Изгнание Адама из Рая

Проповедь в Прощеное Воскресение ректора Киевской духовной академии епископа Сильвестра (Стойчева).

Завтра, братья и сестры, мы вступаем на поприще Великого поста. К этому особому периоду Церковь готовила нас на протяжении нескольких последних недель. И сегодняшнее воскресенье является последним перед началом Святой Четыредесятницы. Оно посвящено очень печальному событию, с которого, к сожалению, начинается история человечества – изгнанию прародителей из Рая.  Говоря о том, что история человечества начинается с момента грехопадения, мы подразумеваем, прежде всего, что все потомки Адама и Евы были рождены уже после изгнания из Рая. Следовательно, весь человеческий род, произошедший от наших прародителей – это поколение, не знающее Рая, не имеющее опыта жизни в нем, поскольку грех Адама закрыл для человека доступ к нему.

Священное Писание рассказывает о сотворении первых людей и нахождении их в Раю.  Вся созданная Богом земля была совершенной, но Рай был особенным местом, пребывая в котором, человек ни в чем бы не нуждался.

Наши прародители сами были совершены, но не в том значении что им больше не нужно было совершенствоваться, а в том смысле, что они не имели никаких пороков, изъянов, недостатков, могущий быть им препятствиям на пути к обожению.

Если сейчас, например, мы хотим сделать какое-нибудь доброе дело или же помолиться, или потратить время на богомыслие, − подобные инициативы сразу же встречают определенные препятствия, − начинаем чувствовать усталость, нас одолевают какие-то эмоции, проблемы, заботы и тому подобное. А первозданные Адам и Ева изначально не имели таких препятствий, то есть им ничто не мешало восходить по лестнице обожения все выше и выше. В этом и заключалось совершенство Адама и Евы.

Будучи совершенными и живя в совершенных условиях, прародители в тоже время должны были соблюдать и выполнять несколько заповедей, данных им Богом. Первой из них была заповедь возделывания Рая.

По словам блаженного Августина, «в безмятежности блаженной жизни, где нет смерти, всякий труд есть хранение того, что имеешь». Таким образом труд в раю был не тяжкой работой «в поте лица» (Быт. 3:19), а скорее легкой заботой и созерцанием творений Создателя.

Второй же заповедью был запрет вкушать от древа познания добра и зла. Но именно эту заповедь нарушили прародители и, как результат, были изгнаны из Рая. Размышляя о Рае, часто возникает вопрос: почему Всемилостивый Господь, зная о том, что произойдет грехопадение, все же сотворил первых людей?  «Бог есть Любовь», – говорит святой апостол и евангелист Иоанн Богослов (см.: 1 Ин. 4:8), и высшим проявлением Его благости и любви как раз и является факт дарования жизни всему существующему, невзирая на то, что некоторые творения со временем отвернутся от своего Творца.

Преподобный Иоанн Дамаскин по этому поводу замечает следующее: если мы говорим о Боге, то сразу предполагаем, что Он – добр, ведь если Он не добр, то он и не Бог. А что может быть более доброго, чем дарование жизни другому? Точно так же, как и нет ничего более злого, чем отнятие жизни. Бог дарует жизнь Адаму и Еве даже зная, что они некогда падут, лишатся райской сладости, а также зная о последствиях, на которые обрекаются их потомки после изгнания прародителей из Рая. Но само существование – это благо, которое выше всего. Кроме того, Бог предвидя грехопадение прародителей, в Предвечном Божественном Совете, еще до начала творения определил спасение людей посредством воплощения Второй Ипостаси Живоначальной Троицы. Так, в книге Откровения говорится о Христе как об Агнце, «закланном от создания мира» (Откр. 13:8). Но почему именно библейский сюжет изгнания Адама и Евы из Рая установлен Святой Церковью для воспоминания накануне Великого поста? Почему, например, сегодня не вспоминается сорокадневный пост Христа Спасителя перед Его выходом на общественное служение или какое-нибудь другое евангельское событие? Великий пост – это, как будто, краткий конспект всей священной истории, именно поэтому он начинается с воспоминания о грехопадении, а заканчивается Пасхой – днем спасения. Следовательно, Великий пост – это воспоминание пути человека от падения до Искупления.

Вспомним еще раз библейский текст: в рае произрастали множество разных деревьев, среди которых «дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла» (Быт. 2:9). Итак, было древо жизни и древо познания добра и зла. И то, что росли они рядом указывает на их взаимосвязь. Древо жизни давало человеку жизнь, а древо познания добра и зла, в свою очередь, давало – знание. Мы не сможем правильно понять, о каком знании идет речь, если не будем учитывать специфику библейского языка. Знать добро и зло – это обладать мудростью, уметь различать. Так, о царе Соломоне говорится в книге Царств: «даруй же рабу Твоему сердце разумное, чтобы судить народ Твой и различать, что добро и что зло» (3Цар.3:9).  Знать добро и зло – это уметь отличать благое от не-благого, и увидев признаки зла, оттолкнуть его от себя: «Уклонись от зла и сотвори благо» (Пс 33:15), говорит Псалмопевец. Прп. Максим Исповедник, говоря о райском древе, пишет, что оно давало способность «одних вещей придерживаться, а других – избегать». И прародители, конечно, же должны были приобрести и этот навык в Раю. Тогда возникает вопрос, почему все же плод, который должен было дать такие важные и необходимые навыки в конечном итоге – запретный плод, вкусив от которого прародители получает не то, чего ждали?

Вспомним хорошо известный всем нам текст из апостола Павла сказанный о Причащении: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем» (1Кор.11:28,29). Очевидно, из этих слов, что Нечто Доброе можно вкушать недостойно, без должной подготовки, без должной оценки самого себя, и тогда в этом не достоинстве дерзнувший приступить к Святыне имеет обратный результат, противоположный ожидаемому: «он ест и пьет осуждение себе». В отношении плода Древо Познания добра и Зла действует этот же принцип – не в плоде вопрос, а в приступивших к нему.

Весьма интересным представляется и сам подход диавола к искушению человека. Приняв образ змия, он начинает искушение с того, что ставит под сомнение слова, сказанные Богом: «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Быт. 3:1). Диавол, будучи лжецом и отцом лжи (см.: Ин. 8:44), подобным вопросом хочет оболгать Бога, выставить Его в неприглядном свете, утверждая, что Бог якобы запретил людям есть плоды всех деревьев. Но это было совершенно не так. Однако человек не сопротивляется искушению змия и диавол продолжает соблазнять Адама и Еву следующими словами: «Знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:5).

Вот в этих словах, по мнению святых отцов, и кроется причина грехопадения − Адам и Ева захотели получить знание всего без Бога. Для того, чтобы быть достойным Древа познания добра и зла, сначала необходимо было испытать себя, оценить себя. Прп. Иоанн Дамаскин пишет, что древо познания «есть познание собственной природы». Но вкусив его ранее чем были готовы, прародители познали, что они не стали рваными Богу, а увидели собственно духовную незрелость и как результат потеряли даже то, что у них было. Священномученик Ириней Лионский, говорит горькие слова «не успев еще стать людьми, они захотели уже стать богами»…

Вспоминая этот библейский сюжет, Церковь тем самым предостерегает нас от подобного – искушения заполучить какие-либо таланты или ценности без Бога, без должной оценки себя, без подготовки. Такой знакомый и такой древний принцип «Все и сразу» возник еще тогда, тысячелетия назад, в начале истории.

Захотев иметь все, прародители не получают ничего, и даже более – теряют то, что у них было. Ощущение наготы, описанное в Писании как одно из первых ощущений Адама и Евы после грехопадения, ярко передает это состояние пустоты, лишенности, потерянности. 
В стихирах сегодняшнего дня много печальных слов, говорящих о печали и плаче Адама, изгнанного из Рая, и рыдающего в сокрушении.

Сегодня не только воспоминание изгнания прародителей из Рая, но и прощенное воскресенье. В этот день перед началам Великого Поста просим у других прощения и сами прощаем. Господь наш Иисус Христос не раз говорит о необходимости прощать. Но тогда почему, Творец не простил Адама и Еву, почему не позволил им остаться в Раю, но изгнал их из Эдема? Ведь Бог есть любовь (1 Ин.4:16), а проявлении любви в том числе и в прощении. Почему же Господь не прощает Адама и Еву и подвергает их наказанию?

На это непростой вопрос можно ответить, снова обратившись к Священному тексту. Уже после грехопадения, Вседержитель обращается к прародителю с вопросом: «где ты?» (Быт. 3:9).

Всевидящий и вездеприсутсвующий, конечно, знал, где находится его падшее создание. Это не просто вопрос. Это предложение о покаянии. Вопрошая Адама, Господь, ждет признания Адама. Свт. Василий Великий, поясняя эти слова, говорит: «не извещения требовал Всеведущий, но хотел, чтобы Адам размыслил, чем он был и чем стал». Это не вопрос о месте, это вопрос о состоянии Адама.

Вместо раскаяния, признания, желания вернуться Адам демонстрирует противоположное - переложить вину с себя: «Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел."  (Быт.3:12). И Ева следует за Адамом в этом греховном пути: «И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела» (Быт.3:13).

Разве это перекладывание вины на другого похоже на покаяние? Или хотя бы на раскаяние? Или хотя бы н сожаление о содеянном? Нет!

Адам и Евы изгнаны из Рая, потому что рай уже не рай для них – а место их падения, место их пряток от Господа. Рай для них не дом любви – но дом разделения. Как бы не сокрушались прародители после изгнания из Рая, ясно одно – жить райской жизнью они уже не смогли бы, потому что внутри них нет рая.

Для изгнанных Рай мог оставаться лишь памятью.

У нас, дорогие братья и сестры, нет памяти о Рае. Нет Воспоминаний о Рае. Никто, кроме первых людей, как уже отмечалось, не имеет опыта жизни в Раю. Но нам дано иное – противоположный опыт, и как это не странно может прозвучать, очень важный опыт – опыт отсутствия райской жизни, тоска, чувство духовной неудовлетворенности, ощущение тесноты в мире сем: «уныло смотрели глаза мои к небу: Господи! тесно мне; спаси меня» (Ис.38:1). Из этого, казалось бы, ужасающего чувства рождается великое желание – жажда Бога, поиск Господа: «Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому» (Пс.41:3) – восклицает Псалмопевец. Настоящее покаяние рождается именно из такого чувства, из такой жажды, из такого состояния. Никто не сможет расти, если не поймет, что он маленький, никто не будет развиваться, если не осознает своих совершенств.

Церковь напоминает нам это и Церковь ведет нас обратно в Рай. Через пост, через покаяние, через ощущения своей греховности, но в конечном итоге все это делается для того, чтобы, когда Господь обратится к нам с вопросом «Где ты?», мы не прятались, а ответили: «вот я» (Быт.22:1) «Господи, избавь душу мою, спаси меня ради милости Твоей» (Пс.6:5). Аминь! 

Опубликовано: пт, 12/03/2021 - 19:21

Статистика

Всего просмотров 953

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle