Херсон: Благовещенский женский монастырь

Обитель находится в 9 км от города Херсона в живописном месте на полуострове, между озерами Белое и Безмен.

В 1856 г. Лев Балтазарович Скадовский (1814 – 1886) выделил 280 десятин под благотворительное учреждение - приют для девиц бедного сословия и вдов, что и послужило началом будущего монастыря. Сначала в приюте нашли пристанище 3 монахини и более ста душ бедных, питающихся монастырским хозяйством, которым руководила почтенная игумения София. Сестры занимались сельским хозяйством и постепенно обустраивали новое место, закладывая фундамент в будущий, славившийся своим благолепием, монастырь. На территории приюта были построены жилые помещения и хозяйственные постройки, разбит сад. К 1866 году здесь уже насчитывалось 165 насельниц, которые своим трудом во славу Божию зарабатывали на пропитание себе и немощным или малолетним сестрам. Место было красивым и тихим, сестры славились своим благочестием и трудолюбием, поэтому сюда шли из разных мест Херсонской губернии.

Точных данных о существовании первой церкви и времени ее закладки нет, однако, опираясь на традиции, можно предположить о существовании здесь временной деревянной церкви или часовни.

Только через 12 лет община смогла приступить к строительству каменной церкви. В 1868 г. была заложена, а 19 февраля 1869 г. освящена Свято- Троицкая церковь. Храм был одно-престольный, теплый, каменный, крытый железом небольшого размера.

Через 27 лет существования общины по представлению правящего архиерея, в 1883 г. Святейший Синод принял постановление о разрешении монашеской общине именоваться женским общежительным Благовещенским монастырем.

К этому времени обитель уже окрепла экономически и духовно. Монастырь был хорошо известен. Сюда приезжало и приходило большое количество паломников. В монастыре была школа для девочек, мастерские, где работали вышивальщицы, швеи и пр., гостиница для паломников, библиотека.

Приближалось время, о котором Господь еще перед началом строительства Свято-Троицкого собора открыл своим угодникам. Одна из монахинь в последствии рассказывала, что перед революцией в Херсоне жила матушка Феодора (в прошлом - вдова полковника). Она была духовной дочерью архимандрита Варсонофия (Юрченка). Когда в 1900 г. началось строительство собора, она говорила: «Строят собор, а выстроят детский дом».

Хозяйство Благовещенского монастыря было, прежде всего, основано на труде насельниц, хотя небольшие участки земли они и сдавали крестьянам в аренду, но садоводство, огородничество, пасека было делом их рук. Уже не говоря о том, какое разнообразие ремесел было развито в обители. Монастырь обеспечивал продуктами питания, не только себя, но помогал неимущим в округе.

Когда наступили смутные времена, монастырь, будучи самодостаточным и не владея большими материальными ресурсами, на очень короткое время оказался вне бушующего кровавого потока революции. Хотя туда и заглядывали разнообразные воинские формирования, но особого ущерба им не наносили. Считая себя по праву трудящимися, сестры монастыря создали артель, наивно рассчитывая, что с советской властью можно ужиться. В монастыре к этому времени уже осталась треть насельниц, кто мог, ушел еще в 1919 г. Осенью 1920 г. монастырский приют перешел в ведение Унаробраза, и вместо него был устроен детский городок им. Петровского, но на службе в нем, по-прежнему, оставались члены общины, отказавшиеся от вознаграждения за свой труд. В 1920 г. монастырское хозяйство во всеми угодьями (325 дес. пахотной земли, 5 десятин огородной поливной, 2 дес. огородной не поливной, 3 дес. фруктового сада, 1/2 дес. виноградника, 79/4 дес. под выпасом, а всего 415 дес.) было национализировано и объявлено культсовхозом под названием «Пролетарская жизнь», обслуживание и управление которым, по-прежнему, оставалось в руках сестер.

В связи с изменениями в экономической политике Советской власти, монахини взяли это хозяйство в арендное пользование на 5 лет по договору от 26 сентября 1921 г. Получив хозяйство во время небывалой хозяйственной разрухи и в год абсолютного неурожая, они создали артель «Благмон» (это название сохранилось и до ныне у местного населения) и неимоверными усилиями поддерживали его на прежней высоте. Естественно было ожидать, что рано или поздно власти не потерпят существования монахинь рядом, тем более, что хозяйство было налаженное, ухоженное.

В феврале 1921 г. на должность заведующей детского городка была назначена партийная работница А. Онищенко, которая поклялась расстроить жизнь общины и, стремясь к поставленной цели, она не разбиралась в средствах. Разнообразные комиссии, которые она вызывала, производили обследование жизни артели, создавали перебои в работе и тормозили ее хозяйственные дела. Первыми были удалены от занимаемых должностей воспитательницы, затем учительницы и, наконец, технические служащие. В 1922 г. детскому городку им. Петровского, по их претензии, Губисполкомом было выделено из общей площади в 415 дес. артельной земли 50 десятин пахотной земли и 2 дес. сада в пользу детского городка, вся остальная земля пока была оставлена за артелью. Однако это не удовлетворило заведующую детским городком, и когда она пошла на повышение и заняла должность в Унаробразе г. Херсона, то вместо себя она оставила своего мужа. Незамедлительно после перехода ее в Херсон, заведующим Унаробраза тов. Мирским было возбуждено ходатайство перед Губисполкомом о расторжении договора, заключенного Губкомземом с артелью. На основании постановления Губисполкома от 21 марта 1922 г. нарушенный договор с артелью был переработан и в несколько измененном виде вновь подписан 27 марта. В тоже время были подписаны еще два документа, следующего содержания: «Выселение монашек Благовещенского монастыря для открытия детского городка принципиально признать необходимым. Выселение считать мероприятием, необходимым для помощи голодающим детям. Для проведения операции привлечь ближайшие ячейки, которые должны будут разъяснить крестьянам важность данного мероприятия, как наиболее реальной борьбы с голодом. Для операции привлечь всю организацию, которая соберется на военное обучение 25 марта».

Вернувшиеся 28 марта из Херсона уполномоченные артели с подписанным новым договором узнали о начавшемся 25 марта разгроме их хозяйства по предписанию и при деятельном личном участии председателя местного Уисполкома Радченко. Он, во главе отряда из 300 человек вооруженных красноармейцев, курсантов и женщин-коммунисток, явился в Благовещенскую общину с требованием немедленного очищения всех помещений членами артели и оставления ими территории бывшего монастыря. На возражение членов артели о незаконности и несправедливости подобного требования, он осыпал их оскорблениями, объявив их арестованными. В виду их отказа следовать под арест, силою оружия они были загнаны в холодное пустое помещение лавки. Здесь каждую арестованную стали тщательно обыскивать.

В тоже время остальные красноармейцы, рассыпавшись по территории артели, занялись обыском имущества членов артели. Во время обыска забирались съестные припасы, которые прямым путем отправлялись на кухню. Забрали и съели даже посевной материал. Помимо продуктов грабились обстановка, белье и одеяла членов общины. Была уничтожена библиотека монастыря.

На третий день был отдан приказ всем членам общины разойтись по своим помещениям, после чего начался новый обыск, закончившийся изгнанием их из помещений за ограду монастыря. Снова при обыске были издевательства, оскорбления, покушения на изнасилование. Затем вручив каждой по небольшому узелку с жалкими остатками имущества, приказали навсегда удалиться из бывшего монастыря. В виду решительного нежелания насельниц обители покинуть свой дом, красноармейцы прибегли к силе, вытаскивая их за руки, волоча по земле, били прикладами. Крик, плач, брань, стон и удары слились в один сплошной потрясающий душу вопль.

Некоторые из красноармейцев и женщин-коммунисток оказались не столь сильны в своей революционной озверелости и, не выдержав происходящей расправы с монашествующими, ушли. Однако процесс шел своим чередом, выгнанные за ограду сестры, среди которых было много слабых и больных, трое суток оставались под открытым небом. Из 450 монахинь, пребывавших в стенах монастыря в 1919 г., осталось лишь 180, половина из которых была преклонного возраста. 30 марта силою оружия их загнали в небольшие пристройки за оградой монастыря, где они вынуждены были размещаться по 20-30 человек в небольшой комнате, не имея возможности лечь даже на пол. При этом здесь могла разместиться лишь половина всех сестер общины. Войска, занимающие монастырь продолжали громить его.

Разобравшись с насельницами монастыря, советская власть занялась имуществом и зданиями. После закрытия храмов их начали уничтожать.

3 июля 1928 г. президиумом ВУЦВК решено Благовещенскую и Свято-Троицкую церкви использовать под культурно-просветительские учреждения, ссылаясь на то, что они нуждались в капитальном ремонте и угрожали безопасности окружающих. Церковное имущество распределялось по-разному. Большая часть безвозвратно была уничтожена, и лишь меньшая передана другим приходам.

После разрушения куполов, храмы использовали под склад для хранения зерна, мастерские по ремонту автомашин и тракторов, кухню, столовую, где готовили пищу для кормления воспитанников Детского городка.

Затем уже с 1930 по 1936 гг. уничтожению подверглись и помещения храмов. Их снесли, и к концу 30-х годов от храмов, величественно возвышавшихся во всей своей красоте и благолепии, не осталось и следа. Камень разобранных церквей отправляли в Белозерку и в другие места. Даже монастырские кладбища, которые находились на территории монастыря и за его пределами были разрушены и перекопаны. На месте, где находился один из уничтоженных храмов, установили памятник Ленину. С 1945 по 1957 годы на территории монастыря находилась школа механизаторов (по другим данным - Белозерский специальный детский дом №3 для детей фронтовиков, погибших во время Великой Отечественной войны), а затем было создано ПТУ № 6, которое находится там и по этот день. 31 мая 2007 г. Священный Синод Украинской Православной Церкви, на основании Рапорта Высокопреосвященнейшего Иоанна, Архиепископа Херсонского и Таврического, принял решение о возрождении Благовещенского женского монастыря в с. Приозерное.

7 декабря 2009 г. надвратная часовня Благовещенского женского монастыря была возвращена Херсонской епархии Украинской Православной Церкви.

На праздник Благовещения, 7 апреля 2010 года, Архиепископ Херсонский и Таврический Иоанн совершил первую Божественную литургию у стен этой часовни, а с 23 апреля начались строительные работы по ее восстановлению.

30 мая 2010 года, в Неделю Всех Святых, Правящим архиереем был освящен крест, который был установлен на куполе Благовещенского храма (бывшей часовне).

Параллельно со строительными работами в храме было начато строительство временных жилых построек для насельниц обители.

29 августа 2010 года состоялось освящение Благовещенского храма обители. Торжественное богослужение возглавил Высокопреосвященнейший Архиепископ Херсонский и Таврический Иоанн в сослужении духовенства Херсонской епархии. Торжество собрало множество людей. Крестным ходом шли верующие из прилежащих Белозерки и Камышан. Множество народа из Херсона и области прибыло на это святое место, чтобы взять участие в историческом событии.

После многих лет запустения обитель возрождается, что вселяет надежду на духовное возрождение нашей земли, на победу света над тьмой, добра над злом, правды над ложью.

Скит

Обитель имеет Свято-Николаевский скит в с. Радгоспное Скадовского р-на Херсонской обл. В 2013 г. здесь заложен храм св. блаженной Ксении Петербургской.

14 января 2014 года в Свято-Никольском скиту Благовещенского женского монастыря Архиепископ Херсонский и Таврический Иоанн освятил храм в честь святой блаженной Ксении Петербургской и совершил первую Божественную Литургию в новоосвященном храме.

По материалам azbyka.ru

Опубликовано: пт, 09/04/2021 - 21:41

Статистика

Всего просмотров 166

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle