Языки

  • Русский
  • Українська

Митрополит Винницкий Симеон: За Церковь меньше переживаю — больше волнуюсь за Украину

Содержимое

К 8-летию назначения на Винницкую кафедру митрополит Винницкий и Барский Симеон (Шостацкий) — о поиске Истины в условиях войны.

— Сегодня людей, к сожалению, больше интересует политика. Хотя, несомненно, в церковной жизни происходит очень много событий. Какое событие в жизни Винницкой епархии было самым значимым за последнее время? Что больше всего Вам запомнилось за период Вашего пребывания на Винницкойкафедре?

— За восемь лет, как говорят, много воды утекло. Приближается восьмая годовщина моего пребывания на Винницкой кафедре. В 2007 году, после смерти митрополита Макария, Священный Синод принял решение перевести меня с Волыни —сюда, на Подолье.

— А родом Вы откуда?

— Родом я тоже с Подолья, только из Хмельницкой области. Но и Винница мне хорошо знакома еще с молодости, потому что после школы и армии я поступил в Винницкий медицинский институт, сейчас это университет, и четыре года здесь учился. Затем мои планы изменились, оставив институт, я поступил в Московскую духовную семинарию.

— Что повлияло на Ваш выбор?

— Обучение в медицинском институте длилось шесть лет, потом два года интернатуры, а затем на протяжении еще трех лет нужно было отработать пораспределению, ведь государство оплачивалотвое обучение. Это надолго бы отсрочило осуществление моего желания, которое вызрело именно во время учебы в Виннице, посвятить свою жизнь служению Церкви Христовой. Во время посещения Троице-Сергиевой Лавры я попросил благословения и совета у ректора семинарии, на то время — архиепископа Александра (Тимофеева), и духовника Лавры архимандрита Кирилла (Павлова). Именно отец Кирилл посоветовал мне оставить институт.

Итак, четыре года моего пребывания в Виннице, а затем —20-летний перерыв, и тут мне вспоминается название романа А. Дюма «Двадцать лет спустя»: пошел студентом, а вернулся архиереем. И вот скоро уже исполняется восемь лет, как я на Винницкой кафедре.

— Возвращаясь к нашему первому вопросу: какое, все же, главное событие или события Вы можете выделить за период Вашего пребывания на Винницкой кафедре?

— Придя на Подолье, я был удивлен тем, что в Винницкой епархии, да и вообще на Подолье, нет своих святых. Волынь, где я был архиереем в течение одиннадцати лет – большой и благодатный край, который имеет более 30 святых. Даже праздник в честь волынских святых отмечается дважды в году: 10 мая и 23 октября (это связано с тем, что на Волыни две епархии, и в каждой из них праздник отмечается отдельно). А как же наша древняя подольская земля? Столько здесь есть храмов, монастырей, и что, в одном из них не было святых?! Поэтому почти сразу после приезда на Винниччину я благословил священников из нашего исторического отдела собирать информацию о подольских святых. И вот работа, которая длилась несколько лет, наконец, увенчалась успехом.

1 апреля этого года по благословению Блаженнейшего Митрополита Онуфрия и решением Священного Синода, я, кстати, сейчас является его временным членом, был установлен праздник Собора Винницких святых. Отныне мы его будем праздновать ежегодно 14 сентября. Это я считаю одним из главных событий в жизни Винницкой епархии за последнее время, ведь отныне мы сможем должным образом отметить память тех наших небесных покровителей, которые и до этого молились за наш край, а теперь почувствуют особую благодарность подолян за свои молитвы в день нового праздника, который мы установили на земле, но который откликается радостью и среди святых на Небе.

— Как идет подготовка к празднику?

— Поскольку в этом году мы впервые будем праздновать Собор Винницких святых, я уже пригласил на это знаменательное для Винниччины торжество, в первую очередь, Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, а также членов Священного Синода нашей Церкви и еще многих архиереев и священников. Кроме того, уже сейчас мы пишем икону Собора Винницких святых, куда бы вошли все причастные к Подольскому краю и непосредственно к Винницкой области угодники Божии.

— Все святые Собора Винницких святых родились в Виннице?

— Нет, но все эти святые так или иначе связаны с нашей землей – или родились здесь, или несли здесь свое послушание. Преподобный Антоний Киево-Печерский основал здесь Лядівську скальную обитель. Кстати, два года назад мы праздновали 1000-летний юбилей этого монастыря. Святитель Петр Могила основал в Виннице братский коллегиум, подобно Киевскому, который сегодня называется «Киево-Могилянской академией». Коллегиум в Виннице действовал лишь 7 лет, но если бы он просуществовал до нашего времени, у нас, наверное, была бы в Виннице своя «Могилянка».

— Это интересный и малоизвестный факт из биографии святителя Петра Могилы, а может, есть и другие факты о святых, которые раскрылись в процессе сбора материалов по Собору Винницких святых?

— Факты, в основном, известные, но почему-то до этого времени большинство православных подолян или не знали, или не придавали им должного значения. Например, не все знали, что святитель Феодосий Черниговский родился в Винницкой области в селе Уланов Хмельницкого района. Юродивый Феофил Киевский родом из села в Козятинском районе, что сейчас называется Комсомольским. Есть среди винницких святых и те, кто подвизался на Афоне, но также имел винницкие корни, некоторое время здесь нес свое послушание.
Процесс идет дальше, и, я надеюсь, будет канонизирован и наш архиепископ Симон (Ивановский), который похоронен на центральном кладбище г. Винница. Люди его знают и почитают, и мы каждый год ходим к нему в день его смерти, 1 февраля. Кстати, он и родился 1 февраля. Владыка Симон был гоним советской властью и в лагере был, но последний период его жизни и служения проходил в Виннице. А уволили его с кафедры за то, что владыка Симон не хотел закрывать Спасо-Преображенский собор – в отличие от других, которые шли на согласие с властью и закрывали храмы, монастыри. Уже даже не будучи правящим архиереем, владыка продолжал жить в Виннице, и люди к нему приходили за духовными советами. В настоящее время епархиальная комиссия по канонизации еще рассматривает дела других мучеников, так что, возможно, Собор Винницких святых будет пополняться.

— Владыка, Вы много рассказали о деятельности епархиальных отделов, которые занимаются канонизацией святых, а какие еще направления деятельности Вы считаете важными в Вашей епархии?

— Все направления церковной и церковно-общественной деятельности являются важными, и каждому из них мы стараемся уделять как можно больше внимания. Каждый год у нас имеет свой девиз, например, год социального служения, год Библии, год молодежи, год миссионерства. Это означает, что каждый год мы, то есть духовенство и миряне Винницкой епархии, уделяем особое внимание какому-то определенному направлению деятельности, но при этом не оставляем и других. Те наработки, которые мы получаем ежегодно, продолжаются и в дальнейшем. То есть нельзя сказать, что после года миссионерства, мы перестаем быть миссионерами. 
К слову, именно в год миссионерства в нашей епархии была внедрена инициатива, которая работает и сегодня и приносит добрые плоды. Это – катихизаторские беседы перед Таинствами Крещения и Венчания, которые являются обязательными во всей нашей епархии. Ни один священник не должен крестить или венчать, не проведя предварительно минимум две беседы с теми людьми, которые будут принимать участие в Таинствах. Причем эти беседы должны происходить не ради формального выполнения приказа из епархии, а для выполнения заповеди Господа нашего Иисуса Христа, Который учил: «Идите и научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына, и Святого Духа».

— Вы сказали о добрых плодах, которые приносят эти беседы. В чем они проявляются?

— Вы знаете, в Виннице — 35 храмов. Беседы проводятся только в пяти храмах, из других священники направляют в кафедральный собор. В соборе за год на беседы приходят примерно 6 тысяч человек. Когда мы начали проводить катихизаторские беседы, оказалось, что очень большое количество из этих людей почти ничего не знают о своей вере. Их окрестили в детстве, а после они и в храм редко заходили, и не исповедовались, и не причащались. И вот такие люди должны стать крестными родителями, которые будут приносить обет Богу вместо ребенка, поскольку он еще не может давать за себя таких обетов. Кроме того, на этих людей Церковь возлагает обязанность и надежду, что они станут первыми наставниками в вере своих крестников. Но какой вере они смогут научить, если они сами ее не знают? Для многих людей наши катехизаторские беседы становятся первым опытом общения со священником. Затем происходят исповеди и причастия. Некоторые впоследствии активно включаются в жизнь Церкви и становятся активными прихожанами.
Конечно, не все происходит абсолютно хорошо. Есть такие люди, которые не хотят воспринимать такие беседы и высказывают свое недовольство тем, что их заставляют услышать хотя бы что-то о Христе. Но, как показывает наш опыт, таких людей становится все меньше, и сейчас все больше таких, которые благодарят за беседы, на которых они делают свои первые шаги к осознанию веры и воцерковления. Мне только жаль, что мы потеряли много времени и не использовали еще раньше, сразу после того, как Церковь перестала быть гонимой безбожниками, всех данных нам Богом возможностей, чтобы проповедовать Слово Божие. Возможно, наше общество было бы более верующим, нравственным, в конце концов, человечным, и у нас не было бы тех страшных событий, которые переживают сейчас Украина и наш украинский народ.

— Сейчас люди разделены по политическим признакам, что, по Вашему мнению, может объединить даже самых непримиримых?

— Украина за период своей новейшей истории пережила несколько крупных общественных потрясений. Вспоминаю осень 2004-го. Тогда произошла «Оранжевая революция», которая разделила людей по политическим взглядам. Разделились семьи, знаю, что в некоторых случаях даже до развода доходило. Была всеобщая эйфория. Люди развешивали оранжевые ленты и шарфы даже в церквях, не хотели петь на хорах и кричали «Ганьба!». Это была нелегкая осень. И, слава Богу, пришло Рождество Христово, которое мы называем Праздником мира. Как раз на этот праздник Божья сила все утихомирила. Люди остались со своими взглядами, политика политикой, но примирились. Потом была «Революция достоинства». И снова людей разделил Майдан. Потом в наш общий дом – Украину – пришла еще большая беда – война. Казалось, что такое страшное бедствие должно бы нас объединить, сделать единым народом, но, к большому сожалению, пока что этого не происходит.
Бесполезно ждать абсолютного единства в обществе в любых вопросах. Мы все очень разные: как нет двух людей с одинаковыми отпечатками пальцев или рисунком сетчатки глаза, так и нет людей с одинаковыми характерами или абсолютно одинаковыми мыслями. Недаром говорят: сколько людей, столько и правд. Но стоит помнить: над всеми может быть только одна правда – Правда Божия. Ее нужно искать, потому что только она может объединить людей с разными мыслями и желаниями, с разными политическими или любыми другими предпочтениями. Господь наш Иисус Христос учил: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и все приложится вам» (Мф. 6, 33).

— Что нужно сделать человеку для того, чтобы найти эту Правду Божию, которая бы всех объединила? Какие нужны конкретные шаги?

— Хорошим примером для всех нас может служить жизнь святого равноапостольного князя Владимира. Кстати, в этом году мы будем отмечать 1000-летие со дня его кончины.
Когда мы вспоминаем время, когда жил князь Владимир, то в очередной раз убеждаемся, что ничего нового нет в этом мире – история постоянно повторяется. Кажется, что сегодня должна быть развита культура, технический прогресс, а мы возвращаемся в средневековье. Сегодня мы вернулись в эпоху междоусобиц времен князя Владимира, когда родные братья убивали друг друга, чтобы властвовать. Так было и с князем Владимиром в то время, когда он был язычником, «хищным зверем», как он сам себя называл. Смог ли он тогда объединить свой народ? Нет. Князь Владимир сумел объединить свой народ и построить крепкую страну только тогда, когда сам духовно переродился, стал другим человеком, с иными, чем у язычников, моральными принципами и законами. С переменой князя Владимира, как мы знаем изменилось и жизнь всегоего государства. В Киевской Руси избрали высшие ценности, чем были уязычества,выбрали христианство. Это очень важно, потому что это и объединило людей в единую общину, в единую христианскую семью. А язычество – это каждый сам по себе.
Князь Владимир для нас является примером того, как можно изменить окружающий мир. Для этого нужно измениться самому. Сегодня популярным является термин «люстрация». Я всегда говорю, что люстрацию каждый из нас должен применить прежде всего по отношению к себе самому. Мы хотим, чтобы вокруг нас изменились к лучшему все, — кроме нас самих. А так не бывает. Надо, чтобы в первую очередь менялись мы, а уже после — будет меняться и весь мир.

— Вы сказали, что мы живем во время потрясений, которые переживаюти общество, и Церковь. В такие времена люди особенно нуждаются в молитве и словах поддержки и ободрения от своих пастырей и архипастырей. Что Вы сегодня хотели бы сказать, обращаясь к нашим читателям?

— В последнее время меня нередко спрашивают: “О чем больше всего вы переживаете, за Церковь?” А я отвечаю: «Знаете, за Церковь меньше переживаю – больше волнуюсь за Украину». Потому, что Украина сегодня есть, а завтра ее может не быть, ибоможет развалиться из-занашегоразделенияи внутреннихраспри, спорови противоречий. А Церковь никогда не развалится. Она может оставаться в своем меньшинстве, как это уже было в истории, но никогда не исчезнет. Потому что Господь создал Ее и сказал, что Она есть столп утверждение Истины, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 18).
Мне сейчас часто приходят на ум слова Спасителя, которые Он сказал после Своего Воскресения. Первыми словами были «Мир вам», потом «Радуйтесь» и далее – «Не бойтесь». Вот об этом я в последнее время больше всего и молюсь, чтобы Господь дал нам мир, чтобы мы радовались и чтобы мы не боялись ничего и никого, потому что с нами Бог, с нами Христос.

Фото Зорий Файн

Опубликовано: ср, 10/06/2015 - 21:15

Статистика

Всего просмотров: 2

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle