Меня обидели на исповеди!

Милосердие.Ru

Бывает, что тон священника, его слова или даже просто спешка во время исповеди заставляет прихожанина чувствовать себя отвергнутым. Отходя от аналоя прихожанин чувствует не облегчение, а обиду и возмущение. Мы собрали подобные истории и пытались разобраться вместе с протоиереем Василием Гелеваном, клириком храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках.

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

История 1: «Священник унижал моих родителей»

«Во время исповеди, я, как и полагается, каялась. Рассказала священнику один эпизод из моей жизни, который, я считаю (да и который вообще считается) грехом. Такой ответной реакции от него я не ожидала! В грубой форме мне было высказано, что я много смотрю телевизор, что я развратная, «куда смотрели твои родители, видимо они и сами у тебя такие, раз позволили дочери совершить такой поступок». И в итоге довел меня до слез. Ладно он унижал меня, но причем тут мои родители?»

Ни в одной православной общине за границей, даже в русских зарубежных общинах, я не видел, чтобы брутальные, строгие священники привлекали к себе столько людей, готовых выполнять все их приказания, как в России. Я нахожу эту ситуацию нездоровой.

Мне кажется, задача священника – построить, образно говоря, железную дорогу, по которой прихожанин будет ехать сам, двигаться вперед без помощи священника. Но это возможно, если не слишком опекать и не слишком давить на человека, сохраняя его собственную волю. Лучше научить его делать выбор и нести собственную ответственность.

Излишняя строгость и стремление сломать человека, надавить часто приводит к созависимым отношениям, в которых тот, кто слабее, чувствует себя неспособным нести ответственность, а лишь – исполнять приказания.

Все мы знаем, что погрязли в грехах. Но мы также знаем, что Христос пришел к нам и «вочеловечился», чтобы спасти нас, именно таких – надломленных и испорченных. И сердцевина христианства в этом, а не в бичевании.

История 2: «Священник на меня накричал»

«Сегодня была на исповеди, ушла расстроенная, обиженная. Батюшка на меня почти что кричал. Листик, который я писала, сказал не рвать, а читать и искоренять свои грехи. Мне так больно и плохо. Он прав во всём, но у меня душа болит, что он батюшка и так на меня накричал. Как быть? Боюсь теперь идти в храм».

Как член Комиссии по больничному служению я постоянно встречаюсь с умирающими, умоляющими: «Батюшка, сделайте, пожалуйста, что-нибудь!» Обычно это крик людей, которые десятки лет не ходили в храм, не причащались Христовых Таин. А что этому предшествовало? Очень часто именно такие истории-обиды: священник обидел, бабушка толкнула, свечница не то сказала. А человек-то до этого думал, что в храме одни ангелы, и он – когда придет в храм – станет таким же. А священники, как и прихожане, – обычные люди со своими немощами. В храм приходят не святые люди, а такие же грешные.

Надо приходить в храм, как в больницу, искренне веря и ища исцеления, с твердым настроем «не уйду, пока не исцелюсь». Нужно постараться вернуться в храм, даже если обидно.

Древние римляне говорили: «Ищи того, кому это выгодно». Это только кажется, что ты сам принял то или иное решение: уйти из храма, закрыть Евангелие, оставить молитву. Дьявол дерзкий: он вторгается и в алтарь, и в головы священников.

Если у нас хватит сил увидеть в неприятных событиях, в интонациях, в чужом поведении дьявольское искушение, то Бог даст нам силы его преодолеть, остаться в храме, испытать радость победы над дьяволом, и в утешение Господь пошлет нам благодать.

Может быть, раз за разом преодолевая эти искушения, нам не придется на смертном одре взывать к священнику «Сделайте хоть что-нибудь!».

История 3: «Несправедливое замечание на исповеди выбило меня из колеи»

«Однажды, когда мне было очень тяжело, я с трудом заставила себя пойти на Литургию. Отстояла очередь на исповедь, и батюшка мне первым делом говорит: «Давайте побыстрее, а то мне надо уходить в алтарь, а вы всегда очень долго исповедуетесь. Я опешила, потому что это как раз не так, я стараюсь, как написано в книжках про исповедь просто называть свои грехи, не вдаваясь в подробности. Это замечание выбило меня из колеи. Я стояла, собиралась с духом и молчала, пытаясь снова настроиться. Он начинает ругаться, что я поздно пришла, но это тоже было несправедливо. Тут уже я начала возмущаться. В итоге он меня отослал, не стал исповедовать, сказал, что я сегодня еще больше нагрешила, отодвинул меня и подозвал следующего».

Если вы ожидаете исповеди как подробного разговора, то лучше, конечно, приходить вечером, во время Всенощного бдения. Исповедь во время Литургии возможна, если человек едет издалека, болен или немощен. Если утренняя исповедь затянется, весь храм, все, кто стояли на службе с самого утра, вынуждены будут стоять и ждать. Священник переживает за прихожан, и не может пренебречь их чувствами…

Но это, конечно, не оправдывает никакую грубость. Священник не имеет права быть грубым. Можно ли, столкнувшись с грубостью в храме, пожаловаться священноначалию? В принципе, конечно, можно. Но я советую, прежде всего, посмотреть на батюшку со стороны. Причины его грубости часто лежат в физиологии. Может, у него сахарный диабет, поднялось давление, болят ноги? Его всё раздражает… Преподобный Серафим Саровский на вопрос братии одного монастыря, кто из них ближе всех ко спасению, ответил: «Повар. Он вас всех ненавидит, но ежеминутно борется со страстью гнева».

Надо поменьше обращать внимание на личность священника, больше воспринимать его как медиатора, посредника между вами и Богом и молиться о том, чтобы слова священника были произнесены им не от ума, а от Духа Святого.

Ведь действительно часто так бывает: принимая одну исповедь, хочется помолчать, не хочется быть навязчивым, не хочется перебивать, а принимая другую – вдруг скажешь что-то такое хлесткое, что сам недоумеваешь «Что же я такое ляпнул». И вдруг спустя некоторое время человек приходит и благодарит за эти слова, которых ты уже и вспомнить не можешь. Вероятно, Господь излил на него в тот момент необходимые слова поддержки.

Лично мне вообще трудно говорить слова обличения, я не умею этого, не нахожу в себе право, вижу, как люди болезненно воспринимают такие слова. Но мои прихожане по моему молчанию понимают, в чем были неправы, тонкая натура и по взгляду священника поймет, в чем промах.

Обличать нужно уметь. Обличение возможно только с любовью. Скажем, человеку черствому, дерзкому необходимо услышать что-то резкое, что «пробьет» трещину в его очерствевшем сердце. Именно через эту трещину туда прольется свет, он станет милосерднее. Но этот «удар» не должен сломать его, а лишь пробить брешь в его горделивой «броне». И как трудно почувствовать этот баланс!

И если все-таки священнику не удалось его соблюсти, не торопитесь жаловаться на него. Придите сначала к нему самому и честно скажите ему в глаза, что именно вас обидело.

Может, священник, который грубо вам ответил, принесет горячее покаяние Богу. А вот письменная жалоба может обернуться для него наказанием или даже разлучить его с паствой.

История 4: «Священник все истолковал по-своему»

«В первые два года семейной жизни мы с мужем жили в разных городах и виделись один-два дня в неделю. Это наводило уныние, в котором я периодически каялась на исповеди. И вот покаялась в очередной раз. В ответ вместо слов поддержки я услышала, что все мы женщины такие, мужья для нас трудятся, а мы – неблагодарные – требуем все больше и больше к себе внимания. Ну и дальше описание в красках собственной семейной ситуации священника, меня исповедовавшего»

Если приходить на исповедь с искренней верой, что Бог всегда дает Благодать, с доверием Богу и священнику, который в данный момент является проводником Его воли, то легче будет принять, что ничего случайного в этой жизни нет. И если та или иная ситуация отозвалась во мне горькой обидой, значит Бог показал мне мою гордыню.

Обида – это лакмусовая бумажка, «экспресс-тест» на уровень гордыни. Сильно обиделся – гордыня еще сильна, поменьше – значит отчасти ее поборол. Как же уязвим человек, который не видит пока свою гордыню! Слово не так скажешь – обидится. И, возможно, нетактичное, порою грубое высказывание священника дано тебе именно для этого – показать уязвимые места.

Мы живем, как будто ходим по черной-черной комнате со свечой в руке, и способны только подойти к маленькому фрагменту этой большой стены под названием «жизнь» и подсветить его своей свечкой. Увидим клочок стены – и делаем вывод, что вся стена такая. Нам надо научиться видеть свою жизнь в целом – как путь. И тогда всё приобретает смысл, каждый отдельный день складывается в большой «пазл» – земной путь. И тогда ты видишь, как Бог терпеливо и мудро вел тебя ко Спасению, к очищению души, как он подводил к тебе тех или иных людей или обстоятельства для твоего блага.

Вот я претерпел сегодня грубость, испытал боль – а завтра я смогу остановить собственную грубость, не причинить боль кому-то другому, памятую, какую боль испытал сам. И Путь мой станет немного светлее.

Что хочется пожелать каждому кающемуся, приходящему в храм? Исповедь – это искусство. И как всякое искусство, требует тщательной подготовки. Чтобы полилась красивая мелодия, сперва нужно выучить ноты, научиться владеть смычком. Но не нужно этого бояться. Главное – начать, делать первые шаги. Не бояться и не стесняться. Забыть, что священник – это человек, и глубоко верить в то, что он – посредник между человеком и Богом. Постараться услышать, что Бог хочет сказать тебе через него. И обязательно молитесь за священника, к которому идете на исповедь.

А себе и своим собратьям-священникам я хотел бы пожелать не забывать, что Господь Христос – Бог милующий. Он принес нам Мир и Любовь. И главное, чему должен подражать пастырь, – Милосердию Божьему.

Подготовила София Бакалеева

Опубликовано: вт, 26/09/2023 - 18:59

Статистика

Всего просмотров 918

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle