Как третий псалом связан с глянцевыми журналами и почему так важно не сотворить из себя «модного телесного бога»?

Рассказывает священник Андрей Чиженко.

Предисловие

История третьего псалма об эгоизме и спасении. В ней мы видим крах эгоизма влюбленного в себя Авессалома и избавление, спасение от надвигающейся гибели смиренного, любящего Господа и любимого Им, святого пророка и царя Давида. В псалме мы явственно слышим гимн пасхального славословия и торжество веры за сотни лет до Воскресения Христова великого праздника и великого чуда Христа Воскресшего, Спасшего верных своих людей.

Совсем еще недавно мы с вами, дорогие братья и сестры, праздновали дни памяти святых великомученицы Екатерины и апостола Андрея Первозванного. В их житиях – пример отвержения себя и следования всецело за Господом нашим Иисусом Христом. Святая великомученица Екатерина принесла в дар Богу свои таланты и красоту. Святой апостол Андрей искал Бога и нашел Его. Он, откликнувшись на зов Всевышнего, пошел за Ним, став Первозванным, приведя к Богу и своего великого брата Симона-Петра. Святой Андрей проповедовал во многих странах за тысячи километров от Иерусалима. И когда его приговорили к казни через распятие, он в смирении попросил распять себя на диагональном кресте, чтобы не уподобляться Господу. Он настолько любил Творца, что не пожелал быть освобожденным от креста, но вымолил у Бога крестную смерть, желая соединиться с Возлюбленным им Господом.

В истории же третьего псалма мы видим антисвятой пример жизни сына пророка и царя Давида Авессалома, который является противоположным житиям апостола Андрея и великомученицы Екатерины примером, закончившимся трагедией и гибелью царственного «нарцисса» Авессалома.

История написания третьего псалма

Как и многие другие псалмы Псалтири, написанные святым Давидом, третий псалом создан в конкретно историческом смысле как  мольба к Богу праведника Давида об избавлении от козней и интриг собственного сына Авессалома, желавшего занять престол отца. Поэтому псалом имеет следующее надписание: «Псалом Давиду, внегда отбегаше от лица Авессалома, сына своего…».

Остановимся кратко на этой поучительной ветхозаветной истории…

Она описывается в 13–18-х главах Второй Книги Царств.

Авессалом был сыном святого пророка и царя Давида (третьим по счету) от Маахи, дочери Фалмая, царя Гессура (земля на юго-западе Сирии). В этой области в то время жили так называемые «народы моря» – сирофиникийцы, которые были родственны филистимлянам, враждовавшим с евреями. Сирофиникийцы были язычниками, поклонявшимися языческим божествам Ваалу и Астарте. Это поклонение резко осуждается Господом и его святыми во многих местах Священного Писания Ветхого Завета. Но все же Давид женится на сирофиникиянке, что тоже было отступлением от Пятикнижия.

Возможно, он это сделал по политическим соображениям, чтобы приобрести союзников среди «народов моря» и заключить нужное для евреев, воевавших на несколько фронтов, перемирие.

От этого союза и родился Авессалом. Его имя переводится как «отец мира, покоя». И он, родившись не в благословенном Богом союзе, причинил отцу лично и народу израильскому в целом множество страданий. Как уже говорилось выше, Авессалом был очень красив. Вот как о нем сказано в Библии: «Не было во всем Израиле мужчины столь красивого, как Авессалом, и столько хвалимого, как он; от подошвы ног до верха головы его не было у него недостатка. Когда он стриг голову свою, – а он стриг ее каждый год, потому что она отягощала его,  – то волоса с головы его весили двести сиклей по весу царскому (2 Цар. 14: 25, 26). У него были очень красивые волосы. И по тому, как он с ними обращался, мы видим, что человек этот, выражаясь языком современной психологии, был «нарциссом», очень влюбленным в себя. Он не только стригся, но и взвешивал собственные волосы, что выказывает чрезмерное внимание и любовь к собственному телу, к собственной персоне.

В  то время в царском доме святого Давида случилась беда. Его другой сын Амнон воспылал блудной страстью к собственной сестре Фамари. Он ее изнасиловал, обесчестил. А потом, съедаемый чувством вины и ощущением собственного позора, прогнал ее от себя. Авессалом из чувства мести убил брата Амнона. После совершенного преступления он бежит от возмездия в Сирию. Но через некоторое время святой пророк и царь Давид, всегда отличавшийся добрым сердцем, прощает сына и разрешает ему вернуться.
Авессалом же не принес достойные плоды покаяния. Он не только стал братоубийцей, но еще и осмелился поднять руку на отца: решил свергнуть его с престола и стать царем Израильским. Авессалом всячески очернял Давида перед народом и аристократией и, наконец, поднял открытое восстание. Оно закончилось временной победой Авессалома. Законный царь Израиля бежит из Иерусалима, в который раз гонимый врагами. Но только теперь его гонит собственный сын. Как раз в этом тяжком изгнании в думах и тревогах за собственную жизнь, за израильский народ в сердце, переполненном болью и любовью за беспутного сына, и был написан третий псалом.

Толкование третьего псалма

(святители Иоанн Златоуст, Афанасий Великий, Григорий Нисский, Кирилл Иерусалимский, Блаженный Августин)
В данном псалме поражает та глубина веры и упования на Бога святого пророка и царя Давида, который в тяжелейших для себя жизненных обстоятельствах верит, что Господь его избавит от беды, что Господь, как любящий Отец, его спасет.

Приведем полный текст третьего псалма:

Псалом Давида, когда он бежал от Авессалома, сына своего.

Господи! как умножились враги мои! Многие восстают на меня;

многие говорят душе моей: «нет ему спасения в Боге».

Но Ты, Господи, щит предо мною, слава моя, и Ты возносишь голову мою.

Гласом моим взываю к Господу, и Он слышит меня со святой горы Своей.

Ложусь я, сплю и встаю, ибо Господь защищает меня.

Не убоюсь тем народа, которые со всех сторон ополчились на меня.

Восстань, Господи! спаси меня, Боже мой! ибо Ты поражаешь в ланиту всех врагов моих; сокрушаешь зубы нечестивых.

От Господа спасение. Над народом Твоим благословение Твое.

Во втором стихе  мы видим, что святой пророк и царь Давид поступает как настоящий христианин. Он не ропщет на Бога, не унывает. Он ищет у Господа ответ на вопрос «За какие прегрешения послана мне такая скорбь?». Так же должны поступать и мы в несчастьях: не унывать, не роптать, не обижаться и не злиться, но рассмотреть свою жизнь, расслышать в скорби голос Божий и примириться с Богом, принять скорбь как врачебное средство, молиться, конечно, об избавлении от скорби, но и терпеть ее, как терпит больной руки лекаря, врачующие его. Важно потерпеть десницу Божию, исцеляющую нас.

В третьем стихе пророк констатирует факт того, что многие на него восстали, причем не только по мотивам политическим, но и богоборческим. Давид пишет, что они говорят: «Нет спасения ему в Боге его». Святитель Афанасий Великий истолковывает это место таким образом: здесь есть намек на демонов, на их злоумышления против нас.

Но уже во четвертом и пятом стихах Давид твердо исповедует веру в Бога, в то, что Он спасет людей Своих: «Но Ты, Господи, заступник мой, слава моя, и Ты возносишь главу мою. Гласом моим я ко Господу воззвал, и Он услышал меня со святой горы Своей». Так и мы не должны отчаиваться, но в трудных обстоятельствах, в искушениях, в испытаниях, во время бесовских нападений должно прибегать только к Богу и призывать Его на помощь с душевным усердием в прилежной и умной молитве. Так пишет об этих стихах святитель Афанасий Великий. Он именно и толкует слова «гласом моим я ко Господу воззвал» как умную и сердечную молитву. Гора же Сион здесь Небо.

Мы должны, дорогие братья и сестры, не потрясаться от искушений, но становиться на молитву, и тогда Господь далече отгонит от нас лукавых духов, потому что их усилия ничтожны по сравнению с силой и благодатью Божией, приходящей на помощь молящемуся христианину.

В шестом и седьмом стихах продолжает развиваться эта тема: «Я уснул и спал; пробудился, ибо Господь защитит меня. Не убоюсь множеств людей, кругом нападающих на меня». Святые отцы пишут, что здесь ночью называются бедствия, но когда человек становится на молитву, прибегает к Богу, то Господь избавляет бедствующего от скорбей, пробуждает его спящий ум и сохраняет кающегося и молящегося от неприязни (бедствия). Мы видим, что словом «кающийся» святые отцы говорят нам о том, что мы должны осознать грех, результатом которого явилась скорбь, и покаяться перед Богом в нем.

В 6-м и 7-м стихах псалма есть и высший пророческий смысл. Здесь говорится о Христе, Страдающем, Распятом, и о Воскресении Христовом.

Эта тема и в восьмом стихе:  «Восстань, Господи, спаси меня, Боже мой, ибо Ты поразил всех враждующих против меня тщетно, зубы грешников Ты сокрушил». В церковнославянском языке вместо «восстань» употребляется чудное и таинственное слово «воскресни»: «Воскресни Господи, спаси мя, Боже мой». Это одновременно и пророчество, и исповедание веры, древний символ веры святого царя Давида. Он Святым Духом, руководившим пророком, предчувствовал Воскресение Христово – это великое торжество спасения Богом падшего человечества. И в то же время Давид говорит о том, что Бог Израильского народа – «Боже мой» – его Бог,  Господь его сердца и души. Далее в стихе говорится о том, что Искупительный Подвиг Спасителя поразит всех враждующих и зубы грешников сокрушит. Почему именно зубы? Зубы и  клыки у диких животных, сосредоточение силы и одновременно ярости и агрессии. Здесь, конечно, речь идет о грехе, аде и смерти, которые будут сокрушены Воскресением Христовым.

Девятый стих «От Господа спасение и к народу Твоему – благословение Твоё» – это мощный аккорд, торжество, пир веры, уверенность в том, что Господь спасет, сохранит и благословит всех верующих в Него. Святые отцы писали о том, что мы не должны возлагать надежды на человека, но от единого Бога ожидать спасения. Вольною Своею Крестною смертью Христос соделал спасение миру. Под словом «люди» подразумеваются все верующие в Бога, а под благословением Божиим святые отцы понимали Крест честной и все те благодеяния Божии, которые являются следствием благословения Божьего, ведь Господь единственно Источник нашей жизни и Податель благ.

Послесловие и урок

В последнем стихе царь Давид уверен, что Господь его услышит. Сердце Давида посреди скорби исполнено торжеством богообщения, радостью соединения с Богом, высшим блаженством жизни в Нем.

Господь услышал его. Воины Давида побеждают в решающей битве. Авессалом спасается бегством на муле. Он бежит по густому лесу, но запутывается своими прекрасными волосами за ветви и останавливается. И хотя отец дает воинам приказ не убивать сына (Давид до конца любящий и милосердный), воины все же застрелили его из луков.

Красота, обращенная в погибель. Не это ли урок всем молодым? Сейчас, как и во времена древней Эллады, нам пытаются навязать культ собственного тела. Красота становится страстью, которая тешит гордыню, предметом торга. И внутри у такого человека страшнейшая прелесть: вместо престола Божия зеркало, в котором он любуется собой. Это страшное одиночество современного человека, приводящее к огромным повреждениям души. Жизнь проносится мимо него, жизнь с ее радостями, красками, общением с Богом. Главное – крем, помада, тональник, модная одежда и прочие аксессуары. Человек пытается из себя сотворить истукана, «телесного бога», но в итоге становится старым, больным и одиноким грешником, который заканчивает жизнь в унынии из-за того, что красота увядает.

А она и должная увянуть, потому что не в ней смысл человеческой жизни!

Авессалом в жертву своей красоте пытался принести других людей. А сколько сегодня в жертву моде и иллюзорным эталонам красоты приносятся семей, детей – этих чистых невинных младенцев? Когда супруг(супруга) разбивает семью, оттого что его супруг (супруга) не соответствуют образам из глянцевых журналов?

Когда человек сотворяет из себя «телесного бога», заканчивается красота. Почему? Потому что, как говорилось в толковании девятого стиха третьего псалма, только Бог является источником жизни и творцом красоты. Пытаясь «улучшить» Его работу, мы творим уродство и безобразие.

Вспомним Деяния Святых Апостолов: «В назначенный день Ирод, одевшись в царскую одежду, сел на возвышенном месте и говорил к ним; а народ восклицал: это голос Бога, а не человека. Но вдруг Ангел Господень поразил его за то, что он не воздал славы Богу; и он, быв изъеден червями, умер» (Деян. 12:21–23).

Вот конец гордеца и «нарцисса». Человек запутывается сам в себе, в жизни, как Авессалом волосами в ветвях деревьев. И в этом сатанинском внутреннем лабиринте его настигнет диавол и поразит своими стрелами, изранит его. Вот конец «телесного бога» – разложиться, изуродоваться и быть съеденными червями!

Хотим ли мы этого? И стоит ли это страшных колоссальных усилий, мертвящих душу человека? Не лучше ли посвятить время жизни единению с Богом, развитию своей души?

Но в данном псалме по касательной затрагивается и другая сторона темной страсти гордыни. Желание обладать. Грех Амнона по отношению к Фамари. Отношение к другому человеку как к пирожку. Но вот удивительное дело! Насыщения не происходит. Наоборот, разверзается страшная пропасть адская и обнажается поруганная испепеленная, истерзанная жизнь. И не одна.

Удовлетворение страсти – это ключ к двери в ад, в вечное страдание и погибель. Пример Амнона показывает, что  такой человек будет сожжен в своей совести, испепелен внутренними и внешними мучениями и станет добычей для беса, если не одумается и не покается перед Богом. Как писал святитель Василий Великий: конец исполнения заповеди Божией – вечная жизнь, а конец ее нарушения – вечная смерть.

Человек, покоренный страсти, становится звероподобным, терзающим прежде всего себя, превращающим свою жизнь в выжженную пустыню, в пепелище.

Не лучше ли учиться на уроках святого пророка и царя Давида? Не лучше ли на псалтири своего сердца мощным торжественным и прекрасным аккордом возгласить: «Воскресни Господи, спаси мя, Боже мой… От Господа спасение и к народу Твоему – благословение Твоё» – и войти в дивный, преогромный и прекрасный мир, приготовленный для нас. Как писал митрополит Антоний (Паканич): «Заботливо и филигранно Творец воссоздает погибший мир, постепенно воскрешая его ради каждого человека. Создаются неповторимые миры, в которые как величайшие драгоценности мы будем помещены в положенное  время».

Закончим эту статью уже современным гимном Богу…

Борис Пастернак. В больнице

«…О Господи, как совершенны
Дела твои, – думал больной, –
Постели, и люди, и стены,
Ночь смерти и город ночной.

Я принял снотворного дозу
И плачу, платок теребя.
О Боже, волнения слезы
Мешают мне видеть Тебя.

Мне сладко при свете неярком,
Чуть падающем на кровать,
Себя и свой жребий подарком
Бесценным Твоим сознавать.

Кончаясь в больничной постели,
Я чувствую рук твоих жар.
Ты держишь меня, как изделье,
И прячешь, как перстень, в футляр».

Иерей Андрей Чиженко

Опубликовано: пн, 16/12/2019 - 13:56

Статистика

Всего просмотров 4,040

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle