Как раскольники захватили храм в селе Цветоха

Комментарий настоятеля храма св. Параскевы Пятницы протоиерея Георгия Кимейчука.

После пяти неудачных попыток захвата Свято-Параскевиевского храма Украинской Православной Церкви в с. Цветоха Хмельницкой области рейдерам ПЦУ удалось достичь цели – на храме новые замки, а прихожане УПЦ остались на улице.

К захвату сторонники ПЦУ подготовились основательно: пока часть из них отвлекала внимание настоятеля храма за «круглым столом» в райсовете, в это же время радикально настроенные активисты ПЦУ с болгаркой и молотками срезали металлическое ограждение и замки Свято-Параскевиевского храма. Они вошли в захваченный храм, аплодируя сами себе.

Настоятель храма святой Параскевы Пятницы протоиерей Георгий Кимейчук рассказал «Православной Жизни» о ситуации, сложившейся 18 апреля 2021 года в селе Цветоха, и захвате храма Украинской Православной Церкви рейдерами из ПЦУ.

– За последний год было несколько попыток перерегистрации нашей религиозной общины Украинской Православной Церкви и храма со стороны ПЦУ. Государственные регистрационные органы Хмельницкой области пять раз отказывали ПЦУ в перерегистрации религиозной общины Цветохи в другую конфессию.

Сомнительно-успешная попытка перерегистрации религиозной общины села была предпринята сторонниками ПЦУ 14 февраля текущего года, накануне Сретения Господня, когда они организовали сборы, на которых провели голосование, как они говорят, среди жителей села. Странным оказалось не только то, что поддержать раскольников приехали жители соседних населенных пунктов, которые к Цветохе не имеют никакого отношения, но также и то, что по спискам ПЦУ – «за» проголосовало 662 человека. Это при том, что в реальности на сборах присутствовало около 100 человек. Это голосование раскольники выдали за желание перехода общины села в ПЦУ, и госрегистратор зафиксировал данный «переход». Хотя жители села уже устали от этого раскола. Когда ПЦУ пытались в седьмой раз собирать подписи по домам, жители Цветохи просто закрывали перед ними двери и просили оставить их в покое, говоря, что они ничего подписывать не будут и им это надоело уже.

Хочется отметить, что в селе насчитывается 1000 жителей, из них около 200 человек – дети и еще примерно столько же людей, имеющих право голоса для решения такого вопроса, не проживают в селе постоянно: находятся на заработках, выехали жить в другое место, но регистрация у них осталась в Цветохе. Учитывая, что у нас в Украинской Православной Церкви насчитывается 250 живых, активных прихожан, возникает вопрос – кто все те люди, которые подписали согласие о «переходе» в ПЦУ? В этом предстоит разобраться суду, поскольку мы планируем подачу иска о признании этих сборов недействительными и отмене госрегистрации ПЦУ в Цветохе.

Что же касается самого храма, хочу сказать, что прихожане были готовы отстаивать его всеми доступными способами, в том числе и силовыми. Но я не мог позволить, чтобы они пострадали, а возможно и погибли. Мы будем продолжать свой путь сугубо в юридическом, законном русле.

Возвращаясь к тому дню, когда был захвачен храм, хочу сказать, что действия сторонников ПЦУ были хорошо спланированы. В начале апреля, за две недели до захвата, активисты ПЦУ поставили меня в известность, что 18 апреля я должен передать им имущество и сам храм, поскольку они считают, что «Украинской Православной Церкви в Цветохе больше нет». Они не только перерегистрировали религиозную громаду, они перерегистрировали Устав и все имущество, в том числе Свято-Параскевиевский храм.

Конечно, мы не могли сидеть, сложа руки. Мы посещали и госрегистратора, чтобы узнать, как такой переход стал возможным. На что нам ответили: «Их по спискам больше, вас меньше, разбирайтесь сами. Не нравится вам такая позиция? Подавайте в суд».

Мы подали в Хозяйственный суд Хмельницкой области иск к ПЦУ. Но он еще не рассматривался. Также мы подали несколько адвокатских запросов в различные госучреждения. Таким образом мы получили копии регистрационных документов ПЦУ и обнаружили там, что на их сборах в селе якобы было 600 человек. Как я уже говорил, по словам очевидцев прихожан нашего храма, 14 февраля на сборах ПЦУ было около 100 человек, среди которых 30-40 жителей Цветохи. Остальные – приезжие.

Очевидно, мы развили такую активность, что накануне отпущенного раскольниками времени для передачи храма, 16 апреля, нас вызвали в полицию, чтобы уточнить, что мы собираемся делать: отдавать храм, не отдавать, защищать его, не защищать. Узнавали нашу позицию в этом деле, так как сами правоохранители вмешиваться не будут, а будут только обеспечивать соблюдение правопорядка. Мы, в свою очередь, показывали полиции все правоустанавливающие документы на храм, поскольку он был передан не на баланс сельского совета или религиозной общине Цветохи. Он был передан депутатами Хмельницкого облсовета в собственность Украинской Православной Церкви. И данное решение может быть обжаловано только в суде и отменено по его решению.

Кстати, эту же бумагу мы показывали юристу ПЦУ, на что он заявил нам: «Эта передача была в 90-х годах, уже столько времени прошло». И что? Передача состоялась, она была законной. Какая разница, сколько лет прошло?

Накануне 18 апреля нам позвонили из полиции и предложили устроить «круглый стол» с представителями ПЦУ, чтобы разрешить конфликт в конструктивном диалоге. Мы согласились на встречу, которую назначили на 18 апреля. Собрались в сельсовете села, трое их, трое нас, но за два часа «общения» мы только услышали шквал грязи в свой адрес: «Москали, ничего вам не светит и т.д». В итоге от ПЦУ поступило предложение служить в храме по очереди, по-другому никак. Они понимали, что в селе их не поддерживают, поэтому хотели избежать открытого столкновения и зайти в храм как хозяева. На что я ответил, что лучше под открытым небом служить Богу, чем в храме, где отошла благодать. Это была позиция всех прихожан Украинской Православной Церкви, которые уже не единожды отметали такое предложение ПЦУ.

Пока мы вели так называемый диалог со сторонниками ПЦУ в сельсовете Цветохи, другая часть рейдеров приехала к храму. Мне позвонили наши прихожане и говорят: «Батюшка, храм захвачен! Срезают железную решетку на воротах! Что нам делать?»

Раскольников было около 70, причем 30 из них были одеты в форму военнослужащих. У нас ведь есть в Цветохе военная база, и мы предполагаем, что они были оттуда. Я не знаю, как они попали в тот день к храму – самовольно ли, по распоряжению начальства, но факт остается фактом. Они и не вмешивались в ситуацию, но были в толпе и для прихожан выглядели устрашающе. Думаю, на это и делалась ставка ПЦУ.

В общем, для того, чтобы попасть в храм, 8 активистов ПЦУ сначала пытались вырвать решетку на воротах, но не смогли. Им пришлось воспользоваться болгаркой. Срезали замки, в храм зашли, аплодировали, кричали: «Слава Украине. Наконец мы освободили дом Божий от москалей и брехунов»...

После того, как раскольники попали в храм села Цветоха, нас – меня и прихожан УПЦ – обвинили в воровстве старинных икон из храма. Сейчас я проясню эту ситуацию. За последний год мы постоянно ремонтировали храм, облагораживали территорию, подкрашивали стены и т.д. Внутри храма, в уголке, у нас стоял киот св. Варвары. Он стоял неудобно, людям было сложно пойти, помолиться. Мы его передвинули на другое место, чтобы можно было и постоять рядом, и свечку поставить. Место у стены, где ранее стоял киот с иконой св. Варвары, осталось неокрашенное. Этот непокрашенный кусок стены увидели рейдеры и заявили, что мы якобы сняли оттуда и вынесли из храма ценные иконы, обокрали дом Божий.

Они продолжают оскорблять жителей села, которые верны канонической церкви, обзывая их москалями и ворами. В ответ люди им отвечают, что если бы «новые хозяева» ходили в храм, то знали бы, что и где стояло. А если годами не посещать храм, то можно говорить что угодно.

Сейчас мы думаем с верующими, где собираться. Люди знают, что у них есть священник и просят не бросать их, звонят мне, пытаются поддержать или просят о какой-либо помощи. Конечно, у меня сильно душа болит, но люди благодарны, что мы не обостряли ситуацию. Даже если бы мы не отдали храм 18-го числа, рейдеры приехали бы завтра, послезавтра. Мы бы не удержали такой натиск, тем более полиция нас не защитит. Но этот случай сплотил наших людей духовно. Люди вас поддерживают.

Господь нас не оставит, мы найдем где служить, молиться и будем продолжать в суде отстаивать свои права.

Елена Сухинина

Опубликовано: чт, 22/04/2021 - 10:19

Статистика

Всего просмотров 1,487

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle