Иерей Виталий Жариков об ошибках духовного воспитания, травмах родительской гиперопеки и поколении современных детей

Лето близится к своему завершению, и дети возвращаются домой из летних лагерей. Как сделать так, чтобы за эти две недели пребывания в лагере ребёнок не только отлично отдохнул, но и получил духовную пищу? Да и каким должно быть духовное воспитание? Каких ошибок важно избежать на этом поле, чтобы не навредить и не отвратить от Бога? Должен ли отличаться подачей рассказ о Боге ребёнку от беседы со взрослым? Почему в разговоре о фундаментальных ценностях человеческой жизни важно не недооценивать способности детей? На эти и другие вопросы отвечает иерей Виталий Жариков, духовник и организатор летнего православного лагеря «Встреча», духовник Одесского звена православных скаутов Украины.

– Расскажите, пожалуйста, как началось Ваше служение, связанное с духовным окормлением детей, с наставничеством и организацией детских летних лагерей, встреч скаутов.

– Я только начинал своё священническое служение, когда как-то ко мне за благословением летом в храме подошла целая группа из примерно тридцати ребят. Я разговорился с руководительницей группы, и оказалось, что это православный летний детский лагерь, который остался без священника. Из этой беседы родилось наше сотрудничество.

Пришлось кардинально переформатировать уже сложившийся детский лагерь. Во-первых, поменять название с пугающе звучащего для детского уха, нарочито эсхатологичного «Ковчег», акцентирующего враждебность окружающего ребёнка мира, на «Встречу», указывающего на то, что и летний лагерь может быть тем местом, где ребёнок встречает Христа. Во многом я был вдохновлён богословием и идеей Встречи митрополита Антония Сурожского и его непосредственным опытом окормления скаутских и молодёжных лагерей во Франции и Англии. В этих лагерях священнослужитель оказывался не «над» детьми, а «среди» них, был открыт неформальному общению в располагающей обстановке: во время игры в футбол, за обеденным столом и пр.

Во-вторых, важно было найти людей, которые по-настоящему бы любили детей и «горели» идеей создать неформальный, живой и интересный православный детский проект. Парадоксально, наиболее эффективные и небанальные идеи предлагали и воплощали в жизнь люди без опыта работы в подобной сфере.

Сегодня мы выработали определённые принципы организации наших двухнедельных лагерей. Очевидно, что разговор даже о самых серьёзных вещах с детьми можно вести, только если он их действительно захватывает и увлекает. Поэтому мы решили общаться с ними языком их любимых книг, фильмов и т. д. Потому наши  смены тематические: то это тема «Нарния» Льюиса, то «Вокруг света за 80 дней» и др. Обязательно привносим игровой, сказочный момент: например, помимо деления на отряды делим ребят и на группы фантастических персонажей со своими «суперспособностями»: «русалки» на 5 минут больше купаются в море и первыми заходят в душ, «кентавры» первыми получают настольные игры и т. д. Даже назидать и вразумлять детей стараемся в игровой форме. Так, ребята-проказники, дебоширящие днём, оказываются «гномами»: ночью «Белая колдунья» проходит по комнате и ставит на них отметину своих прислужников. «Гномы» не купаются в море, убирают за всеми посуду и вне очереди дежурят в комнате.

В наших лагерях обязательна утренняя и вечерняя совместная молитва, но важно, чтобы она была не формальная, с максимальной включённостью ребёнка, поэтому мы вместе пропеваем молитвенное правило прп. Серафима Саровского. Это здорово консолидирует детей и вместе с тем напоминает, зачем мы с ними здесь все собрались. Понимание, пожалуй, самое важное, поэтому мы многое обсуждаем. Хотелось бы избежать некоторых ошибок, например, из опыта протестантских детских лагерей, когда ребятам ежедневно предлагают механически «зубрить» тексты из Писания и т. д., но при этом дети не всегда понимают, зачем им это надо.

– Как Вы говорите с детьми о вере и базовых ценностях? Каких распространённых ошибок стараетесь избежать, чтобы не отвратить ребят от Бога или не привить им искажённые представления о Творце, Церкви и пр.?

– С ребёнком уже с младенчества важно разговаривать о главном: какие-то вещи оседают в «подкорке» и проявляются намного позже. Ещё культурные антропологи доказали, что картина мира, система ценностей закладываются в ребёнке родителями в первые годы жизни.
Но здесь важно понимать: какой ценностный багаж мы ребёнку бы ни оставили, всё равно выбор всегда остаётся за ним. И нужно родителю не переусердствовать и не принимать за ребёнка это решение, воспитать в нём навыки этого выбора и оставить для него пространство. Главная задача воспитания – культивировать самосознание ребёнка; научить его быть ответственным за принимаемые решения; дать то ценностное «сито», через которое он сам сможет просеивать то, что может ему быть полезно или навредить. И как раз трагедия воцерковлённых детей, которые, взрослея, уходят из Церкви, в том, что родители навязывали им этот выбор, не дали дорасти до выбора Христа самостоятельно, не предоставили возможности самим понять, зачем это им. Единственное желание таких детей – сбежать из этого, как им кажется, «гетто», где им не хватает воздуха и возможности движения. Также результатом такого гиперограждения ребёнка от реальности может быть воспитание инфантильного человека с атрофированной способностью быть ответственным за свою жизнь в принципе. Во взрослой жизни встреча с реальным, неретушированным миром, требующим постоянного выбора «или-или», может для человека оказаться болезненным потрясением, как когда-то для Будды, или просто раздавить его как личность.

Что должен сделать родитель, чтобы сохранить необходимое поле свободы ребёнка и вместе с тем не допустить вредящей детской душе вседозволенности? Очевидно, что в понимании ребёнка хорошо – всё то, что интересно. Следует «увлечь» ребёнка хорошим, показать, каким захватывающе интересным, красивым, многокрасочным может быть добро, Бог. Надо направлять  и контролировать интересы ребёнка, а не ограничивать. Ребёнок не должен чувствовать насилия над собой. Бесконечные запреты могут вызвать дополнительный интерес к запрещаемому, а также противодействие всякому предложению, совету взрослого, ведь сила действия вызывает силу противодействия.

Но предоставленный ребёнку выбор – это и большая ответственность, даже груз. И здесь облегчить ему эту задачу, создать наиболее благоприятный климат для развития помогает создание круга общения с детьми, ценностно близкими ребёнку. Плохо ограждать ребёнка от мира, но и нехорошо «забросить» его в этот мир, где он чувствовал бы себя совершенно одиноким, без единомышленников, как бы во враждебной своим убеждениям среде, словно маленький исповедник. А так, когда он знает, что у него есть друзья и в их общении присутствует Бог, ему внутренне есть на что опереться. И как раз одна из задач воскресных школ, чаёвен, летних православных лагерей для детей и юношей – создание этого круга общения, в средоточии которого был бы  Христос.

Вместе с тем родитель должен и упорядочивать жизнь ребёнка, иначе последний не будет чувствовать себя в безопасности, не будет счастлив. Особенно это очевидно на примере совсем маленьких детей, нарушение режима дня для которых, например, несёт за собой тревожность и пр.

– Какие ещё самые распространённые ошибки может допустить родитель в духовном воспитании ребёнка?

– Подмена веры обрядоверием. Когда ребёнку навязывается одна «форма» без «духа», без осмысленного содержания, когда говорится, «как» надо, но совершенно непонятно «зачем», то ребёнок или отторгает это, интуитивно чувствуя безжизненность и фальшь такого подхода, или принимает такую модель и затем её тиражирует и транслирует на собственных детей.  Безусловно, внешний момент организации участия детей в богослужении важен, как и дисциплина, но это не должно замещать веры как  жизни со Христом. Например, важно объяснить: пост – это не формальный отказ от мяса, а отказ от того, что тебя отвлекает от Бога, от ближнего, вредит твоей целостности, вносит суету. И так ребёнок в пост, если понимает его подлинное значение, может сам предложить отказаться от просмотра ТВ на время, больше помогать родителям по хозяйству, кого-то душевно согреть (например, проведать бабушку или кому-то подарить сделанное что-то собственными руками), больше молиться.

– Есть ли какое-то принципиальное отличие разговора о Боге с ребёнком от разговора о Боге двух взрослых людей?

– Мне кажется, большое упущение взрослых недооценивать возможности ребёнка. Потому с ребёнком можно говорить на предельно важные темы без понижения градуса осмысленности и серьёзности беседы. Вообще родители легко манипулируют ребёнком, объясняя свой запрет, что ребёнок «маленький», то призывают к большей ответственности, потому что он уже «большой». Возникает проблема самоидентификации: ребёнок не поймёт, маленький он или уже достаточно большой, всегда или в определённых ситуациях и пр. Поэтому со своей маленькой дочерью Соней, которой 3,5 года, я разговариваю всегда очень серьёзно. Я ей не указываю на то, что она ещё «маленькая» и каких-то вещей не поймёт. Хотя мы обсуждаем, что есть вещи и возможности, которыми она физически ещё просто не может пользоваться, нужно время для выработки определённых навыков и пр. Потому с детьми надо говорить о Боге так, как и со взрослыми, просто ситуативно «прощупывать» уровень их подготовки, предварительных знаний.

– Часто в кино, литературе, прессе поколение современных детей представляют как очень прагматичных и целеустремлённых, технически образованных, несколько статичных в своей привязанности к компьютеру. Понятно, что это обобщение, как и всякое, условно. И всё же насколько подтвердило или, напротив, опровергло общение с ребятами эти характеристики?

– На мой взгляд, единственная проблема современного ребёнка – это зависимость от гаджетов и социальных сетей, из-за которых он становится рассеянным, ему трудно слушать и слышать кого-то. Именно поэтому в детских лагерях мы принципиально забираем у ребят смартфоны (простые телефоны, кнопочные, которые можно использовать лишь для связи, не вредят). Эта зависимость убивает и взрослого человека, что говорить о неокрепшей детской психике. Ведь она даже физиологически подобна наркотической зависимости: от постоянного присутствия в социальных сетях повышаются дофамин и эндорфин, человек оказывается перевозбуждён и в состоянии эйфории, которую постоянно хочется подпитывать и продлевать.

– У А. С. Пушкина есть известные строки: «Блажен, кто смолоду был молод». Кажется, что современные дети рано взрослеют: совсем в нежном возрасте начинают задумываться о будущей успешной карьере, посещают всякие школы «юных боссов и бизнесменов» и т. д. Какие последствия для современных ребят имеет это раннее взросление?

– Этот вопрос не имеет универсального ответа, так как к каждому ребёнку нужен индивидуальный подход. У одного ребёнка может быть музыкальный дар, у другого – талант потенциального классного коммерсанта, а у кого-то – поварские способности. У меня в лагере однажды был двенадцатилетний  мальчик с очень мощным, уже заметным потенциалом отличного организатора и управленца – такой потенциальный будущий президент страны. В играх он мог оказаться авторитетом и лидером для пятнадцатилетних ребят, так как придумывал решения, благодаря которым его команда легко выигрывала. Но вместе с тем это был крайне уязвимый ребёнок, так как рос в неполной семье, без отца. Эта уязвимость проявлялась в обострённой ранимости, плаксивости. Вот такому ребёнку «школа юных боссов» была бы только полезна.

– Какое главное сообщение Вы пытаетесь донести детям в летних лагерях, которые они должны усвоить и унести в сердце с собой домой?

– Почему дети, да и взрослые, уходят из Церкви? Потому что они так и не встретились с Богом. И летний лагерь – это рассказ и подготовка к этой Встрече, попытка рассказать, что христианство – это не законничество и механистичное исполнение набора правил и предписаний, а Встреча и живое общение с Богом. Эту встречу невозможно «организовать» – у каждого она происходит в свой период жизни. Важно донести ребёнку, что Бог всегда ищет этой Встречи и открыт к общению – мы лишь должны быть внимательны и откликнуться на этот призыв.

Беседовала Анна Голубицкая

Теги

Опубликовано: пт, 23/08/2019 - 16:28

Статистика

Всего просмотров 991

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle