Какой элемент жизни церковной общины можно обозначить как первостепенный?

Православие.ru

Записки катехизатора.

Как известно, главная задача катехизации – привести человека в Церковь в полном смысле этого выражения, помочь ему стать полноценным членом Церкви, погрузиться в церковную жизнь. Но здесь мы упираемся в тему устройства приходской жизни, поскольку к церковной жизни мы приобщаемся через конкретный православный приход и его общину.

Особо заметно эта проблема высвечивается в антисектантской деятельности, поскольку в большинстве сект мы находим сплоченные общины. Мы можем объяснить человеку всю пагубность пребывания в той или иной секте, а также убедить его в истинности православной веры, но, если недавний сектант не найдет на православном приходе крепкой и дружной общины, вероятность того, что он удержится в Церкви, невелика.

Тема главенствующего значения благоустройства приходской жизни осознается в наши дни многими церковными людьми. Огромное внимание уделяет этому Святейший патриарх Кирилл. На Архиерейском совещании 2 февраля 2015 года Предстоятель Русской Православной Церкви так говорил о проблемах приходской жизни:

«Люди часто не понимают, что такое приход, что такое Евхаристия, какое место они занимают в Церкви. Забывая о цели и миссии Церкви как общества, объединенного в любви вокруг Евхаристической чаши, прихожане либо с трудом принимают приходящих извне и замыкаются в собственном кругу, либо воспринимают хождение в храм как личное дело, не предполагающее активного участия в жизни прихода. Новоначальные же зачастую и вовсе остаются вне общинной жизни».

Но здесь возникает вопрос: какой элемент жизни церковной общины мы можем обозначить как первостепенный или, если можно так выразиться, «приходообразующий»?

Представим, что на каком-то приходе проведение катехизации находится на должном уровне. Проводится несколько бесед перед крещением, работу ведут талантливые, знающие и любящие свое дело катехизаторы, ведется миссионерская и социальная работа, действуют просветительские курсы, воскресная школа, проводятся беседы с чаепитиями, к праздникам устраиваются концерты, детские спектакли, регулярно проводится бал (а, может, где-то уже и дискотека) православной молодежи. При этом приходская община как-то не особо расширяется... Кто-то приходит, кто-то уходит, какие-то проекты замирают, оставшиеся пребывают в вялотекущей стадии.

Возможно, некоторый свет на подобные ситуации поможет пролить знакомство с жизнью и деятельностью старца Ефрема Филофейского, почившего в конце 2019 года. Вот, что вспоминал о нем священник Антоний (Мосхонас), многолетний настоятель православного храма в городе Тусон (США, штат Аризона):

«Мы, американские архиереи и иереи, в течении семидесяти лет хотели привлечь народ в Церковь проведением фестивалей. То есть мы устраивали праздники и гуляния, угощали людей напитками, едой и развлечениями. Мы забыли о молитве, исповеди, постах, четках – всём том, что составляет предание нашей Церкви. Мы даже препятствовали созданию монастырей, так как полагали, что в них нет необходимости и они не могут ничего дать нашей Церкви. И вот пришел малюсенький человек, без мирского образования и богословских дипломов, без новаторских и смелых идей (которые в изобилии были у нас) и напомнил нам о самом главном – нашем Православном Предании.

Он не звал на танцы и развлечения, а призывал к посту и участию в многочасовых бдениях. И люди откликнулись на его призыв, пришли к старцу и поддержали его. Число приходящих к отцу Ефрему не поддается описанию. Америка, стремившаяся к выходу из тупика культуры потребления и рабства материальным ценностям через различные общественные течения (например, хиппи) и восточные религии, открыла для себя подлинное неискаженное христианство – Православие».

Старец Ефрем основал в Северной Америке порядка 20 монастырей, после чего многие стали называть его Ефремом Аризонским, по названию штата, в котором он устроил самую крупную из этих обителей, – монастырь преподобного Антония Великого.

Нечто подобное мы можем найти и на нашей русской земле. К примеру, знаменитый монастырь Оптина пустынь кроме святых старцев известен своими многочасовыми храмовыми богослужениями. Казалось бы, современному, привыкшему к комфорту человеку естественно пытаться избежать столь продолжительных служб. Но мы видим обратное: в оптинских храмах на праздник не протолкнуться, да и в будни они не пустуют. А те из паломников, которые хотя бы несколько дней пробыли в монастыре на послушании, совмещающемся с участием в суточном богослужебном круге, вспоминают это время как лучшее в своей жизни и зачастую становятся действительно церковными людьми.

Богослужение — это и есть то самое общее дело христиан, которое на греческом языке обозначается словом «литургия». Именно об этом упоминает в приведенной выше цитате Святейший патриарх Кирилл, говоря «о цели и миссии Церкви как общества, объединенного в любви вокруг Евхаристической чаши». Богослужение, формируясь вокруг Евхаристии, т.е. вокруг Самого Христа, и исходя из Евхаристии, само, в свою очередь, формирует всю жизнь христианина, становясь фундаментом и связующим элементом его жизни.

Я не могу согласиться с высказываниями о том, что наиважнейшей из форм Священного Предания является Священное Писание, поскольку, как мне кажется, наиважнейшей формой Священного Предания для нас является литургия и связанный с ней богослужебный круг. Литургия совершалась и в те времена, когда еще не существовали Книги четырех евангелистов и Апостольские послания. Сами чтение и толкование Священного Писания входят в наше богослужение, так что проводимые в домах и в аудиториях, они являются лишь продолжением этого богослужения.

В свете сказанного интересны результаты опроса, проведенного несколько лет назад среди православных священников, которым был задан всего один вопрос: «Какой совет вы дадите настоятелю, который стремится построить сильную приходскую общину, но при этом сам “хочет выжить”?» Из 65 разнообразных ответов один был самым лаконичным: «Молитесь!!!!!!!!!!!!!!!!!». А несколько советов напрямую относились к регламентации храмового богослужения. Один из них звучит так: «Надо служить длинные протяженные службы по уставу и быть отзывчивым пастырем. Ничего более».

Слова «ничего более» можно трактовать в том смысле, что всё, что свыше этого, – приложится. То есть богослужение является основой церковной жизни и приходской общины. Если проведение храмового богослужения, скажем так, стремится к норме, а священники внимательно и добросовестно относятся к своему служению, то и остальные формы приходской жизни будут налаживаться. Если же церковная служба сокращается, заменяется другими непредусмотренными уставом формами, то и остальные направления приходской деятельности не получат развития.

И здесь серьезным предостережением для нас может служить пример такого пусть и инославного сообщества, как Римо-католическая церковь. К примеру, II Ватиканский собор известен своими либеральными реформами, которые в значительной степени коснулись богослужения. Оно впоследствии было значительно упрощено и сокращено. Парадокс заключался в том, что все это делалось в целях привлечения большего количества молящихся в храмы, но привело к противоположным результатам:

«Количество священников, монашествующих и мирян сократилось в ужасающих размерах. Если до II Ватиканского собора считалось, что регулярно посещают мессу как минимум 65% католиков, то сегодня это от одной четверти до одной трети католиков – 25–33%».

Сокращение богослужения, дополненное переводом мессы на национальные языки, имело своим следствием то, что многие европейские католические храмы почти или даже совсем опустели:

«Так, например, на воскресных мессах в крупнейших католических соборах Франции и других западноевропейских стран богомольцев почти нет; в некоторых странах здания древних соборов и кирх продаются под кафе и прочие увеселительные заведения, так как служить мессы в них попросту не для кого».

Катехизация хороша и необходима, но если она не поддерживается основательно устроенной богослужебной жизнью прихода, то усилия по церковному просвещению во многом будут потрачены впустую.

Что касается спектаклей, концертов и литературных вечеров, то они не способны компенсировать богослужебные пустоты. Эти формы настолько развиты в светской жизни, что церковные мероприятия такого типа всегда будут уступать нецерковным. И этому есть объективные причины: Церковь не может себе позволить привлекать людей, спекулируя на инстинктах, чем по большей части занимается массовая культура.

В то время как должным образом устроенное богослужение погружает христианина в среду, которая, во-первых, вырывает его из потока мирской суеты и настраивает на духовный лад, во-вторых, наполняет правильными мыслями, образами и идеями, в-третьих, помогает укрепиться в добрых намерениях, а в-четвертых, призывает Божественную благодать не только на молящегося и его близких, но и на всю приходскую деятельность.

Предложенное выше рассуждение не претендует на полноту исследования поставленного вопроса, но является лишь приглашением православных читателей к совместному поиску разумного и аргументированного ответа на этот непростой вопрос.

Андрей Горбачев

Теги

Социальные комментарии Cackle