае, разделили с ними в полной мере. Которые совершили это именно ради любви, добровольно отказавшись от всего, что составляло их жизнь до этого момента. Подвергали себя опасности только ради того, чтобы быть рядом с любимыми. Смогли их поддержать, и именно эта поддержка дала силы выжить их мужьям.

«Мама меня ругает, а я не могу оставить мужа»

Матушка Наталья Гуляева:

С мужем прот. Георгием Гуляевым (пресс-секретарь Донецкой епархии)

«Мне все время мамы — и одна, и другая — говорят: «Боже, троих детей оставляешь, куда ты едешь?! Там война!». А я им объясняю: «Понимаете, то, что у меня там трое детей – это да. Но в Донецке у меня остался самый первый, самый важный, самый требовательный ребенок. С которым, я надеюсь, буду старость проживать, болеть и умирать».

У меня никогда в жизни не было необходимости такого выбора! Но если выбирать в данной ситуации между детьми и мужем, я, конечно, выбираю мужа.

С мужем прот. Георгием Гуляевым

Люди не могут этого понять. Потому что когда было мирное время, меня ругали, что «как же так: ты хватаешь детей и на целое лето уезжаешь, а его одного оставляешь?!». А в Донецке плохая экология, и я везла детей на Западную Украину и оздоравливала – во Львовскую область, где сама выросла. Сейчас ситуация обратная: я все бросаю, а людям опять не так.

Это такой момент в жизни. Да, я очень боюсь, прислушиваюсь, ночью не сплю – стреляют. Сегодня в автобусе ехала – рыдала-плакала, пока проезжали эти блок-посты. Что творится, и как это страшно! И я разрываюсь меж двух огней: дети там, и я не могу их держать здесь – это опасно. И все равно я еду, потому что понимаю, что батюшка скучает. Что он один так долго тоже не сможет – я ему сейчас нужнее, чем детям.

Дети в любом случае вырастут и уйдут – родители никогда детям не нужны. Дети сейчас скучают по мне, но у них все в порядке. А когда они вырастут, мне оставаться с батюшкой. И я должна его холить-лелеять, потому что так правильнее.

Мама меня ругает: «Я тебе запрещала, а ты опять поехала!». Но она просто не может этого понять. Хотя сейчас она живет для своего мужа, а не для меня. И в любой ситуации она делает выбор в его пользу.

И я не могу оставить мужа. Я и так его оставила – мы уже год ездим на свидания друг к другу, где-то раз в три месяца получается. То он к нам, то мы к нему.

С детьми

В семье Гуляевых трое детей – сын Александр (16 лет), дочери София (12 лет) и Полина (8 лет). Сейчас дети находятся в Херсоне, в родном городе о. Георгия. В этот раз, уезжая к мужу, матушка Наталья оставила детей на попечение подруг. Матушка планирует пробыть в Донецке девять дней.

«Последний раз я была в Донецке с детьми на зимних каникулах. Мы в гололед сели в машину и всеми правдами-неправдами приехали к папе на все праздники. Но перемирие закончилось на два дня раньше, и мы едва ноги унесли от бомбежек. Дети перепуганные, конечно, были. На Пасху я с детьми была в Херсоне, а батюшка в Донецке.

И я просто уже смирилась: будь что будет. Мне мама говорит: «Там страшно, там бомбят!»

А я спрашиваю: «А ничего, что мой муж здесь живет, где бомбят?! Почему я не могу точно так же с ним пожить – хоть какое-то время?!». Мне страшно, но и ему страшно. Ну, а как по-другому?! Ему хоть какая-то радость. Он не умеет жить один, без семьи. Так же, как и я не умею жить без него.

А батюшка тоже, в свою очередь, жертвует – он ради людей там остался. Он говорит: «Я не могу их бросить – я им нужен. Я вас люблю, вы моя семья. Но я пастырь, и это моя паства, и не могу оставить этих несчастных людей – без пенсий и самого необходимого. Это был бы конец всему». Так что батюшка тоже ради любви сейчас в Донецке».     

 

Опубликовано: сб, 25/04/2015 - 10:41

Статистика

Всего просмотров 62

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle