Языки

  • Русский
  • Українська

Митрополит Арсений: У нас нужно образ семьи переложить на образ государства

Содержимое

Наместник Святогорской лавры – о любви, милосердии и взаимопомощи.

О любви, милосердии и взаимопомощи, проявившихся во время военного конфликта на Донбассе, рассказал журналистам НТН наместник Успенской Святогорской лавры митрополит Святогорский Арсений. Во второй части эксклюзивного интервью владыка вспомнил жертвователей, благодаря которым монастырю удалось содержать большое количество беженцев, привел пример отношений, которые способствуют единению, на примере многонациональной святогорской братии показал, что национальность – не преграда миру во взаимоотношениях.

Митрополит Святогорский Арсений:

– Я могу рассказывать и мои слова будут воспринимать с долей доверия-недоверия, но вы сами видели, беседовали с людьми – у них нет озлобления. Люди помогают друг другу.

Сколько деток у нас было, их ведь организовать надо. Перед школой для всех деток медицинское обследование проводили, на монастырских микроавтобусах в Славянск, в больницу возили. По школам распределяли – окрестные школы в две смены работали. Детский сад на территории монастыря организовали. И каток для них заливали, и песочницы, до сих пор на набережной стоят, поделали. Потому что детки есть детки, что ж у них детство отнимать? Мы виноваты, взрослые, что война началась, по грехам нашим это попущено. А детки ведь не виноваты – дети остаются детьми.

Есть такое выражение: «Біда до порога – і ми до Бога». Святые отцы говорят, что мы, как круг. Бог – центр круга, а мы – точки по радиусу. Чем ближе мы к Богу, тем ближе друг к другу. И вот, когда беда до порога, люди, приближаясь к Богу, становятся ближе друг к другу. Святыми отцами это давно замечено.

А потом, вспомним войну 1941-45-го, Великую Отечественную. То же самое было – люди последним делились.

Вот у нас есть послушник дядя Саша, он ту войну еще захватил. Так вот он часто приводит пример, благодаря чему мы ту войну выиграли. Когда Константиновку, он сам из Константиновки, освободили, поселок был разрушен. Люди холодні-голодні-босі, отцы у кого на фронте, у кого раненые, инвалиды, кого и убило… Но что интересно: когда через Константиновку гнали колонну пленных немцев, то наши матери ведра картошки варили и им кидали – жалко было матерям тех пленных немцев, которые, по сути, беду им принесли.

Вот это понимание не только тогда в нашем народе было, оно и сейчас есть.

Теперь много кто любит говорить о любви к ближнему. А есть такая украинская притча. Мама поехала на базар, а когда вернулась, три дочери ее встречают. Первая прибежала, поцеловала: «Ой, мамо, як добре, що ти приїхала. Тепер ти й корову видоїш, й на городі впораєшся, й за скотиною подивишся. А я на вечорниці побігла». Вторая выскочила: «Мамо-мамо, як добре, що ти приїхала! А що мені привезла?» Мама достала обновку, гостинчик – дочь схватила, побежала к зеркалу. А третья дочь молча вынесла миску воды, и омыла матери ноги с дороги. Без всяких лозунгов, девизов, без воплощения радости словесной, она действительно любовь к матери проявила.

Вот так множество людей молча, потихоньку, незаметно проявляли любовь друг к другу. Помогали не только регионы Украины – отовсюду шла помощь.

В Православной Церкви Польши служит протоиерей Леонид Шешков, мы когда-то вместе в семинарии учились. И вот батюшки привезли от него конвертик, там, если не ошибаюсь, 700 евро было. Он прислал для беженцев. В этом же конверте было письмо, где он пишет: владыка, братья, помолитесь, пожалуйста, у меня умер папа. «У нас в Польше, – говорит, – на похоронах принято, что когда люди идут прощаться, цветы несут. И вот я людей попросил, чтобы на прощание с моим папой они не цветы несли, а кто сколько мог бы пожертвовать, чтобы потом эту милостыню передать беженцам Святогорской лавры».

Подумайте, где Польша, где мы. Подумайте, какая ситуация у человека – отец умер. Такая трагедия, казалось бы, все мысли и чувства должны быть здесь. А он в этот момент о нас думал, о беженцах – как им помочь. И паству свою соответственно настраивал. Забыв свое личное горе, он входил в нашу беду, в страдания людей. Разве это не любовь христианская?

Из Италии батюшки жертвовали, причем и православные, и католические. Из Канады, из Франции, Сербии. Архиепископ Берлинский Марк помощь передавал, из России помощь шла – от архиереев, приходов… Откуда только ее не было. Даже из Нигерии.

У нас в свое время был крещен Иннокентий. Он сам из Нигерии, но учился в Донецке, тут женился, детки у него получились. А потом стал с супругой к нам ездить, принял православное крещение, отец Вассиан его духовник. Так вот он из Нигерии нам помощь прислал, для беженцев святогорских.

И как говорят: «С миру по нитке – голому рубаха», так и тут люди помогали друг другу. Ведь не даром мы в Церкви друг друга братьями и сестрами называем. Так и у нас, действительно, выявилось, что мы одна семья.

Я всегда корреспондентам украинских СМИ говорил: «Хлопцы, вы не думайте, что там где платят, там и родина. Вы ведь тоже должны ответственность нести за то, что говорите по телевизору, на что людей настраиваете. На мир, на взаимопонимание, на какие-то компромиссные решения тех или иных вопросов? Или на ненависть и злобу? Поймите, никогда ненависть и злоба взаимная не помогали единению, целостности. Если в семье муж и жена каждый день грызутся, оскорбляют и ненавидят – сколько та семья просуществует? И наоборот, если уступают друг другу, жалеют друг друга, если с любовью относятся, с ответственностью за своих деток, которых нажили совместно в супружеской жизни, – та семья будет крепкой». Вот так и у нас нужно – образ семьи переложить на образ государства.

Вот, смотрите, наша обитель. Мы находимся на севере Донецкой области, но это не региональный монастырь, где только жители Донбасса находятся. Монастырь сам древний, со многими святынями, со своей духовной историей. И здесь спасаются братия со всех регионов Украины. Из Львовской области, отец Софроний, из Буковины 14 человек, из Полтавы, Харьковской, Днепропетровской областей – откуда ни возьми. Из Беларуси отец Спиридон, из Молдавии братия, отец Климент из Румынии, гагаузы подвизаются. И мы живем все вместе, и мало того – созидательно живем, стараемся что-то тут делать, деятельной любовью нашу обитель укрепить.

А любя нашу обитель, мы любим наше Отечество. Потому что наша обитель на земле стоит. А с другой стороны, такое отношение братии друг к другу, наш образ жизни, людей привлекает. И люди едут сюда, потому что видят эти отношения. Мы ж не перегрызлись: ты «схидняк», а ты «западенец».

Источник: Svlavra.church.ua

Расшифровка редакции портала «Православная жизнь»

Наместник Святогорской лавры рассказал, как журналистам «боевиков» показывал (1-я часть интервью: О событиях на Донбассе)

Митрополит Арсений о войне на Донбассе: Такая боль души, криком бы кричал за это до Бога (3-я часть интервью: О войне на Донбассе, подвиге духовенства и отношении к военным)

Опубликовано: сб, 14/05/2016 - 13:43

Статистика

Всего просмотров 39

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle