Как сделать старость счастливой

Как-то отпевал пожилого капитана. Молодые молчат, молятся, стоят у гроба. Старики, ровесники и друзья покойного, стали за спиной и не прекращали громкую и оживленную беседу.

Странно это всё выглядело. Старость как будто игнорировала смерть. То ли всё это было от страха и безысходности? То ли от неверия, которое холодком отзывается на душе при встрече с гробом. Что такое старость? Наверное, когда морщины, и седина, и проблема с суставами? Или, может, это когда хотелось бы «ух», да в ответ только «ах»?

Мы живем во времена, когда седина перестала быть мудростью, а старость постепенно уходит в подполье. Все «молодятся», стесняются седины, считают себя некрасивыми и как-то морщатся, когда говорят о возрасте.

Человек обеднел, и обеднел он, лишившись старости. На старости почёт и жатва, заслуженное уважение и мудрость. Забота о внуках и правнуках. Но как-то всё пошло не так: внуков один-два, мудрость не накопил, уважения нет. Чувствуешь себя обузой и безропотно едешь в дом престарелых.
Что произошло со старостью? Конечно, конкуренция сама по себе может быть только для молодых. Рыночная модель жизни сама по себе вытесняет «житейскую мудрость». Молодежь гонится за успехом. Старость осталась забытой и ненужной.

Но не об этой старости сегодня пойдет речь. Скажем несколько слов о благословенной старости с Богом. От безбожной и забытой старости защищают вера, любовь, дар рассуждения и духовная жизнь.

Старость приходит неожиданно, вдруг почувствуешь, что проснулся с болячками, которые потянутся долгой вереницей до самого гроба. Надо скопить терпения за всю жизнь, чтобы не стать ворчуном, стяжать добродетели с юности, чтобы в старости было нескучно жить. Не прикипеть к молодым ролям, не срастись душой с временным так, чтобы больно не было отдирать. Старость благословенна та, которая понимает, что всё впереди, а не позади. Впереди рай, жизнь с Богом, небесная пища, встреча с родными, воскресение мертвых, суд за жизнь.

Жизнь без христианского величия рождает старость без мудрости. Жизнь с Богом рождает величие старости, которая не ропщет и смеётся над дряхлостью, понимая, что Христос вернет молодость. Для христианина душевная старость и душевная дряхлость невозможны. У нас есть мечта – быть с Богом. У нас есть надежда – жизнь вечная. У нас есть направление – любить и умножать любовь. У нас есть заповедь «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48).

Чем полезно для старости Евангелие? Чем полезны две заповеди о любви к Богу и ближним? А тем, что если полюбишь Бога всем умом, всем сердцем, всем разумением, то для тебя смерть не страшна. Тем, что если полюбишь ближних, то эта любовь будет их греть и они тебя никогда в дряхлые дни не оставят одного.

Только вера может дать силы каждому человеку встретить старость и смерть как невесту. Известная история митр. Антония Сурожского, когда ему, молодому мальчику, отец сказал, что смерть надо ждать как невесту. А ведь такой подход совсем меняет дело.

О старости без Бога хорошо сказал Станислав Лем: «Суть старости в том, что приобретаешь опыт, которым нельзя воспользоваться». Но ведь дойти до понимания сути вещей можно было еще в юности, постигая закон Божий и доверяя каждому Божию слову. Не зря премудрый сказал, что старость – это жизнь нескверная, жизнь, избегающая зла. Мы призваны еще в молодости стать старцами, то есть приобрести опыт для жизни в счастье, которую не отнимут у нас никакие годы.

Старости без Бога тяжело самой с собой, человек может сам себе создавать проблемы, сложности, жить в тоске и одиночестве. Не такая старость в вере. Цицерон более всего приблизился к библейскому пониманию молодости и старости, правильности расстановки сил: «Мне нравятся в молодом человеке какие-либо хорошие черты старости, а в старике – какие-либо хорошие качества молодости».

Молодой христианин должен быть рассудительным как опытный старик, а пожилой христианин – ощущать себя вечным и целеустремленным даже, если уже «осмьдесят лет, и множае их труд и болезнь» (Пс. 89:10). История Церкви замечает, что старость не всегда зрелость, а юность не всегда зелёность. О святых жития часто говорят, что такой-то обладал уже в юные годы старческой мудростью. Мы знаем, что до пожилых лет не дожил ни Златоуст, ни Василий Великий, ни Иннокентий Одесский. А ушли к Богу точно зрелыми и с наполненными добродетелями душами.

Старость не должна остаться без пищи для ума, эмоций сердца и устремления воли. Эта пища приобретается годами жизни в Законе Божием.
Вообще, старость Библия определяет парадоксально. Библейская старость – это синоним мудрости, и измеряется она не годами, а жизнью нескверной: «Старость бо честна не многолетна, не в числе лет исчисляется. Седина – есть мудрость человеку, а возраст старости житие нескверное» (Прем. 4:8–9).
Старость без Бога жалкая вещь. На старости лет, когда тело одряхлело и не может обслуживать греховные привычки, это может стать настоящей мукой. Знаете пословицу: «Седина в бороду – бес в ребро». Один студент духовной академии рассказывал, как он ходил по Киеву и спрашивал у стариков о мудрости жизни. А получал в ответ расспросы о половой жизни. Шуточное дело – подряд старики говорили об этом. Такая житейская «опытность» отбила охоту общаться о мудрости со стариками. При этом надо помнить, что душа со всеми привычками после смерти вообще лишается тела и возможности заниматься чем-то материальным. Кто не привык к духовной жизни, тому за гробом будет тяжко. И ад туда мы свой принесем. Вспомните предложение аввы Дорофея всем сомневающимся в адской муке: «Приди ко мне в монастырь, закрою тебя на три дня в келии одного, и посмотришь, что с тобой сделают страсти».

Старость – вещь прекрасная, но к ней надо молитвенно готовиться, как пророк Давид: «Не отвержи мене во время старости: внегда оскудевати крепости моей, не остави мене» (Пс. 70:9). Он просил о том, чтобы Промысел Божий, каким пользовался он в юности, и в самой старости не оставил его. Далее в псалме псалмопевец просит на старости возвещать всем славу Божию.

«Не остави мене, Господи», того, кто от юности предан Тебе, помоги всемогущею Своею рукою, дай возможность благодарно возвещать потомству беспредельное Твое могущество и правду (ст. 18–19).

Не случайно в акафисте Иисусу Сладчайшему о Божией поддержке в старости говорится в радостных тонах: «Иисусе, похвало в старости моей».
Старость с Богом – это подарок. Благостные церковные старики, не повышающие голос, внимательны друг к другу и молодым – такая редкость сегодня. Кто-то из поэтов сказал, что стареть начинают с мозга, с нежелания думать, нежелания искать и стучать. Мы можем продлить эту мысль на основании Писания. Старость и дряхлость – это нежелание подвига ради Бога и ближних, нежелание бороться с грехами ради веры и чистоты. Она начинается с опускания рук перед проблемами, болезнями – когда нет подвига и нет борьбы за надежду на Всемогущего Небесного Отца.

Без Бога очень легко стать ворчуном и старым развратником. Легко свалиться в апатию и замкнутость, исключить себя из семьи. Но жизнь с Богом – это жизнь в поддержке небесной, это хранение языка и чистота ума, это борьба со страстями и бой за чистоту и святость. Старость в Боге – это всегда жить в большой церковной семье, где тебя не оставят братья и сестры, где Отец Небесный называет каждого из нас «чада и наследники Царства» (Мф. 25:34).

Иерей Андрей Гавриленко

Опубликовано: пн, 11/07/2022 - 13:09

Статистика

Всего просмотров 3,638

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Социальные комментарии Cackle