Языки

  • Русский
  • Українська

Как свт. Григорий Палама из блестящего аристократа превратился в архиепископа и богослова

Содержимое

Во вторую Неделю Великого поста Церковь чтит память святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского (Солунского).  

Об уникальной личности святителя Григория, о жизни «упакованного» юноши, но отказавшегося от перспектив ради монашества, о его вселенском учении — в интервью архимандрита Сильвестра (Стойчева), старшего помощника ректора КДА по учебно-методической работе.

Духовное возрождение Византии происходило именно благодаря людям, подобным святителю Григорию

— Представляю себе святителя Григория Паламу в его время – такой себе блестящий молодой человек, сын крупного сановника, воспитанный при императорском дворе: талантливый, прекрасно образованный, красивый, в общем, как сегодня говорится, «упакованный по всем статьям». И вот этот перспективный юноша бросает все это ради аскетической жизни. Как-то трудно себе представить современного молодого человека, который бы бросил карьеру, все материальные блага и, не задумываясь, ушел в монастырь. Что за время тогда было такое?

— Святитель Григорий Палама жил в уникальное для Византийской империи время. Надо понимать, что во времена святителя Григория Византийская империя была государством, территория которого сократилась в размерах в разы по сравнению с классической Византийской империей, от Юстиниана до времен правления Македонской династии.

Если посмотреть на карту Византии времен святителя Григория, мы увидим, что она занимает сравнительно небольшое географическое пространство. Но даже при таком внешнем упадке, который связан с тем, что империя утратила громадные территории на востоке, это время принято считать  периодом удивительного расцвета Византии, названым по имени правящей династии – «Палеологовским расцветом».

Это время характеризовалось небывалым развитием культуры, церковной культуры, прежде всего — иконографии, архитектуры и богословия. Кроме того, это было время удивительного подъема в церковной аскетической жизни. Люди проявляли повышенный интерес к тому, что называется «традицией мистической, аскетической практики». В этот период в Византии глубокое внутреннее благочестие было потребностью не только для крестьян и ремесленников, но и для аристократов самого высокого звания.

Святитель Григорий Палама происходил из семьи аристократов. Но то, что он в молодом возрасте ушел в монахи, предпочтя безмолвную жизнь блестящей карьере, было весьма в духе того времени. Многие известные монашествующие той эпохи – это именно люди благородного происхождения.

Видимо, к человечеству пришло понимание, что для возрождения империи (а тогда многие мечтали об этом) нужно возрождение духовное. И это духовное возрождение происходило именно благодаря людям, подобным святителю Григорию. Молодые аристократы, бросившие мир ради уединенной молитвы, не только совершенствовали свою душу, но и служили светильниками веры, возводящими страну на более высокий духовный уровень.

Это было особенно важно в то время, когда на фоне всевозрастающей потребности народа в духовности, некоторые аристократы и члены императорской семьи готовы были отказаться от самого важного – от православной веры — ради получения финансовой и военной поддержки со стороны Латинской Европы.   

Так случилось, что основатель династии Палеологов Михаил VIII Палеолог (1224-1282) хотел заключить унию с Латинским миром на Лионском Соборе, и последние  из династии — Иоанн VIІІ Палеолог (1392-1448)  и Константин XII (1448-1453) — также проводили униональную политику. По сути, несмотря на наличие многих благочестивых людей в самых разных слоях, были и те, кто готов был отречься от своей веры ради финансовой и военной поддержки империи извне. Уход людей благородного происхождения в монашество служил неким напоминанием, что любовь ко Христу важнее любви ко всему иному. В числе таких людей и был святитель Григорий Палама.

Жизнь свт. Григория Паламы созвучна с Притчей о зажженной свече

— Биография святителя довольно примечательна.

— Его жизнь созвучна с Притчей о зажженной свече (Мф. 5:15-16; Мк. 4:21-25; Лк. 11:33). Святитель Григорий Палама монашества ради отказался от карьеры светской. Но и церковной карьеры он делать не собирался. Удалился в тихое место на Афоне, где предполагал прожить до конца своей жизни в трудах и общении с Богом. Уходил в монашество, совершенно не ожидая и не желая каких-то высоких должностей — жизненный путь свой закончил в сане архиепископа Фессалоникийского (Солунского).

Фессалоники в то время были вторым по значению городом в империи, это была большая, весьма престижная, если изъясняться современным языком, кафедра.

Святитель Григорий уходил в монашество, не желая славы, но как свеча зажженная не может гореть под спудом, так и не мог долго оставаться в неизвестности. И именно многочисленные богословские дискуссии того периода стали причиной того, что он вынужден был, по просьбам других монахов, вернуться в мир, чтобы защищать православную веру.

Таким образом, святитель не только ушел из мира ради веры православной, но и вернулся в мир ради православной веры, ради ее защиты. Им двигало пламенное желание быть православным и отстаивать свою веру всеми способами.

Жизнь святителя была полна испытаний. Мало известен широкому кругу православный факт, что, уже будучи в высоком сане, святитель был похищен моряками-турками. Больше года он пробыл в плену и был выкуплен как обычный пленник. Святителю в своей жизни пришлось испытать и гонения, и оскорбления, и даже многочисленные обвинения в отступлении от православной веры.

Пройдет еще тысяча лет – учение святителя Григория не утратит своей актуальности

— Учение святителя о Фаворском свете – о нетварных Божественных энергиях. Святитель утверждал, что православная вера не дает знаний о Боге, а ведет к обожению. Это истинная задача истинной религии. Она самая главная в православии, важно ее «внедрять» в жизнь православных, несмотря на то, что забивается знаниями. Об обожении надо кричать, а не вспоминать раз в год…

— Что касается учения святителя Григория Паламы, то нужно отметить, что оно не является плодом личных измышлений, что бы там ни говорили оппоненты святителя. Суть учения Григория Паламы носит глубокий сотериологический смысл. И этот подход — объяснение принципов и догматов нашей веры, исходя из сотериологических принципов — всегда был свойственным святым отцам нашей Церкви. Они защищали какой-либо принцип веры не только потому, что этот принцип логически хорошо обоснован или может быть доказан при помощи Священного Писания.

Есть сотериологические следствия религиозных утверждений. Из утверждений оппонентов святителя Григория следовало, будто настоящего богообщения нет. Есть расшифровка Откровений, которые даны нам через Писание, есть совершенствование ума и знаний, как полагал Варлаам Калабрийский, но это не настоящее глубинное общение с Богом. Это не есть то общение, которое выражено в идее, известной под названием «обожение».

Святитель Григорий Палама настаивал, что православная вера — это вера, ведущая к возможности обожения. Не просто к умножению знаний о Боге, а именно к обожению. Поэтому православие иногда называют религией преображения.

Дискуссии святителя Григория о Фаворском свете имеют прямое отношение к нашей вере. И они актуальны не только для времен святителя, но и для нашего времени.

День памяти святителя Григория Паламы в Православной Церкви принято отмечать во вторую седмицу Великого поста. И это не случайно. Первую седмицу Великого поста мы сугубо постимся. И постимся мы не для того, чтобы очистить организм или доказать, что мы можем ограничивать себя. Мы постимся ради веры своей. Потому и заканчивается первая седмица Торжеством Православия, Торжеством нашей веры. Во вторую же седмицу мы воспоминаем, что постимся мы не только ради веры и ее утверждения: наши подвиги — пост, воздержание, молитва — совершаются ради одного, ради обожения, ради состояния, в которое мы должны постепенно войти через богоуподобление.

Учение Григория Паламы, по сути, именно о том, что православие — это вера, которая дает нам возможность на самом деле (а не в каком-нибудь аллегорическом или переносном смысле) стать причастными к Его Божественным энергиям, обожиться.   

Пройдет еще тысяча лет – учение святителя Григория Паламы не утратит своей актуальности. Это действительно вселенское учение, потому что оно относится к сути нашей веры.

Для святителя Григория Паламы и для Православной Церкви главное – богообщение

— Расскажите, пожалуйста, о смысле трактата святителя «Триады в защиту священно-безмолвствующих». В чем его соль?

— Святитель Григорий написал немалое количество трактатов, самым известным из которых являются «Триады в защиту священно-безмолвствующих». Текст сам по себе очень интересный. Во-первых, в нем открываются аспекты дискуссии святителя Григория с первым его серьезным оппонентом Варлаамом Калабрийским, где святитель объясняет принципы разделения знаний на мирские и христианские. На вопрос, можно ли заниматься науками, отвечает, что науками можно заниматься до тех пор, пока они совершенствуют наш ум, ни в коем случае нельзя надеяться, что знания спасают. Сказано в Писании: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Кор. 1:27).

Оппоненту святителя, Варлааму Калабрийскому, достаточно знаний о Боге. Для святителя Григория Паламы и для Православной Церкви главное – богообщение. Потому не надо останавливаться на знании о Господе, нужно искать Самого Бога, поскольку подлинное знание приобретается в единении с Ним.

Опыт богообщения был известен Православной Церкви задолго до святителя Григория Паламы, но святитель смог заново выразить это в своем учении, подобрав нужные слова и подкрепив вескими аргументами. И хотя учение этого великого святителя подтверждено только Поместными Соборами, по своей сути, по значению и масштабу оно, безусловно, носит вселенский характер.

Беседовала Наталья Горошкова

Опубликовано: пт, 25/03/2016 - 19:07

Статистика

Всего просмотров 11

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle