Как самарянка обрела воду Живую

После Своего Воскресения Господь в течение сорока дней являлся ученикам и открывал им тайны Царства Небесного.

В эти пасхальные недели Господь и нам, как в свое время ученикам, открывает тайны Царства Небесного и готовит к событию сошествия Духа Святого на апостолов – празднованию Святой Троицы.

Евангелие этой недели повествует нам о событии встречи самарянки и Иисуса Христа у Сихарского колодца. Христос, проходя с проповедью по Иудее, зашел в землю Самарийскую, к городу Сихему. Этот город древний, ибо в свое время праотец Иаков даровал это селение своему сыну Иосифу. Именно здесь находился колодец, выкопанный по преданию еще самим патриархом Иаковом.   Христос - ловец душ человеческих ко спасению, - присел у этого колодца отдохнуть от полуденного зноя. Его ученики ушли в город. И вот Он видит самарянку, которая с пустым кувшином направляется за водой. Эта встреча оказалась  промыслительной для женщины. Дело в том, что сети евангельского учения вылавливают из этого греховного мира сотни и тысячи человеческих душ, подобно неводу на море.  Однако рыбу можно ловить не только сетями, но и на удочку – тогда уловом будет лишь одна рыбка. Господь же печется о каждой человеческой душе. Перед Ним сейчас не жаждущие Живой воды (т.е. глаголов вечной жизни) внимающие Слову толпы, но лишь одна душа, сумевшая услышать сказанное Спасителем.

Христос всегда при встрече с людьми использовал что-то очень простое для того, чтобы объяснить нечто глубокое и важное по своему содержанию: образ хлеба, двери, овец, лозы, поля, жемчужины, свечи, города на верху горы и проч. В этот же раз в беседе с самарянкой Он стал говорить о воде. Почему именно о воде? На Востоке более всего ценится вода, поскольку ее всегда не хватало в таком жарком климате, как Палестина. Мы с вами мало умеем ценить воду, у нас ее много в каждом доме в водопроводных кранах.  Если бы мы ходили за ней в колодцы, бюветы, родники, и иной альтернативы не было – мы бы ценили ее больше, поскольку в это нужно было вложить труд для ее добычи. Ровным счетом мы не умеем ценить и другую «воду» – воду Жизни, которая дается нам даром в храмах Божьих, и источником которой является Сам Господь. Это Его Слово. Вода Живая напояет нас через Евангелие, которое свободно можно купить не только в храме, но в любой книжной лавке. Поэтому мы так мало  ценим Его Живую воду, «текущую в жизнь вечную» (Ин. 4:14). В дни безбожной идеологической диктатуры Евангелие не было столь же доступно как сейчас, поэтому его берегли, ценили, давали читать из рук в руки, делали из него выписки и размышляли над написанным. В тот период русская интеллигенция и верующие, которые испытывали духовный голод за отсутствием Евангелия в храмах из-за малого их тиража, шли в библиотеку и брали книги Ф.М. Достоевского, или даже богоборческий роман Л.Н. Толстого «Воскресение», где  авторы обильно цитировали Вечную книгу. Люди выписывали эти цитаты первоисточника и аккуратно заносили себе в блокноты. Вот так им эта Живая вода доставалась; вот почему они ее так ценили!

Сегодня все наоборот: воды много и в кране, и в храме…  Вот так комфорт, как ни странно, не стимулирует нас к искреннему поиску Истины. К тому же обыкновенная вода порождает в нас жажду вновь, тогда как   Христос – Тот Источник, припав к Которому, «уже не возжаждешь вовек» (Ин. 4:14). Именно о Себе как таковом Источнике Христос и говорит: «Я путь, истина и жизнь», «У верующего в Меня из чрева потекут реки воды живой» (Ин. 7:38).

Но, на пути к обретению воды Живой самарянка встретила несколько препятствий. Какие же это препятствия?

Первое, преодолеваемое препятствие на пути к воде Живой, – это давнишняя вражда иудеев и самарян, о чем не преминула напомнить Господу  женщина. Эти два народа «не общаются». Самарянам евреи не позволили участвовать в строительстве Иерусалимского храма, и тогда возник «свой храм» на горе Гаризим. Это было сделано от горькой обиды на такую несправедливость. Есть люди, которые обижены на Бога, потому что видят многие несправедливости в мире нашем, видят зло, страдания, войны, глады, смерть. Они останавливаются уже возле этого первого препятствия. «Где же Бог ваш, если все это имеет место в мире?» – вопрошают они.

Когда Фотиния, так по преданию звали эту самарянку, сказала Христу, что иудеи с ними не сообщаются, то Спаситель не ответил на ее возражение, так как не собирался мгновенно исправить этот мир. Он предлагает ей нечто, что отводит эту несправедливость на второй план – Он предлагает ей «Живую воду» (Ин. 4:10).

Второе препятствие на пути к Творцу лежит в словах самарянки: «Ты что, более велик, чем наш праотец Иаков, который дал нам этот колодец?» (Ин. 4:12).  Люди часто возводят стену: «я самарянка», «ты – иудей», у нас не так, как у вас…».  «Мы пребываем в истине, -  говорят такие люди, - и у нас все по-другому: мы не поклоняемся «идолам», поэтому у нас нет икон; мы в истине, поскольку храним субботу;  мы «уже спасенные», ибо молимся иными языками; мы не крестим детей, а вот мы даже не почитаем угодников Божиих и Божией Матери…». В общем, кто во что горазд. Этими отступлениями от церковной истины люди сами закрывают себе путь в Его Царство, т.к. в основе такого разделения всегда лежит гордость человеческая, которая есть худшая из грехов! Такое обилие ересей и сект, которые апеллируют к монополии на истину, свидетельствует лишь об отступлении от этой истины.

Третье препятствие более существенно, ибо оно связано не с колодцем Иакова, откуда черпается вся эта влага. Христос видит сердце этой несчастной женщины – что ее душа иссохла от греховной жизни. Грех так иссушил ее сердце, что она ни в чем не может найти облегчение. Тогда Спаситель уже открыто говорит ей о воде как прообразе, указывая на обновление души для вечности: «…вода, текущая в жизнь вечную» (с.14). Личная жизнь этой несчастной терпит одно крушение за другим, когда очередной «муж» бросает ее. Безусловно, в городе о ней сплетничают, злорадствуют и подсмеиваются. Многие люди любят поползать по чужим грехам как по смрадному немытому прилавку мясника, подобно навозным мухам, легко отыскивая соломины в чужом глазу. Христос не сказал ей: «Приходи, когда ты исправишься, станешь лучше, чище, благороднее… Тогда только ты станешь достойна воды Живой».  Нет, это было бы большой дьявольской ложью! Без Источника этой воды Живой – Самого Христа, мы слепы, жалки, нищи и наги, и мы должны спешить к Нему такими, как мы есть. Это аксиома. Это главное. Если не самое главное.

Старец Амвросий Оптинский говорил: «Отчего человек плох? Оттого, что забыл, что есть Бог». Однажды бабушка сказала ребенку: «Без спроса ничего не бери! Боженька все видит» - и указала на святой угол. Когда она ушла по делам, ребенок взял табуретку, дотянулся до святого угла и сдвинул шторки, закрыв образа. Потом стал есть варенье. Но у нас, к сожалению, и такой детской веры нет! Крестик на теле носим – но обижаем других, мстим, злорадствуем, лжем, завидуем… Хотя распятие, вот оно – на груди.

Разговор о Боге всегда должен начинаться с покаяния в своих грехах и в своем недостоинстве. Кающийся человек не становится совсем безгрешным, но он уже не превозносится, не захватывает чужого и даже не борется за свое, а смиряется, склоняясь к принятию всего происходящего как должного и даже благого – как горького лекарства от тяжелой и длительной болезни. Женщина признается, что мужа у нее нет. «Пять ты имела, и который сегодня у тебя тоже не муж» (с.18). Зачем Христос говорит ей о муже? Чтобы вызвать покаяние. Прежде чем лить елей на ее душевные раны, Он хочет горьким уксусом обличения обеззаразить эти раны. Так Он делал и с той, которую хотели побить камнями за прелюбодеяние (Ин. 8:2-11): «И Я не осуждаю тебя» (это елей). Затем: «Иди, и впредь не греши» (это уксус, который предотвращает заражение).

Христос искусный ловец душ и тонкий психолог. Он не сразу сказал самарянке, что Он и есть Тот, «желаемый в веках и всеми народами» Мессия, но аккуратно подвел эту мысль, чтобы самарянка сумела вместить сказанное ей. Так, чтобы добраться до сердца человеческого, надо сначала поснимать с него множество покровов: покровов предвзятости, предрассудков, мнений, заблуждений. К сожалению, у нас как раз наоборот – мы наставляем наших потенциальных неофитов в повелительном наклонении: «Ну-ка одень платок в храме! Ты чего в джинсах приперлась сюда?! Это мое место, здесь всегда в храме стою – пошел отсюда!» и проч. Думаем, нахрапом и хамством исправить и привести к Богу. Потом удивляемся, что эти люди даже не здороваются с нами.

Конечно, люди, на которых направляются наши миссионерские усилия, бывают разные.  Из этого евангельского повествования  больше всего удивляет, что самарянка проявила непостижимое смирение перед Наставником. Вместо обиды и негодования на обличающие глаголы, она бросает свой водонос и бежит обратно в город, чтобы с радостью сообщить людям, что нашла Того, Который сказал ей «все, что было в ее жизни». Не это ли Мессия? (Ин. 4:29).

Здесь мы не видим не только ропота и протеста против обличения, или ложного стыда за уязвленную гордость, как это часто бывает у людей – но, наоборот, нескрываемую радость. Искреннюю радость обретения воды Живой, «текущей в жизнь вечную». Так каждый день Церковь дает нам возможность пережить радость покаяния и обновления как его пережила Фотиния из города Сихарь. Воспользуемся же такой возможностью и мы!

Виктор Чернышев
Профессор КДАиС 

Теги

Теги: 

Опубликовано: пн, 18/05/2020 - 11:40

Статистика

Всего просмотров 769

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle