Языки

  • Русский
  • Українська

Как святой монах вымолил место под строительство собора и на средине Днепра растворился в воздухе

Содержимое

Невыдуманная история.

На второй день Пасхи дети Свято-Ольгинского прихода, что на Харьковском массиве киевской Дарницы, пришли поздравить своего настоятеля, 77-летнего отца Всеволода, с Воскресением Христовым. Его келья с балкончиком расположены на втором этаже здания воскресной школы, откуда хорошо видны храмы и растущие вокруг них дубы.

– Видите этот дуб? – спросил батюшка у собравшихся вокруг него ребят. – С ним связано одно предание, которое мне поведали старые люди, наши прихожане. На этом месте, где сейчас массив Харьковский, раньше были заливные луга, стояли домишки хуторян, и называлось это место хутор Красный. «Красный» – значит «красивый». Луга эти когда-то принадлежали Киево-Печерской Лавре. Приезжали сюда братия с послушниками на сенокосы.  И вот в 1926 году, когда уже произошла революция и к власти пришли безбожники, Киево-Печерскую Лавру закрыли, монахов разогнали… 

Левый берег Днепра, нач. ХХ века

Церковь подверглась страшным гонениям. Священников арестовывали, сажали в тюрьмы, монастыри и храмы закрывали. Была даже создана такая организация, которая называлась «Союз воинствующих безбожников». На заводах и фабриках, в колхозах и даже в школах создавались первичные организации этого «Союза воинствующих безбожников». Основывались музеи атеизма, в некогда великой православной стране новая власть поставила себе целью доказать, что Бога нет, везде насаждался атеизм. В переводе «атеизм» означает «против Бога». А если человек ходил в церковь, его объявляли врагом народа, могли арестовать и даже расстрелять. Вот такое страшное время было. В Киево-Печерской Лавре, древней обители Киевской Руси, тоже создали музей атеизма.

Но лаврские монахи не могли покинуть святую обитель и уехать от нее далеко. И они селились поблизости у благочестивых христиан и проживали у них тайно. Пробирались на территорию Лавры, шли в пещеры, чтобы поклониться угодникам печерским. Тогда директор музея приказал собрать мощи преподобных, погрузить в машину и вывезти из Лавры. Мощи погрузили, а машина, на которую погрузили, не заводится. И мотор смотрели, и проверяли – не едет машина, и все тут. Тогда кто-то из сотрудников шепнул директору: «Вы их лучше здесь оставьте, а то эти монахи наколдуют чего-нибудь, мы тут все заболеем и помрем…» Подумал директор, почесал затылок и оставил мощи в Лавре.

И вот, детки, один лаврский иеромонах по имени Израиль перебрался сюда, на левый берег Днепра, и у этого дуба, на окраине Красного Хутора, вырыл себе землянку, стал здесь молиться, огород обрабатывать. Прослышали православные, что у дуба в землянке живет монах, потянулись сюда за советом и благословением. А еще много болящих шло, так как после молебнов отца Израиля немощные часто поправлялись. Видно, богоугодной, святой жизни был этот иеромонах.

Отец Всеволод на «капитанском мостике»

И вот кто-то из «сознательных» хуторян донес властям, что в землянке живет и молится лаврский монах. Начальник отделения НКВД приказал ночью его арестовать. Но и среди милиции не все были безбожниками, оказались и верующие люди. Кто-то из них передал христианам Красного Хутора, что в эту ночь о. Израиля арестуют. Люди поспешили к батюшке и стали его упрашивать покинуть землянку и уехать.

«Куда мне ехать, детки, – отвечал он. – Я уже стар. Меня и так скоро Божья Матерь заберет».

«Нет-нет, батюшка, уезжайте. Вот и подвода готова, вас довезут до Днепра, переправят на правый берег, а там уже Господь как-то управит!..»

«Ну что ж, на все Его святая воля, – ответил старец, со смирением собрал в мешочек евангелие, крест, икону, а от еды отказался. – Не понадобится она мне», – ответил.

И вот, рассказывали люди, как провожали отца Израиля к Днепру, как прощались с ним. Сел он в лодку, всех перекрестил, и лодка отплыла. Погода  была ясная и тихая. Лодка медленно направлялась на правый берег.  И вдруг на середине реки в одно мгновение ее не стало, будто испарилась. Если бы она перевернулась или стала тонуть, было бы видно. Но она буквально растаяла в воздухе, стала невидимой…

И никто больше ничего не слыхал об иеромонахе Израиле. Потом один старец растолковал этот необычный случай так: «Отец Израиль был святой жизни. Молился Божией Матери, чтобы она избавила его от безбожных гонителей. И Она услышала его молитвы и забрала. Может, на небо, а может, переселила в другое место чудесным образом… Аще хочет Бог, изменяется естества чин… Богу все возможно…»

Пасхальный Крестный понедельника Светлой седмицы вокруг Ольгинского собора

А дальше было вот что. Землянка давно распалась, а дубы, у которых святой жил и подвизался, продолжали расти. Частные дома хутора давно снесли, луга засыпали песком, на которых и вырос Харьковский массив. А место это будто кто-то берег, дубы росли, и ничего здесь не строили.

Прошло 70 лет, пока верующие и я с ними не пошли в администрацию городскую и  не стали просить землю под строительство храма. И нам выделили именно этот участок. Здесь уже за 20 лет построен целый храмовый комплекс: храм святого Гавриила, собор равноапостольной княгини Ольги, колокольня, воскресная школа и  духовно-просветительский центр… А дуб,  под которым молился о. Израиль, до сих пор стоит… И люди говорят: «Это преподобный иеромонах Израиль у Господа вымолил собор и место под него…»

Вот такая история, детки. Христос воскресе!

И благословил каждого.

Записал Сергей Герук

Теги

Опубликовано: вт, 03/05/2016 - 14:15

Статистика

Всего просмотров 13

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle