Языки

  • Русский
  • Українська

Как Михаил Денисенко греко-католиков невзлюбил

Содержимое

Сегодня отношения раскольников из самопровозглашенного «Киевского патриархата» с украинскими греко-католиками напоминают аттракцион «Американские горки».

Казалось бы, не так давно уровень этих отношений взлетел стремительно вверх, а именно: в конце 2012 года раскольнический Синод УПЦ КП обратился с запросом к главе УГКЦ Святославу (Шевчуку), в котором просил последнего выразить свое отношение к Таинству Крещения, совершаемому в храмах «Киевского патриархата» (1). Ответ греко-католиков не замедлил себя ждать и носил, без каких либо оговорок, положительный характер. Так, в ответном письме Архиепископа Святослава Шевчука говорилось, что «Відповідно до практики, яка склалася ще в перші століття християнства, згідно із “Символом віриˮ… та Канонічним правом Східних Католицьких Церков (див. кан. 672 ККСЦ) ми визнаємо, що не можна повторно уділяти Таїнство Хрещення, яке було важно (дійсно) уділено» (2).

Комментируя этот ответ, отлученный от Церкви руководитель раскольников Михаил Денисенко (больше известный как «Патриарх Филарет»), преисполненный чувством глубокого удовлетворения, отметил: канонической Православной Церкви было указано на то, что своими актами перекрещивания раскольников в УПЦ нарушаются православные догматы и Символ христианской веры.

Ликование раскольников было столь велико, что никто тогда не обратил внимания на всю абсурдность ситуации, в которой нормы православного вероучения оценивались с точки зрения католической догматики, которая в принципе не имеет никакого отношения к православию. Никто не задался вопросами о том, почему бы нашим раскольникам не обратиться с подобными обращениями, например, к протестантам? Или по какой причине они не участвуют в евхаристическом общении с греко-католиками, мнение которых для них столь весомо и дорого? И, в конце концов, почему бы нашим раскольникам не взять и не объединиться с УГКЦ? Тем более что возможность такого объединения озвучивали сами представители «Киевского патриархата»: так, например, в 2011 году председатель высшего церковного совета УПЦ КП Дмитрий Степовик процитировал слова М. Денисенко,  в открытую заявившего о возможности объединения в «Единую Поместную Украинскую Церковь» с УГКЦ (3).

Так или иначе, никто тогда не стал задавать этих вопросов, да и ликование раскольников продолжалось недолго. Таково уж устройство американских горок, где после стремительного взлета следует не менее стремительное падение вниз: сначала, летом 2015 года, после серьезного внушения в Ватикане глава УГКЦ Святослав (Шевчук) буквально ошарашил наших раскольников своим заявлением: «Сегодня ни для кого не является секретом, что единственной канонической Православной Церковью в Украине, то есть такой, которая находится в полноте общения с мировым православием, является Украинская Православная Церковь в единстве с Московским Патриархатом. Мы, – подчеркнул Святослав (Шевчук), – как Восточная Католическая Церковь, переживаем по поводу этих разделений в украинском православии, но уважаем каноны и внутренний порядок православной стороны. Никогда с нашей стороны не было попытки вмешиваться во внутренние дела Православной Церкви, дискутировать о ее каноничности, поощрять какое-то сообщество от кого-то откалываться. Новыми расколами, отсоединениями или присоединениями этому делу не поможешь» (4).

Причем в этом заявлении, да и в самом факте давления на главу УГКЦ со стороны Ватикана, нет ничего удивительного: УГКЦ является Церковью католиков восточного обряда, истинный глава которой – Папа Римский. Т.е. УГКЦ не является независимой украинской Церковью, и поэтому недавний отказ Ватикана на просьбу раскольников из «Киевского патриархата» отметить в Риме праздник Крещения Господня касается и отношений между УПЦ КП и УГКЦ:

«“Киевский патриархат удивляет позиция Ватикана в отношении нашей церквиˮ, – возмутился по этому поводу глава пресс-службы УПЦ КП “архиепископˮ Евстратий (Зоря). – Хотя УПЦ КП имеет хорошие отношения с Греко-Католической и Римско-Католической Церквями в Украине, официально Ватикан делает вид, будто Киевского патриархата не существует» (5).

Что тут скажешь? Видимо, отношения эти уже не такие хорошие, как это кажется пресс-секретарю «Киевского патриархата». Этот вывод подтверждают и слова председателя Христианского товарищества украинцев в Италии Олеся Городецкого, который прокомментировал данную ситуацию следующим образом: «…Ватикан не признает КП канонической церковью и помогает только приходам МП» (6).

Естественно,  наблюдая за таким странным разворотом событий, невольно задаешься вопросом: «Чем может быть вызвано такое стремительное изменение в отношениях между католиками и раскольниками из “Киевского патриархатаˮ?» Тем более что для любого православного человека, хотя бы немного знакомого с историей основания и существования Греко-Католической Церкви в Украине, слова Святослава (Шевчука) об отсутствии попыток вмешиваться в дела Православной Церкви в Украине, как минимум, звучат неискренне, а как максимум – походят на лицемерие.

Фото: sainteliaschurch.blogspot.com

Но, как это не покажется странным, скорее всего, именно лицемерие является той основополагающей причиной, вследствие которой и расстроились отношения между греко-католиками и раскольниками из «Киевского патриархата». Только в данном случае мы уже имеем дело  с лицемерием со стороны наших раскольников и лично бывшего митрополита Филарета (Денисенко) в отношении своих «собратьев» греко-католиков, которым они сегодня чуть ли не клянутся в «верности и любви». Скорее всего, украинские греко-католики, как и вообще католики, восприняли лояльность со стороны наших раскольников как «поцелуй Иуды»: вряд ли  в УГКЦ забыли истинное отношение Денисенко к унии и униатам. Вот и мы хотели бы здесь напомнить о взглядах Михаила Антоновича на УГКЦ.

Начать наш экскурс в историю можно, пожалуй, с далекого 1981 года, когда в «Православном вестнике», официальном органе Киевской митрополии, появилась статья «К 35-летию объединения Греко-Католической Церкви с Русской Православною Церковью», в которой, в частности, упоминалось о выступлении митрополита Филарета (Денисенко) касательно объединительного Львовского Собора 1946 года. Вот что писал автор этой статьи:

«Возглавив празднование 30-летия этого Собора  в 1976 году, митрополит Киевский и Галицкий Филарет, Экзарх Украины, в своем выступлении дал широкую оценку и подчеркнул огромное значение Львовского Собора 1946 года как выдающегося исторического события, ибо он был осуществлением стремлений духовенства и верующих вернуться к православной вере наших предков, ибо на нем был положен конец коварной и насильственной Брестской унии. Владыка Экзарх подчеркнул, что Собор был подготовлен в течение долгих лет борьбы духовенства и верующего народа за Православие, особенно в конце 19-го, начале 20-го столетия, а благоприятными условиями для Собора было объединение всех украинских земель в Украинской Советской Социалистической Республике» (7).

Однако пришли трудные времена лихолетья, когда на Украине стала возрождаться Греко-Католическая Церковь, но Филарет (Денисенко) не меняет резко отрицательного отношения к УГКЦ и, в частности, пишет гневное письмо редактору газеты «Московские Новости» по поводу опубликованного там материала в отношении требований украинских националистов возродить УГКЦ. Позволим себе процитировать лишь некоторые пассажи из этого письма:

«В 24-м номере редактируемой Вами газеты от 11 июня с. г. помещена заметка с фотографией под заголовком “Молитва на улице Горькогоˮ, в котором речь идет о требованиях греко-католиков Украины легализовать их церковь. В связи с тем, что эта публикация вводит в заблуждение часть читателей… мне бы хотелось заявить следующее. Греко-католической восточного обряда (или униатской) церкви на Украине нет уже более сорока лет. Ее самоликвидация началась в марте 1946 года на церковном Соборе в г. Львове, когда епископы, священники и представители мирян объявили об аннулировании унии, навязанной верующим в 1596 году в Бресте. Решение Львовского Собора поддержало подавляющее большинство греко-католиков, и почти все приходы этого региона воссоединились с Русской Православной Церковью, которая была основана еще тысячу лет назад среди восточных славян Киевской Руси. Чем был вызван этот акт? Конечно, не сталинскими репрессиями, которые мы все осуждаем, а тем, что искусственно созданная на территории захваченных земель Украины и Белоруссии униатская церковь изжила себя.

На протяжении всей ее истории верующий народ видел в этом противоестественном союзе источник национального, социального и религиозного гнета. Полностью скомпрометировали себя иерархи греко-католической церкви в глазах простых верующих и духовенства в годы второй мировой войны своим сотрудничеством с оккупационным фашистским режимом и бандеровскими националистическими бандами.

О чем же тогда идет речь, что требует небольшая группа униатских священников и верующих, не признавших решений Львовского церковного Собора? Подогреваемые униатскими и националистическими центрами из-за рубежа, они добиваются не просто “придать легальный статусˮ их организации, как сказано в заметке, а отторгнуть от Русской Православной Церкви тысячи приходов, миллионы верующих… эту неотъемлемую часть Православной Церкви незначительная группа униатов хотела бы присоединить к Католической Церкви… С нашей точки зрения, в этих действиях наблюдается не борьба за религиозную свободу, а религиозная агрессия. Националистически настроенные элементы стремятся с помощью унии отторгнуть украинцев от их единокровных братьев русских…» (8).

Проходит еще немного времени, на Западной Украине начинаются захваты православных храмов греко-католиками. По этому поводу в своей статье «К вопросу об истории Киевской Митрополии», М. Денисенко пишет следующее:

«Празднование 1000-летия Крещения Руси  проходило на Украине, как и во всей стране, в благоприятной обстановке… Однако наряду с позитивными процессами в церковной жизни на Украине получили развитие два негативных явления: униатство и украинский автокефализм. Трагическое развитие получила ситуация во Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях… В результате многочисленных насильственных актов осуществляется захват храмов, которые принадлежат православным общинам. Православное духовенство незаконно выгоняется из церквей и лишается возможности совершать богослужения. Разжигается религиозная рознь между православными и католиками восточного обряда (униатами). Под угрозой физической расправы православных принуждают к переходу в унию. И все это совершается при полном бездействии государственных органов…. 6-11 июня 1990 года во Фрайзинге под Мюнхеном (ФРГ) состоялось очередное заседание смешанной комиссии православно-католического богословского диалога. Комиссия обсуждала вопросы унии и прозелитизма в связи с их активизацией в Западной Украине и на территории других Православных Церквей. Представители Православных и Римо-Католических  Церквей осудили унию как способ достижения христианского единства и методы его действия. В заявлении,  принятом обеими сторонами говорится: “…Термин «уния» означает в данном случае стремление достигнуть единства Церкви путем раскола православных общин, без учета того, что экклесиологично Православная Церковь есть Сестрою-Церковью, которая является благодатной и спасительной. Поэтому, в соответствии с текстом Венской Подкомиссии, мы отрицаем унию как способ достижения единства ибо она противоречит общему преданию наших Церквей…ˮ» (9).

Более того, чуть позднее Филарет (Денисенко) в одном из своих интервью, напечатанном в газете «Литературная Россия», прямо обвинил греко-католиков в экстремизме:
«Вопрос: Кому, по вашему мнению, теперь понадобилось, чтобы снова натравливать мужа на жену, брата на брата?

Ответ митр. Филарета (Денисенко): Силам добра это, конечно, не надо. Это выгодно лишь силам разрушения и зла…  ставший митрополитом Владимир Стернюк недавно подписался титулом не только «митрополит Львовский», но и «Киевский и Галицкий». Тем самым униаты лишь подливают масло в огонь и разжигают католический экстремизм» (10).

Не правда ли интересное умозаключение? Так скажите, почему теперь мнение Михаила Денисенко в отношении унии и униатов так резко изменилось? Разве с того времени поменялись православное вероучение, православная экклесиология? Или все же до неузнаваемости изменился сам Михаил Антонович? Как говорится – делайте выводы сами!

Иеродиакон Иоанн (Курмояров)

Примечания:

1. Киевский Патриархат просит УГКЦ выразить позицию относительно признания Таинства крещения // Эл. ресурс: http://www.religion.in.ua/news/vazhlivo/18866-kievskij-patriarxat-prosit-ugkc-vyrazit-poziciyu-otnositelno-priznaniya-tainstva-kreshheniya.html
2. У Київському Патріархаті задоволені відповіддю Глави УГКЦ // Эл. ресурс: http://www.cerkva.info/uk/news/kyiv/2825-komentar.html
3. У Филарета открыто заявили о возможности объединения с греко-католиками // Эл. ресурс: http://www.religion.in.ua/9161-v-kievskom-patriarxate-zayavlyayut-o-vozmozhnosti-obedineniya-s-greko-katolikami.html
4. Глава УГКЦ заявил о признании УПЦ МП единственной канонической Православной Церковью на Украине // Эл. ресурс: http://www.unian.net/politics/997845-glava-ugkts-zayavil-o-priznanii-upts-mp-edinstvennoy-kanonicheskoy-pravoslavnoy-tserkovyu-v-ukraine.html
5. Представителю УПЦ КП запретили провести богослужение в Риме // Эл. ресурс: http://pravlife.org/content/predstavitelyu-upc-kp-zapretili-provesti-bogosluzhenie-v-rime 
6. Там же.
7. Протоиерей Иоанн Король, член инициативной группы, участник Собора: «К 35-летию объединения Греко-католической Церкви с Русской Православною Церковью» (перевод с украинского) // Православный вестник. № 1. 1981.
8. Письмо митр. Киевского и Галицкого Филарета главному редактору газеты «Московские Новости» // Московские Новости. № 31 от 30.07.1989.
9. К вопросу об истории Киевской Митрополии // Православный вестник. № 4. 1991.
10. Украинская Православная Церковь и Украинская Греко-Католическая Церковь, вчера, сегодня, завтра: интервью с Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всея Украины Филаретом // Православный вестник. № 7. 1991.

Опубликовано: ср, 03/02/2016 - 22:18

Статистика

Всего просмотров 20

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle