Языки

  • Русский
  • Українська

Миссионерский метод Силуана Афонского

В наследии святого Силуана Афонского есть один важный фрагмент, касающийся миссионерства.

Как-то святой беседовал с неким миссионером, и тот сказал, что у него ничего не получается в его деле. На вопрос святого, как тот ведёт беседы, человек ответил, что ругает обычаи и верования тех стран, где несёт своё служение. На это Силуан молвил, что нет ничего удивительного в том, что такая миссия не принимается людьми. И нужно поступать иначе. А именно –  глубоко изучить культуру, к которой будешь обращаться, найти в ней светлое и хорошее, а потом добавлять к уже известному этим людям хорошему то светлое и высокое, чего они ещё не знают. Ведь люди, объяснил святой,  чувствуют,  где они поступают хорошо, и если говорить им на хорошее, что оно плохо, то никогда они этому не поверят, и правильно сделают. А нужно найти то, что уже сейчас согревает их, и постепенно расширять их понимание, соотнеся согревающий их свет с христианством.

Подобный совет в свое время дал и святой Иннокентий Иркутский Николаю Японскому: прежде чем проповедовать в какой-либо стране, прежде чем обратиться к каким-то людям, нужно полюбить их культуру и их самих и только тогда говорить о важнейшем.

Поэтому, конечно, выбор культуры, к которой будет обращаться миссионер, –  это его священное право. Алексей II замечал, что на современном постсоветском пространстве живут миллионы людей, не знающие о Боге. К ним и должна быть обращена миссия. Среди этих миллионов людей существуют свои особые малые культуры, потому мы не одинаковым образом должны обращаться к молодежи и к сталеварам, например. Да и среди молодежи одно дело говорить с какими-нибудь нацеленными на успех выпускниками экономического факультета, а другое – с романтичными толкинистами, ценящими культуру филологами,  с любителями рок-музыки или с совсем уже малочисленными, но всё ещё существующими последователями движения хиппи.

Василий Великий замечал по этому поводу: как садовник использует в саду неодинаковые инструменты для совершения всех действий, так и слова, обращенные к разным людям, должны быть разными.

И если есть здесь что-то общее, то это как раз тот миссионерский метод, который предлагает Силуан Афонский. Метод, предполагающий расширение горизонтов познания и соотнесение того, что человека согревает, с Богом и христианством.

Дружба и приязнь приведут нас к молитве об этом человеке, кого мы хотим обрадовать светом. А молитва принесет свои плоды, хотя и не сразу. Святой Силуан одним из важнейших средств воздействия на человека считает именно молитву за него. И в важности этого совета многим из нас приходилось самим убеждаться.

Так, у меня была в университете одна подруга – толкинистка. Она любила красоту литературы и поэзии, но от веры была далека. Эта девушка – сильный человек, привыкшая всё решать сама, и она не стала бы слушать чьи-либо предложения сходить в храм. Но у меня всегда болело о ней сердце, я молился о ней на каждой Литургии как о человеке, который ищет истину и жаждет настоящести и красоты. Прошло 10 лет. Она вышла замуж, переехала в столицу и стала богата. Но от Церкви была всё так же далека, потому что её сердце не отзывалось ни на что церковное, хотя умом она и признавала важность религии. И вот она случайно, как туристка, попала в Почаевскую Лавру и там вместе со всеми приложилась к Почаевской иконе Богородицы. И в этот миг Бог дал ей пережить ошеломляющую и всеохватную реальность Своего существования! Но ждать этого мне пришлось долгих десять лет, и мысли часто говорили мне, что из моей затеи молиться о ней ровно ничего не выйдет.

Важно не количество обращённых, необходимо каждого, с кем мы работаем, привести в подлинно святоотеческое восприятие мира. Это долгий процесс, и мы должны будем на всю жизнь стать друзьями тех, о ком проявили такую заботу. Таким путём шли и святые. Так, Макарий Алтайский за всю жизнь и десятилетия миссии крестил чуть больше шестисот человек. Он старался дать этим людям радость святоотеческого сознания.

Миссионер – это прежде всего тот, кто хочет стать другом тому, кому желает подарить радость истины. И тогда его личная проповедь будет делом его любви. А любовь никогда и нигде не бывает напрасной.

Вспоминается ещё случай. Одна моя студентка-христианка несколько лет убеждала свою подругу открыть для себя храм. Они много дискутировали о вере, а в некоторых случаях студентка молилась о подруге, чтобы та поняла те или иные вещи. И в конце концов студентка заметила, что там, где была молитва, понимание у подруги совершалось, а там, где были только слова, – нет.

Но это, конечно, ни в коем случае не означает, будто слова не нужны. Ведь именно словами мы чертим круг понимания, словами определяем и оцениваем новую реальность, словами сообщаем другим о ней. Потому важно не порицать то, что людям дорого, но находить в том, что их радует, грани и крупицы Божественного. А такие открытия станут тем фундаментом, на котором мы оснуем весь наш труд, обращённый к человеку. Мы покажем, что всё подлинно греющее другого берет исток в Боге. Скорее всего, там, где мы живём, о Боге слышали все, но нужно помочь людям соотнести с Небом их радости и их надежды. А это и есть миссионерский труд, который человеку по отношению к самому себе бывает очень сложно проделать. И мы здесь придём на помощь.

Миссионер не просто обращается к слушателю на понятном тому языке его культуры или субкультуры, но он, как Николай Японский, любит этот язык, видя в том или ином культурном аспекте проблески фаворского света и указывая слушателям на его Источник. Поступающий так бывает услышан…

Если человек хотя бы немного, пусть и непутёво, но расположен к настоящести, то у миссионера и писателя всегда есть шанс затронуть какие-то струны его души. Помню, как я читал лекцию о Гарри Поттере для скучающих и ко всему безразличных семиклассников (никто из них не прочёл ни одной книги Джоан Роулинг), а потом с товарищем устроил для них же концерт ирландской музыки… Подростки и к музыке были равнодушны, но я увидел, что несколько девочек из класса оживилось и глаза у них загорелись, когда я говорил им о знаменитом мультфильме «Кунг-фу панда». Что ж… Я готов говорить на любую тему, лишь бы мои слушатели проснулись…

Если древние говорили, что все дороги ведут в Рим, то человек, имеющий мудрость, может от всякого явления, предмета, случая протянуть веревочку к Богу и таким образом дать слушателю более целостное понимание того, что его вдохновляет.

Почему бы и не поговорить о мультфильме «Кунг-фу панда», если мои слушатели расположены к этому? Почему бы не показать и через этот мультфильм, что благородство и дружба обретают свою завершенность в христианстве, а тот, кто всем казался тупицей, но имел доброе сердце, побеждает не только в мультфильме и не только в сказке? Почему бы, если всё вокруг старается расшатать веру детей  в добро, не дать им прочных оснований для этой веры? А что подойдет лучше, чем слова об Основателе Добра? В общем, этот мультфильм оказался прекрасным поводом для дальнейшего разговора, причем разговора, в котором были заинтересованы обе стороны: и я, и прежде скучавшие семиклассники…

Миссионерский метод – обращаться к высоте, которая в человеке есть. Обращаться с доверием к этой высоте. Антоний Сурожский говорил, что во многих людях сияет свет, и, если им указать на это, они захотят быть верными той красоте, которая в них уже звучит и которая может стать полнее благодаря обретению Бога, источника нашего света.

И не так уж важно, о чём именно мы заведём разговор и что вдохновляет другого человека: романы Диккенса или мультфильм «Кунг-фу панда» – ведь и в том и в другом случае мы имеем дело всё с той же жаждой высокого и хорошего, в глубине которой всегда звучит жажда Бога и того, что исходит из рук Его…

А указать другому на источник его радостей и вдохновений, на подлинную цель его мечты – это дело миссионера, врача и поэта, которому небезразлична жизнь другого человека и который готов мудро и светло подсказать жаждущему в пустыне дорогу к колодцу…

Артём Перлик
 

Опубликовано: пн, 18/11/2019 - 14:06

Статистика

Всего просмотров 1,897

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle