Языки

  • Русский
  • Українська

Как не лишить ребенка детства и в то же время привить любовь к богослужению?

Если мы превратимся в фарисеев и законников, пойдут ли за нами наши дети.

Фото: © Наталья Горошкова/Православная жизнь

Жизнью Церкви нужно жить. Нужно любить эту жизнь. И мало того, Православие – это жизнь. Не только механическое соблюдение обрядов, отстаивание Литургии с посматриванием на часы. Нет. Но сама жизнь. В первую очередь внутренняя жизнь души, сердца, а за ней и послушного тела. Прочитывая жития святых, часто встречаешь описания того, как они молились. Как пламенно! Как искренне, с жертвенностью, с самоотдачей, представляя себя пред взором живого невидимого Бога, кровоточа, пропуская через сердце каждое слово молитвы. Можно, к примеру, прочитать в житии святого праведного Алексия Бортсурманского о том, как он молился об умершем мальчике, чтобы тот воскрес. И он силой Божией воскрес!

Конечно же, нужно жить молитвенно в доме-святилище сердца своего и в доме Божием – храме.

На мой взгляд, воспитание и прививание ребенку с Божьей помощью любовь к богослужениям начинается не в храме, но дома, в кругу семьи. И главный вопрос: чем живут родители? Живут ли они церковной жизнью? Пытаются ли соблюдать заповеди Божии? Ведь почему часто в сердце ребенка рождается протест, бунт? Дите еще, в отличие от взрослого человека, не умеет носить масок, хитрить. Оно воспринимает все честно и просто. Если видит, что родители не живут по заповедям Божиим, но создают лишь форму, видимость такой жизни, как говорится, внешнее обрядовое благочестие, то тогда малыш начинает внутренне, может быть, неосознанно протестовать.
– Посмотрите, на себя! – своим поведением говорит нам он.

Ведь дети впитывают не столько наши слова, сколько наши поступки, действия. Нашу «правду бытия» сердечную, а не ту маску, которую мы предлагаем миру. Потому, конечно, в воспитании ребенка нужно начать с Божьей помощью с воспитания себя, подавая ребенку правильный пример и показывая ему верный духовный путь. Так как традиция – это не ковыряние в пепле, а передача пламени – пламени-устремления своей любви к Богу.
Приведу жизненный пример… Один архимандрит Троице-Сергиевой Лавры вспоминал, что к нему обратился односельчанин – отец бесноватого отрока (дитя это страшно сквернословило). И родитель не понимал, откуда сын этого набрался. Архимандрит начал расспрашивать отца. И тот сказал, что, в принципе, ведет благочестивую церковную жизнь, но есть у него один тяжкий грех, с которым ему очень трудно бороться. Он, бывает, запивает и в пьяном состоянии сильно ругается. Ребенок таким образом скопировал привычку отца. Родитель избавился от этой пагубной страсти, вслед за ним перестал сквернословить и мальчик.

Нужно понять, что мы очень влияем на наших детей. Мы для них целый мир. Потому, конечно, нам нужно исправлять себя, а они почувствуют эту благодать и тоже начнут исправляться, обучаться, идти по нашим стопам.
К тому же нужно учитывать особенности детской психологии и действовать исключительно из любви к ребенку. Если вы чувствуете в сердце своем в этот момент любовь, то можно и что-то строго ему сказать, повоспитывать, чтобы он понял и вашу позицию, и вашу непреклонность в этом вопросе. Но если в себе вы чувствуете гнев, раздражение, злость, тогда в этот момент лучше ничего не предпринимайте. Ничего хорошего не получится. Ярость затуманит ваши мозги, ваше сердце и приведет к неправильным поступкам. Успокойтесь, помолитесь и, когда обретете покой, далее с Божьей помощью воспитывайте ребенка.

В процессе храмового богослужения, мне кажется, священник вместе с прихожанами должны исходить из заповеди Христовой: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов». Кричащие, шумящие дети на богослужении – это наше бремя, наша тягость. Скажем, отвлечение от богослужения, но это и наше будущее. Будущее Церкви. Легче всего их запугать. Но они вырастут и вообще в храм не пойдут, навсегда затаив в себе детскую обиду. На мой взгляд, наша задача – и священника, и прихожан –обласкать надрывающуюся мать, которая притянула одного, двоих, троих чад на службу, создать для них микроклимат любви. Это уже подвиг: уговорить их помолиться, одеть, причесать, вывести, ввести в храм и выдержать осуждающие взгляды на службе, когда дети начинают баловаться.

Внимание ребенка на предмете обучения сконцентрировано 15-20 минут. Поставим себя на его место. Богослужение – это масса слов, которые он не понимает. Детское тельце требует выхода, ему надо побегать, попрыгать. Поэтому родителям дома нужно на простом языке объяснять деткам, что такое богослужение. Во время службы можно выйти с ребенком из храма, чтобы у него переключилось внимание, разрешить ему что-то порисовать. Конечно, в разумных пределах можно и строгость применить, но при этом ориентироваться на компас любви в сердце – он всегда подскажет верное решение. Почаще водите ребенка в храм несмотря ни на что. Но учитывайте то, что не может он выдержать длинной вечерни. Помазались елеем, пошли домой. Для него и этого достаточно. Потом только поисповедуетесь в этом. Нужно быть внимательным к чаду. В общем, во всем соблюдайте разумные меры. И почаще советуйтесь насчет духовной жизни со священником. Каждый случай индивидуален и требует личностного внимательного изучения.

Был случай, когда прихожане плотным строем встали и не пропустили маму с грудным ребенком к Чаше. Вот это страшно! По сравнению с этим детские шалости в храме – мелочь.

Но если мы превратимся в фарисеев и законников, пойдут ли за нами наши дети? Вот о чем нам нужно думать в первую очередь. И в каком-то смысле от нас зависит, увидят ли сквозь нас – сквозь наши души и сердца – дети Божественную любовь и образ Христов, Который также в любви и милосердии есть…

Иерей Андрей Чиженко

Теги

Опубликовано: пт, 02/12/2016 - 18:20

Статистика

Всего просмотров 28

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle