Языки

  • Русский
  • Українська

Как отличить православие от подделки

Содержимое

Предание Церкви в святоотеческом понимании.

 

Когда у епископа Митрофана Никитина спросили, как безошибочно отличить православие от подделки, он рассказал об особом подразделении в милиции, которое борется с фальшивомонетчиками. Сотрудники не исследуют фальшивые деньги (это бесполезно, их постоянно появляется слишком много), а  вместо этого изо дня в день постоянно изучают деньги настоящие: рассматривают их и в свете, и в ультрафиолете, и на вкус пробуют, в результате чего безошибочно различают фальшивые.

Так должен поступать и православный человек – настолько жить Преданием, настолько врасти в Предание, чтобы на вкус безошибочно отличать его от всякой подделки под него. Эту книгу читать, а эту не читать. К этому старцу надо ездить, а это – младостарец, поэтому ездить к нему не надо. На вкус определять благодать – этому и учится православный человек, живущий Преданием.

Кроме того, всем вам приходилось сталкиваться со словами протестантских сектантов о том, что они живут строго по Писанию, то есть по тому, что написано в Библии, а православные к Писанию добавили ещё какое-то Предание и чтут его наравне с писанием. Итак, что такое Предание?

Прежде чем ответить на этот вопрос, расскажу такую историю, которая произошла на Афоне.

Старец Софроний Сахаров «Писанья старца Силуана»:

«В 1932 году монастырь посетил один католический доктор, отец Хр. Б. Он много беседовал с о. В. по разным вопросам жизни Святой Горы и между прочим спросил:

– Какие книги читают Ваши монахи?

– Иоанна Лествичника, аввы Дорофея, Феодора Студита, Кассиана Римлянина, Ефрема Сирина, Варсанофия и Иоанна, Макария Великого, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Никиты Стифата, Григория Синаита, Григория Паламы, Максима Исповедника, Исихия, Диадоха, Нила и других отцов, имеющихся в «Добротолюбии», – ответил о. В.

– Монахи ваши читают эти книги!.. У нас читают их только профессора, – сказал доктор, не скрывая своего удивления.

– Это настольные книги каждого нашего монаха, – ответил о. В. – Они читают также и иные творения святых отцов Церкви и сочинения позднейших писателей-аскетов, как, например: епископа Игнатия Брянчанинова, епископа Феофана Затворника, преподобного Нила Сорского, Паисия Величковского, Иоанна Кронштадтского и других.

Об этой беседе о. В. рассказал старцу Силуану, которого глубоко почитал.

Старец заметил:

— Вы могли бы рассказать доктору, что наши монахи не только читают эти книги, но и сами могли бы написать подобные им... Монахи не пишут, потому что есть уже многие прекрасные книги, и они ими довольствуются, а если бы эти книги почему-либо пропали, то монахи написали бы новые».

Этот рассказ показывает, что люди написали книги о духовной жизни исходя из реалий самой духовной жизни. То есть опыт предшествует книгам. Опыт пережитого богообщения.

Ведь Евангелие, канон писания, не само свалилось на стол. Чтобы понять это, нужно рассмотреть, как распространяли веру апостолы. Они приходили в новый город: или в Ареопаг, где собирались язычники, или в синагогу, если она была в этом городе. Там проповедовали. Большинство говорило: «Они напились сладкого вина», некоторые утверждали: «Это мы послушаем после». Но меньшинство оставалось с апостолом, они и организовывали первую общину православных в этом городе. Апостол жил там 1,5-3 года, пока не убеждался, что люди всё поняли правильно. Он учил их лично и лицом к лицу, рассказывал им о браке, покаянии, молитве, посте и о многом другом и совершал с ними Евхаристию. А спустя время, когда видел, что люди верно усвоили учение, апостол назначал епископа общины, священников и дьяконов, организовывал связь новой общины со всеми другими общинами и шёл на проповедь в другой город.

Каждая община была основана устной апостольской проповедью, и прежде чем там появились писания, община была наставлена устной проповедью. И когда апостолы писали Евангелия или послания, они делали это уже для существующей Церкви, которая, во-первых, жила Литургией и через Литургию и молитву – богообщением, а во-вторых, уже была наставлена устной проповедью. Через Литургию, молитву и Таинства люди опытно знали, что есть жизнь с Богом и в Боге. А писания только фиксировали этот опыт, поскольку Писание является частью Предания.

Поэтому истинное Писание сразу же общины отличали от «писаний» появившихся еретиков. Новый Завет имел богослужебное употребление, писания читала вся наставленная община, и вере они учились не по писанию, а писание корректировало веру, помогало не уйти в сторону, так как в точности фиксировало апостольский опыт веры, который апостолы уже передали людям устно и в Таинствах. Поэтому община легко отличала послания апостола от посланий еретиков: есть в написанном знакомый им опыт богообщения или нет.

Человеку, только вошедшему в Церковь, слова о богообщении кажутся странными, но это реальность, с которой имеет дело каждый, кто учится быть православным.

Пример: совесть – одно из проявлений богообщения. Откуда она знает, что хорошо, а что плохо? От Бога.

Пример: Почти все испытывали, что во время молитвы хорошо. Это тоже начальное богообщение.

Чем дальше идёт человек по пути православия, тем больше он ощущает, что живёт перед Лицом Божиим и что Бог ближе к нам, чем собственная рубашка.

С другой стороны, некоторые наркоманы рассказывают, что в храме им было невыносимо. У них случались припадки, и они теряли сознание. Всё это проходило, только когда они выходили наружу. И это тоже пример богообщения. Тёмной душе тяжко в святом месте, но если бы храм не был полон Богом – ничего такого бы с ними не происходило.

Человек ничем не удовлетворяется и ищет всю жизнь, а когда найдет православие, то сердце его наполняется и он говорит: «Нашёл!».

Чтобы призвать человека, Бог может обратиться к нему и напрямую.

Одна украинская учительница уверовала так. Ей было очень тяжело на сердце, она уснула и увидела во сне икону, а от иконы был голос: «Ты помолись, тебе легче будет». Это её богообщение.

Весь этот великий опыт богообщения входит в Предание. Но Предание гораздо больше даже этого опыта. Что же оно?

Любая культура определяется связью с корнями. Самое глубокое творчество то, которое живёт в традиции. Проблема Предания – ещё и проблема авторитета. Кто авторитетен для меня в духовной жизни – я сам и мои размышления о ней или Бог?

Само слово «предание» значит «преемственная передача по наследству». Но важно не только знание, но и способ передачи от одного поколения к другому.
Итак, что же передаётся в Предании? Не только знание о Боге, но и Сам Бог. Он передаёт Себя в Предании. Знание о Боге приходит к нам неизменным от первоапостольской общины. Сам Бог передаёт Себя через причастность к Церковному Телу людей, через участие в Таинствах, через личный опыт молитвы, через благодать, которую человек может стяжать.

Разные вещи – знать о Боге и знать Бога, как знать о любимом и знать любимого.

Дух Святой вырабатывает в человеке вкус – новое, с чем он сталкивается, противоречит Преданию или нет? Вот как сказано об этом в Евангелии.

Ин. 17:8: «Ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им и они приняли и уразумели».

По тому же принципу передавали Предание и апостолы:

1 Кор. 11:2: «Хвалю вас, братия, что вы всё моё помните и держитесь предания так, как я передал вам».

1 Тим. 6:20: «О, Тимофей, храни преданное тебе».

Апостолы передавали ученикам, те – своим ученикам. И так до наших дней. Приведём по этому поводу несколько высказываний.

Святой Поликарп Смирнский («Послание к Филиппийцам»): «Кто слова Господни будет толковать по собственным похотям и говорить, что нет ни Воскресения, ни суда, тот первенец сатаны. Потому, оставив суетные и ложные учения многих, обратимся к преданному изначала слову».

Тертуллиан: «Мы храним то правило веры, которое Церковь получила от апостолов, апостолы – от Христа, Христос – от Бога».

Святой Викентий Лиринский: «Что такое Предание? То, что тебе вверено, а не то, что тобою изобретено. То, что ты принял, а не то, что выдумал».

Нельзя придумать Бога, мир. Они есть, и мы должны их правильно воспринимать и понимать, чтобы наше познание было адекватно познаваемому миру не только на уровне «вещи для нас», но, прежде всего, на уровне «вещи в себе», на уровне внутренних, духовных процессов и законов, по которым существует весь мир.

Предание невозможно усвоить только человеческими силами: чтоб познать кого-то, нужно быть ему подобным. Об этом говорит и Господь, но Он же и даёт нам путь к усвоению Предания.

Иоанна 15:26: «Когда же придет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне».

Невозможно познать Бога, если мы с Ним не соединяемся. Без Святого Духа мы ничего не поймём в Предании или поймём неглубоко.

Осознавая это святой Филарет Московский говорит так: «Предание – не только видимая и словесная передача правил и постановлений, но и невидимое и действенное сообщение благодати и освящение».

А Владимир Лосский даёт завершённую формулу Предания в словах: «Если писание и всё, что может быть сказано написанными или иными символами, суть различные способы выражать истину, то святое Предание – единственный способ воспринимать истину. 1-е Коринфянам 12:3 ‟Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым”. Итак, мы можем дать точное определение Преданию, сказав, что оно есть жизнь Духа Святого в Церкви.

Жизнь, сообщающая каждому верующему способность слышать, принимать, познавать истину в присущем ей свете, а не в свете естественного человеческого разума».

Ведь не может быть понято разумом то, что превышает человеческий разум. Православие ни в коем случае не отрицает разум, но учит, что разум должен соединиться с Духом Святым и Бог поможет правильно принять то, что открывает человеку. Восхождение к Преданию – тяжелый и большой труд. Нужно отказаться от многих ложных взглядов и принять Божие. Но сердце извещает нас, что принятое правильно и истинно.

Иерей Сергий Булгаков: «Предание есть живая память Церкви, которая содержит истинное учение, как оно раскрывается в ее истории. Это не есть археологический музей или научный каталог, и это не есть даже мертвый ‟депозит” веры; оно есть живая сила, присущая живому организму. В потоке своей жизни оно несет все свое прошлое во всех своих частях и во все времена. Все прошлое включено в настоящее, есть это настоящее».

В свете Предания иначе предстаёт и проблема авторства. У святого может быть неверная мысль, и мы можем увидеть это именно благодаря Преданию. С другой стороны, у язычника и инославного может быть православная мысль, где он, автор, коснулся Духа Святого, и это тоже мы можем увидеть благодаря Преданию.

Приведём по этому поводу два высказывания.

Алексей Хомяков: «Если бы доказали, что Послание к Римлянам принадлежит не апостолу Павлу, Церковь сказала бы: оно от меня».

Гилберт Честертон: «Многие разделяют поистине современное мнение: Гомера написал не Гомер, а кто-то другой, его тезка. Точно так же многие полагают, что Моисей – не Моисей, а кто-то другой, звавшийся Моисеем… Древний мир, создавший эти поэмы, верно хранил Предание, традицию. Отец мог оставить поэму сыну, чтобы тот её кончил, как мог оставить возделанную землю. Возможно, ‟Илиаду” создал кто-то один; быть может – целая сотня людей. Но помните: тогда в этой сотне было больше единства, чем сейчас в одном человеке. Тогда город был как человек. Теперь человек – как город, объятый гражданской войною».

Верность Преданию есть верность творческая. Источник Предания – Божье откровение и творчество человека. Во Христе истина дана сразу и вся, но человек может выбирать формы для её выражения. Это – соработничество.
Господь даёт человеку содержание и Сам предлагает нам найти форму. Он видит в человеке не пассивного воспринимателя истин, а зовёт нас к сотворчеству.

Пример: Господь даёт молитвенный дух, но он по-разному выражается в разных молитвах.

Это можно сравнить с разными стихами великих авторов, которые не схожи во всём, кроме гениальности, высоты и единого, живящего их духа. Каждый духовный человек выражает Предание своим неповторимым, лишь ему одному присущим образом.

Святой Иустин Сербский говорит, что каждый верный христианин так же является важной частью Предания, ведь живёт он в Том же Духе Святом, в котором жили и апостолы. У каждого человека разная мера благодати, зависящая от его труда перенесённых скорбей, жизни для других и любви. Каждый человек выражает образ Божий по-своему, а потому Предание бесконечно разнообразно, и это тот случай, когда мы можем благодарно повторить латинскую поговорку «Да здравствует разница!».

Святой Иустин Сербский: «Предание – Христос и вся Его Богочеловеческая жизнь, реализованная в каждом члене Церкви Духом Святым через святые таинства и святые добродетели… Предание богочеловечески едино и богочеловечески неделимо. Дух Святой через всех и через каждого из них (святых) благовествует одну и ту же истину Спасителя».

При всём видимом различии людских путей к Богу всех живущих Преданием напояет один и тот же дух.

Артем Перлик

Опубликовано: вт, 10/07/2018 - 12:08

Статистика просмотров

Всего просмотров: 399
За сутки: 1
За два дня: 1
За последний час: 1

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Как распознать беса? (2,466)
08.11.18 17:26

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle