Языки

  • Русский
  • Українська

Как бывший раскольник стал православным священником и оказался в Испании

Содержимое

На протяжении первых десяти веков существования христианства Церковь Востока и Запада составляла единый организм, несмотря на различия. В середине XI века произошло разделение между христианским Востоком и христианским Западом по церковно-политическим причинам и целому ряду других факторов: несогласие по некоторым пунктам вероучения и церковной практики. В отношениях между Православием и католичеством ключевым было слово «ересь». 

Какие тенденции в отношениях между православными и католиками сегодня? Наш разговор с отцом Тарасием Петруняком, который живет и служит  в Испании в г. Малага (митрополия Испании и Португалии, Константинопольский Патриархат).

Отец Тарасий поведал нам о своей удивительной судьбе, о православной общине в Испании, об отношениях между католиками и православными.

– Отец Тарасий, что думают друг о друге православные и католики сегодня?

– Говорить о православных и католиках буду исключительно исходя из личного опыта. Почти 15 лет я живу в Испании и отмечу: взаимоотношения между православными и католиками хорошие.

Безусловно, между нами возникают дискуссии, касающиеся богословских вопросов, каждый делится своим видением. И наблюдаю положительную тенденцию: католики открывают для себя Православие.

У нас много общего, есть предпосылки к тому, чтобы понять лучше друг друга.

На мой взгляд, каждый католик может стать православным без особых усилий, cтоит ему окунуться в церковную атмосферу первых веков.

Многие боятся такого шага, считают, что нужно что-то кардинально менять. Но дело лишь в том, что католикам нужно вернуться к своим истокам. И они тут же станут православными. Между нами не будет никаких различий.

Многие с этим соглашаются.

– А как была воспринята встреча Папы и Патриарха?

– Встреча свидетельствует о действительных реалиях. Если мы начинаем общаться друг с другом, вести полноценный диалог, по крайней мере пытаемся услышать друг друга, то в результате неминуемы такие события, как встреча глав двух конфессий.

Мне не встречались те, кто бы негативно относился к этому событию.

Среди православных были замечены отрицательные мнения, но это единичные случаи.

– Приход, в котором Вы служите, в процентном соотношении кто составляет?

– По национальному признаку доминируют выходцы из Украины.

Сегодня в нашем приходе большинство украинцев из западной, восточной, центральной части. Одним словом, представлена вся Украина. Певчие из Галиции, Буковины и Киевщины. Просфоры пекут сестры из Херсонской епархии. Есть русские, болгары, грузины. Украинский и русский языки в ходу.

Иподьякон болгарин, он здесь с 14 лет, с ним говорим на испанском.

– Как между собой люди общаются? Какая атмосфера?

– Политические вопросы не доминируют в нашем общении. Безусловно, есть разные взгляды. Но превалирует у нас диалог.

Все страны – это временное отечество, а мы все жаждем Отечества Небесного. И Оно должно в первую очередь интересовать верующего. В нашем приходе мы расставляем именно такие приоритеты.

Это самое важное в жизни каждого человека.

– Сколько лет служите в Испании и каким образом здесь очутились?

– Мой жизненный путь несколько странноват (смеется).

Я прошел  путь от раскольника  до православного священника. Я родился и вырос в Коломые Ивано-Франковской области.  В Ивано-Франковске я окончил с отличием семинарию «Киевского патриархата». Как лучшему студенту, мне первому вручали диплом. Понятно, что  многие преподаватели  думаю, 99%, получали образование в Московской духовной академии, только один преподаватель обучался в тогда еще Ленинградской духовной академии.
Это была учеба по инерции. Я хорошо учился в школе, потом закончил  колледж тоже с отличием. К Церкви относился формально, без внутреннего импульса. Иными словами, было тело, не было духа.

И только сейчас, с позиции прожитых лет, я начинаю понимать почему.

После окончания семинарии приятель предложил поехать учиться в академию Польской Православной Церкви. Я, конечно же, согласился: это же Европа. И там я столкнулся с тем, что не все то, о чем нам рассказывали в Ивано-Франковске, соответствует действительности.

Тогда впервые я встретился с таким понятием, как соборность Церкви, согласно которому не так важно, с какой ты земли, какой национальности, на каком языке разговариваешь, существенно одно – в Церкви ты или вне Церкви.

Это был первый главный урок, когда я понял, что раскол – не «штамп Московской Патриархии», как нам говорили в семинарии, а реальная серьезная и трагическая ситуация.

Я поступил в Христианскую богословскую академию в Варшаве. Но после первого курса мне пришлось перевестись на заочное обучение, потому что в декабре я женился. Решил поехать в Европу поработать, а потом вернуться и продолжить обучение.

В Испании я был рукоположен Епифанием, митрополитом Константинопольского Патриархата, на служение.

И вот Божией милостью с января 2015 года являюсь настоятелем православной общины Рождества Христова в г. Малаге. Со временем я начал окормлять православные общины в г. Кордово и совсем с недавнего времени – приход в г. Гранаде. Кордово находится в 170 км от Малаги, а Гранада – в 120 км.

Несу послушание благочинного южно-испанского округа митрополии Испании и Португалии.

– Как справляетесь?

– Божией милостью. И это в моем случае не просто красивое выражение. Рационально объяснить, как все это получается, я не могу. Я не холерик по темпераменту, который может бегать с утра до ночи, я иного склада характера, но тем не менее получается. Слава Богу!

– Испанцы зажигательны и эмоциональны. Вы подтвердите эту аксиому?

– В общем, да. Они очень эмоциональны, зажигательны, хотя среди них тоже есть люди со спокойным характером, но они в меньшинстве.
Испанцы, как и итальянцы, во время разговора сильно жестикулируют. И физиономией дополняют экспрессию. Если им связать руки, думаю, они бы онемели. (Смеется.)

– Были случаи перехода из католичества в Православие?

– Да, конечно! Один из самых ярких примеров – переход духовника нашей митрополии – отца Димитрия, в миру – Рохелио.

Этот человек в свое время был директором по кадрам одного из ведущих банков Мадрида. Как все испанцы, он был крещен, принял первое Причастие, но реальной духовной жизнью не жил. 
И в какой-то момент он задумался о смысле жизни. Изначально отказался от католических догматов, видимо, из-за имеющегося опыта, и продолжил поиски в восточных философиях и религиях. Изучал основы протестантизма, ислама. И, в конце концов, пришел к Православию.

Стал прихожанином кафедрального собора в Мадриде. Со временем принял   монашеский чин в одном из монастырей Греции. При этом он остался работать в банке и написал прошение о том, чтобы его освободили от должности директора по кадрам и оставили работать клерком.

Работа директора по кадрам всегда связана с конфликтами: кого-то нужно увольнять, кому-то продлевать контракт. Понятно, что реакция людей не всегда положительная. А для монашеского мира отца Димитрия это было недопустимо, ведь он старался жить по духу христианства.

Конечно, многие были удивлены, но тем не менее он еще около 10 лет проработал в этом банке, неся служение как монах. А со временем принял священнический сан: по субботам и воскресеньям ему надо было обслуживать немногочисленные общины.

В этой связи вспоминаю выдержки из бесед митрополита Антония Сурожского, в частности его рассказ о том, почему он был рукоположен во священники. Митрополит был врачом и получал хорошую зарплату. Его отправили в дальний приход, где не могли содержать священника, напутствовав словами: «У Вас хорошая зарплата, езжайте и окормляйте приход, потому что вы можете это сделать исходя из ваших экономических возможностей».

И наш батюшка тоже трудился в банке и при этом окормлял общины православных. Со временем он вышел на пенсию. И сегодня он духовник нашей митрополии, окормляет несколько православных общин, география  которых обширна – от Мадрида до Канарских островов.

При этом отец Димитрий преподает в Университете Саламанка в Мадриде, читает курс патрологии для католических богословов, которые знакомятся со святыми отцами, с их творениями. И, конечно же, он представляет нашу митрополию на всевозможных конференциях, симпозиумах. Не знаю, что было лучше – оставаться работать или выйти на пенсию. После того как он оставил основное место работы, его нагрузка увеличились.

Есть и другие примеры. Многие священники перешли в Православие. У каждого из них был свой путь.

Важен сам факт, а не количество таких случаев, хотя цифры с каждым годом возрастают.

Записала Наталья Горошкова

Опубликовано: пн, 05/12/2016 - 12:45

Статистика

Всего просмотров 42

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle