Исповедничество Дохалкидонских Церквей как право на диалог

В канун дня памяти новомучеников и исповедников русских ХХ в. — об исповедниках ближневосточных.

Многие люди, посещая Ближневосточные страны, Северную Африку, сталкиваются с христианством, укорененным в апостольских традициях, но существующим теперь, зачастую, во враждебном окружении. Для людей, приехавших из благополучных стран, это христианство представляется если не диковинным, то загадочным.

Но Восток еще тоньше, чем кажется. Об этом — специально для портала «Православная жизнь» канд. богословия священник Андрей Ухтомский.

Мы часто просим Бога «да наглая смерть не похитит мя неготоваго», но не так часто просим избавления от собственных наглых решений и поступков. Слово «наглый» означает «быстрый», «скорый», «поспешный», «внезапный». Так быстро, скоро, поспешно принимая решение или совершая какое-либо действие, человек не всегда может его обдумать и поступить  верно.

Бог создал человека в разнообразии его характерных черт, так каждый человек стал неповторим. Эта неповторимость детерминирована окружающей природой, культурой, наконец, традицией. Неповторимость, индивидуальность побуждает к общению. По словам известного богослова современности Иоанна Зизиуласа: «...инаковость может вести к индивидуализму, которому современный человек не всегда рад. Если инаковость не уравновешивается общением, она едва ли может породить приемлемую культуру… на основании различия мы создаем клубы, организации, даже церкви». Инаковость другого есть один из мотивов общения и начало диалога.

Многие люди, посещая Ближневосточные страны, Северную Африку, сталкиваются с христианством, укорененным в апостольских традициях, но существующим теперь, зачастую, во враждебном окружении. Для людей, приехавших из благополучных стран, где развита толерантность, это христианство представляется если не диковинным, то непонятным и загадочным. Это, естественно, рождает вопросы «как?» (оно выживает среди мусульманства), «почему?» (оно так живет) и «зачем?» (что ждет туземных христиан). Но Восток еще тоньше, чем кажется. В нем прошлое живет в настоящем, переплетаясь в различных религиозных традициях.

Ближневосточные христиане

Ближневосточное или северо-африканское христианство сегодня являет собой пример свидетельства за веру не только жизнью, но и смертью

Со времени Миланского эдикта христианство на территории Византийской империи получило ту же свободу, что и другие религии. Однако в разных частях Римской империи христианство развивалось по-разному.  

На Западе возникали богословские школы, где учили красноречиво проповедовать, на Юге в Египте, а также на Востоке в Сирии и Палестине зародилось монашество, на Востоке оно приобрело, так сказать, крайние формы — столпничество. Именно на Востоке мы встречаем суровую форму аскетизма.

Эта разница в воплощении евангельских принципов проявилась во времена правления императора Юстиниана (527–565 гг.), целью политики которого было сплочение Запада и Востока с центром в Константинополе. К тому времени культурные различия этих регионов также проявлялись с большей силой. И как это часто бывает в империях, центр не так уж и был озабочен периферией и не особо принимал в расчет ее духовное наследие, не осознавая, что с периферией, которая «кормит» центр, надо считаться.

Мы  знаем, что всех еретиков выдворяли из центра на периферию Византийской империи. На Западе со времен блж. Августина (Vв.) развивалось учение о спасении по благодати, которое дало почву протестантизму в позднее средневековье; учение о чистилище берет свое начало со времен святителя папы Григория Двоеслова (VI–VII вв.); юридическая теория искупления также берет свое начало от ранних отцов Западной Церкви; примат папы развивался с первых веков Христианства и явно проступил в письмах папы Виктора. На Восток же отправили ариан, монофизитов и монофелитов. Центр был «очищен» от ересей, а главные ересиархи были отправлены в отдаленные места.

Христианам Египта приходится стоять за веру

Восток-Запад — дело тонкое. Или где христианство было раньше?

Религиозные течения Запада хорошо изучены. Из-за того, что Восток хронологически формировался ранее Запада, взаимодействие этносов, язычества различных религий происходило там иначе, нежели на Западе, старое не забывалось, а переходило на качественно новый уровень.

На Востоке был силен традиционализм, а традиции были и остаются в почете. И когда император Юстиниан попытался привлечь Восток в свою империю, оказалось, что там имеется множество еретиков-монофизитов, диалог с которыми срывался по одному из многих наглядных примеров.

Когда «посредник Востока и Запада» священник Иоанн Ефесский прибыл в Константинополь в сопровождении монахов, то выяснилось, что монахи-монофизиты исполняют монашеские подвиги, изнуряя и тело, и дух, усерднее монахов столичных. Это был веский аргумент для монофизитской паствы, которая видела единство слов и дела у своих пастырей-монахов.

Монофизитство — африканское и ближневосточное — после смерти его идейного вдохновителя Севира, патриарха Антиохийского (456–538), сплотил монах словом и делом Иаков Барадей, епископ Эдесский (между 490 и 505 гг. — 578 г). Иаков Барадей по обету отца был отдан в монастырь, где и был воспитан в аскетическом доброделании, став примером и вдохновителем для Восточных монофизитов и основав одну из монофизитских Церквей, получивших его имя — Сиро–Яковитскую.

Эфиопская Церковь. Интронизация Предстоятеля

Почему отделились ближневосточные христиане?

Отделение ближневосточных христиан, а также христиан Египта и Эфиопии произошло за одно столетие. Формально толчком послужил IV Вселенский (Халкидонский) собор. Неформально — имперская политика Византии, пытавшаяся подчинить себе Восток, не внимая его древним традициям и апостольскому происхождению многих Церквей. Заметим, что все дохалкидонские Церкви (Церкви, не принявшие определение IV Вселенского собора) — не греческие. Это говорит о многом.

Скрытый панэллинизм Византии ставил иные народности Византии в подчиненное положение, не обращая внимания на проблемы и беды соотечественников. А проблемы были: армян-христиан, сирийцев, христиан Персии, Аравии теснила Зороастрийская Персия, позднее ислам, которым также тяготились христиане Египта и Эфиопии.

Византия главой диалога или в ответ на мольбы о помощи требовала принятия догмата Халкидонского Собора, с чем представители Восточных Церквей не соглашались. Произошло отделение: Империя не восприняла периферию, оставив ее на произвол.

Всякое имперское насилие над мировоззрением своих подданных приводит к уходу последних. Так произошло, например, на Руси со старообрядцами.

Мы видим, что попытки механического насаждения веры или религиозных идей ведут к расколу

Особенно если это насаждение происходит со стороны государства. Поэтому важно иметь поддержку веры на государственном уровне. Если государство языческое или не поддерживает Православие, православные христиане не будут до конца поняты и, как следствие, будут жить своей жизнью, а то и гонимы. Это возможно там, где христианство не зародилось, а было привнесено, там, где христиане — “пришельцы”.

А на Востоке христианам остается терпеть до конца, выживать и верить во Христа до конца, потому что для христиан это территория историческая. И когда говорят о столкновениях на Востоке, говорят чаще о политических столкновениях, не вникая в религиозную пестроту региона и даже в разнородность ислама.

Не так уж давно, 10–14 сентября 2013 года, проходило заседание Священного Синода Сиро–Яковитской Церкви, в решении звучал призыв к людям доброй воли откликнутся на мольбу о помощи: Церковь бедствует из-за антихристианской агрессии, происходит целенаправленное уничтожение христиан.

В Сирии христиане сегодня действительно мученики-исповедники

Другой пример: Сирия, где без разбора христианского толка — православные, Ассирийская Церковь, сиро-яковиты, Армянская Церковь, Халдейская Церковь — в государстве наблюдается стремление уничтожить всех христиан. Известия из этого региона наиболее часто тревожат христианское сознание.

На фоне современного исповедничества в мире мы можем посмотреть на положение христианства в нашей стране: православные не живут под страхом внезапного исповедничества. Таким образом, есть с чем сравнить. С другой стороны, чем мы сможем ответить на их просьбы о помощи? Остановить мусульман? Это утопия. Помочь словом? Можно договориться хотя бы на английском.

Если поможем словом, то словом солидарности, но не правостью веры, через декларацию подписания определения IV  Вселенского собора и причастностью к Церкви VII Соборов. Это безжизненно и уже давно застывшее и отвердевшее. Христиане на Востоке каждый день свидетельствуют свою веру кровью — раз и навсегда им много размышлений не надо. Время аргументов прошло, есть образ жизни, который позволяет видеть общую веру и стремиться наладить контакт.

А самый теплый контакт верующих — это евхаристическое общение, потому что в этом контакте Христос является посредником

Евхаристического общения с дохалкидонскими Церквями (Ассирийской, Сиро-Яковитской, Коптской, Эфиопской, Эритрейской, Армянской, Малабарской) нет, потому что нет еще «полноты договоренности во всей богословской полноте», зато есть исповедничество, есть твердые христианские традиции, освящение языческих традиций и твердость в вере во Христе.

Христиане в Египте сегодня

От того, с какой традицией мы вступаем в диалог, будет зависеть его исход. Но диалог стоит вести с любовью и поиском путей к объединению. «Я совершенно не согласен с тем, что ты говоришь, но это не значит, что мы враги, не значит, что мы должны друг друга ненавидеть». Состояние Дохалкидонских Церквей как лакмусовая бумажка для других Православных Церквей. Стояние в вере — залог выживания нации, сохранение национальной идентичности. Вера в одного Бога — кратчайший путь к единству народному. Стойкость верующих христиан Ближнего Востока тому пример. А наш долг принять их и увидеть, что и они выражают христианские идеалы, которые мы видим в Евангелии. Инаковость — это не сигнал тревоги, а первое слово диалога.

Порой, демонстрируя наши отличия, не говорим о единстве и не замечаем, что блуждая в исторической тьме — не видим настоящего

История изолированности Дохалкидонский Церквей, попыток сближения с Византией и взаимоотношения с другими христианскими конфессиями очень запутана. Распутывая исторический клубок, мы вряд ли поймем, насколько они верно, с нашей точки зрения, славят Бога. Так или иначе, их сегодняшняя жизнь во Христе, стояние в вере, приверженность к сохранению христианских ценностей дают им стойкость, которая сильнее доктрин и формальных записей. У них можно многому поучится, ведь они, находясь в своеобразной “религиозной резервации”, сумели сохранить себя, свою веру.

Путь к диалогу с дохалкидонскими Церквами лежит не только через богословие, но и через исповедничество. Эта редкая форма проповеди сейчас оставлена и употребляется в крайних обстоятельствах. В ней выражается христианская вера, и именно исповедничество объединяет нас с дохалкидонскими Церквами. Возможно, на этом уровне диалог и будет продолжен и приведет к дальнейшему укреплению единства.

Литература и сноски:

Канон покаянный ко Господу нашему Иисусу Христу. Песнь 4.

«Наглый» // Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 3. М.: Прогресс. 1987. С. 36.

Зизиулас И. Общение и инаковость. Новые очерки о личности и Церкви. М.: БББИ. 2012. Сс. 16, 3.

Вначале исламского вторжения в Египет там имелись две Церкви – Александрийская, греческая и Коптская туземная. Именно туземная Коптская Церковь встретила мусульман как освободителей от греческого захвата. Об этом так писал историк XII в. Михаил Сириец: «Бог мести, видя злость греков, которые везде, где властвовали жестоко грабили наши церкви и монастыри, а нам относились безжалостно, привел с восточных земель сынов Измаила, чтобы освободить нас» (Цит. по: Кулуглі Дж. Семітські мови та переклад. Критика кількох старих міфів // Греки, араби і ми. Дослідження ісламофобії в гуманітарних науках. (за ред. Ф. Бютгена ). К.: Ніка-Центр. 2012. С. 69.)

Вынужденная автономизация имперской периферии происходит от невнимания к ней центра империи. (Мотиль О. Підсумки імперій: занепад, розпад і відродження. К.: Критика. 2009. Сс. 61–92)

Афанасий, митр. Широкое сердце Православия // Афанасий, митр.  Голод по Богу или лекарство от фарисейства. Сборник проповедей. М. 2011. С. 86.

 

Опубликовано: пн, 02/03/2015 - 16:32

Статистика

Всего просмотров 82

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle