Может ли христианин быть жестоким, если того требуют обстоятельства?

Сайт Горловской и Славянской епархии

Житие княгини Ольги, отомстившей древлянам за смерть князя Игоря, часто беспокоит умы современных христиан. И правда: разве жестокость допустима в жизни верующего человека?

С другой стороны — порой кажется, что без неё невозможно обойтись. Так ли это?

Христианство — жестокое?

Жестокость с точки зрения мирского человека отличается от жестокости верующего человека. Надо признать: со стороны людей нецерковных к нам в этом плане очень много претензий. Упрёки обычно основываются на текстах Ветхого Завета: особая жестокость, убийства, кровь, месть и так далее. «Ничего себе — Бог любви!» — восклицают, как правило, внимательные читатели. В Новом Завете тоже есть эпизоды, которые вызывают недоумение даже у людей верующих. Словом, рассматриваем мы сегодня вопрос дискуссионный.

Мы можем объяснить жестокость Ветхого Завета. Чтобы сохранить веру хотя бы в одном народе, необходимы были такие беспрецедентные меры, о каких мы читаем. Соблюдение Закона, десять казней египетских, путешествие по пустыне и так далее — всё это нужно было, чтобы спасти человечество, чтобы прошло определённое время — и явился Мессия. Заметим, что даже само искупление было жестоким: оно было обретено через ужасные Крестные страдания Христовы. В этой связи у людей тоже возникают вопросы: зачем так страшно? Неужели нельзя было как-то попроще? Ведь Бог — Всемогущий, мог же Он иначе нас спасти! Что ответить на эти вопросы? — да, эти меры были необходимы, как порой необходимы срочные и болезненные хирургические меры. Они порой тоже кажутся жестокостью, но приводят к исцелению пациента.

Да, в истории нашей Церкви было немало жестоких страниц, но порой к ним добавляют факты и события, не имеющие отношения к христианству. Например, вспоминают жизнь святой равноапостольной княгини Ольги, которая очень жестоко отомстила за смерть своего мужа. Что сказать? — эти события произошли ещё до того, как княгиня стала христианкой. Четвёртая месть древлянам была осуществлена в 946-м году, а приняла она христианство гораздо позже, после чего очень изменилась. Да, у нас так бывает, что свирепый язычник становится глубоко верующим человеком и даже святым.

Что говорить об истории Церкви, если даже в Евангелии есть эпизоды неоднозначные! Однако нужно разобраться, это жестокость — или поведение, кажущееся таким с точки зрения мирского человека? Например, когда Христос сделал бич и выгнал торгующих из храма, это жестокость? Или же это ревность праведника, о которой было сказано в одном из пророчеств: «При сем ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня» (Ин. 2:17)? Я считаю, это была не жестокость, а справедливость по отношению к тем, кто бесчинствовал и совершал непотребства в доме Божьем.

Если обвинять Христа в жестокости, то как быть с блудницей, которую должны были побить камнями, ведь закон Моисеев на тот момент никто не отменял? Он жесток с ней? — конечно, нет. Или вот такой эпизод: «Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим; и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение» (Лк. 9:51-56).

Да, есть пятая глава Деяний, где повествуется о смерти Анании и Сапфиры, но опять же — жестокость ли это в ситуации, когда люди лгут не человеку, но Богу? При трактовке текстов Священного Писания надо многое учитывать и правильно истолковывать.

Порой удар левой эффективнее слов

Допустимо ли христианину быть жестоким? Давайте разбираться. С одной стороны — конечно, нет. Бытовое насилие, войны, братоубийственные конфликты, грабежи, убийства, насилие — недопустимы. Это понятно не только христианам, но всем адекватным людям.

С другой стороны — традиционный пример: война. Если речь идёт о защите близких и родных, и ты идёшь положить жизнь за други своя, то проявляешь высшую степень любви в христианском понимании этого слова. А вот если христианин начинает мстить, это путь в никуда. Месть — это страшная вещь, раковая опухоль души, сродни зависти и гордыне.

У меня был разговор с другом — тренером по боксу. Он говорил, что часто с ним случались ситуации, когда на его глазах начинали бесчинствовать невменяемые люди. Однажды ему пришлось урезонить пьяного, который налетел на кондуктора в троллейбусе. Он говорил: «Я человек верующий, и не испытывал в тот момент ярости или злобы. Просто остановил его. С любовью. Ну, пришлось тройку слева зарядить, но что делать? Потом вытащил его из троллейбуса, уложил на обочину — и дальше поехал». Та кондуктор его потом очень благодарила. Вопрос: мог ли он остановить этого пьяного разъярённого человека словами, что тот неправ, или процитировав ему Библию? Нет, ситуации в жизни порой требуют проявления силы и даже жестокости.

Жизнь очень отличается от теории, она не такая, как в книгах пишут. Случается разное. Да, мы должны стремиться быть добрыми, читать святых отцов, учиться смирению, прощать ближних и так далее, но порой надо реагировать по ситуации. Безусловно, жестокость — это расстройство психики. Человек в гневе, ярости, раздражении неадекватен. Но бывает, что некоторая мера жестокости необходима.

В одной из книг Владимира Соловьёва есть такой эпизод: пожилого русского офицера, пережившего русско-турецкую войну, спросили, какой подвиг был наиболее мужественным и значимым в его военной карьере? И он рассказал такой случай. Однажды русские солдаты пришли в деревню, все жители которой были полностью вырезаны турками. Им надо было догнать это подразделение, которое шло в другую деревню — с теми же целями. Они настигли турок и уничтожили всех до одного — поступили по закону военного времени. Насилием и жестокостью они остановили ещё большее зло. Трудно всё это мерить и сопоставлять, война — особое время. Говорят, что пожар бензином не потушишь, что зло порождает ещё большее зло и что кто сеет ветер, пожинает бурю. Но бывают и такие ситуации, как в жизни того офицера. Христианину надо понимать, что его задача — искать золотую середину и сохранять здравомыслие в самых сложных обстоятельствах. Даже в войну человек делает выбор: нападать — или защищать, истязать и мучить — или останавливать истязателей и мучителей.

В защиту жёсткости

Важен ещё такой нюанс: не надо путать жестокость и жёсткость. Жестокость — это расстройство психики, а жёсткость — это либо свойство характера, либо мера, обусловленная необходимостью. Жёсткий человек может быть верным, отзывчивым, порядочным, то есть его жёсткость — однозначно не грех. Что же касается жёсткости как необходимой меры в отношении других людей, то считаю, что её даже не хватает в нашем толерантном обществе. Побольше бы жёсткости в некоторых вопросах — и порядка было бы больше.

Христиане очень часто понимают смирение неправильно. Нельзя смиренно терпеть подлость, соглашаться с унижением. Смирение — это не слабость и безволие. Святые говорят, что смирение — это осознание собственных грехов. Человек понимает, что он грешник, он болен, он смертельно ранен грехом и ему нужен Спаситель, который его уврачует и спасёт. Понимает, что мир во зле лежит и глубоко травмирован, с ним космического масштаба трагедия произошла. Всё творение Божие повредилось — и человек тоже. Вот кающийся грешник — это и есть смиренный человек. А бесхребетность и слабохарактерность не имеют к смирению отношения. Скорее, здесь уже проявляется проблема психического здоровья и духовного развития.

Это очень важно понимать — как и то, что проявление жёсткости в отношении некоторых людей есть необходимая мера. Более того: человек, всё время прогибающийся под других, может однажды сорваться и стать невероятно жестоким по отношению к тем, кому не мог дать отпор. Он мстит за все свои унижения, предаёт того, перед кем унижался, и расправляется с ним особо жестоким образом.

Добро и сила

Я слышал утверждение, с которым не могу не согласиться: «Добрым может быть только сильный человек». Он может себе это позволить, а слабак — то есть человек, смиренный в самом плохом смысле этого слова, — нет. Представим ситуацию: идёт по улице кандидат в мастера спорта по боксу, ему навстречу — пять подвыпивших подростков, которых он одной левой разбросает при желании. И вот они бросают в его сторону оскорбление. Будет он с ними драться? — конечно, нет. Ухмыльнётся и пойдёт дальше, потому что дома у него такой же пятнадцатилетний сын сидит, с которым точно такой же случай может произойти. Вот этот спортсмен и совершает духовный подвиг — делает шаг в сторону и идёт дальше.

У меня детство прошло в спорте, я занимался единоборствами, и нам тренер всегда говорил: «Ребята, ваши руки — это оружие. Я вас учу только для самообороны. Никогда не применяйте свои навыки, чтобы порисоваться, на ком-то их продемонстрировать». К нам даже приходил участковый и записывал нас всех — мы стояли на каком-то учёте, потому что эти знания и умения представляют опасность для окружающих.

Жестокость, которой не видно

Нередко люди, не проявляющие жестокости по отношению к чужим, изливают её на своих близких — жён и детей. Это ведь цепная реакция: папа на работе получил от начальника, пришёл домой — налетел на жену, жена потом сорвалась на детей. При этом взрослые люди не воспринимают свои поступки как жестокость, более того: бытовое насилие некоторыми православными людьми считается нормой. Есть и священники, которые говорят в своих проповедях, что ломать жену через колено — это допустимо. Я считаю, что все, кто так утверждает, явно травмированы в детстве.

У одного священника читал: отношения в семье должны строиться только с помощью ласки и любви. С женой всегда можно договориться, действуя так. Если женщина будет чувствовать, что любима, она откликнется всем сердцем и душой, и это будет создавать в семье райскую атмосферу. То же касается и детей — но с ними в этом вопросе надо быть осторожными, чтобы не допустить фанатизма и идолопоклонства. Детей важно не сломать и не заставить прожить не свою жизнь — но и держать их в рамках тоже надо.

Завершить наш разговор мне хотелось бы словами апостола Павла: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром». И в то же время я считаю, что добро должно быть с кулаками, потому что безнаказанность порождает беспредел. Да, надо балансировать на очень тонкой грани. Это сложно, но жизнь к этому обязывает.

Протоиерей Константин Лисняк

Теги

Опубликовано: пт, 24/07/2020 - 18:12

Статистика

Всего просмотров 768

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle