Языки

  • Русский
  • Українська

Формула преподобного Серафима

Преподобный Серафим - человек, взгляд которого на мир и историю предельно радостен.

 

Благословенная чистота

Святой Симеон новый Богослов говорит, что, если искавший чистоты человек не пришел к ней на земле, то он сполна обретёт чистоту на небе. Христианин учится чистоте, чтобы любить своих ближних по-настоящему.

Преподобный Серафим говорит так: «Мы в отношении к ближним должны быть как словом, так и мыслью чисты и ко всем равны, иначе жизнь нашу сделаем бесполезной».

Чисты и словом и мыслью, это значит ни в чём и нигде не предпочитать себе ближнего. Постоянно думать о радости другого. Ведь святой и герой это те, кто хотят быть счастливы в последнюю очередь. Оплатой радости другого человека может быть твоя собственная боль. Единственная плата за радость любимого друга - это твоя боль в той или иной форме. Так даже у Христа было. Он захотел всех спасти и за всех пострадал...

Кого трудно найти среди святых? Трудно найти того, кто был бы счастлив земным счастьем, и благополучен земным благополучием. И это ещё и потому, что святые искали чужой радости. За это Господь сполна радовал их самих. Такое настроение сердца возможно только по мере его чистоты. Чистота, если можно так выразиться, не самоцельна. Она нужна для того, чтобы любить любимых совершенной любовью. Она необходима только для тех, кто знает – наши близкие достойны самого лучшего и светлого отношения. Ради этого отношения и существует аскетика.

Это отношение тесно связано с милостью и милосердием. Можно сказать, что, она достигается через милость к ближнему. Милость здесь понимается широко: и как милостыня, и как время, отданное любимым, и как умение уступать и прощать.

Преподобный говорит:  «Должно быть милостиву к убогим и странным; о сем много пеклись великие светильники и отцы Церкви».

Конечно, милостивое отношение возможно не только к нищим. Один больной человек сказал мне: «люди знаешь, как мучаются все». Рядом с нами, в нашей собственной семье, есть те, кому так же не хватает добра и участия. Поэтому сын или муж, который устал, но идёт для любимой матери или жены в магазин, чтобы купить ей вкусненького, - это образ милости. И жена, которая старается видеть красоту в обижающем её муже, старается прощать его и верит, что муж настоящий – в добре; это образ милости.

Среди святых есть очень разные люди, но нет ни одного, кто бы жил для себя.

Святой Макарий Велкикий знаком чистоты считает именно милостивое сердце. Так же говорит и святой Исаак Сирин.

Святой Исаак Сирин: «Что такое чистота? Кратко сказать: сердце, милующее всякую тварную природу... И что такое сердце милующее? - и сказал: возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого терпения умаляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать; или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были они помилованы; а также и об естестве пресмыкающихся молится с великою жалостию, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления в сем Богу».

Преподобный Серафим в своей формуле отношения к ближнему говорит «во всём равны». Это о любви, которая не делится на степени. Которая одна и та же и для мужа и для сына и для друга и для несчастного сироты в больнице. Такая любовь не всегда взыскуется даже среди православных людей, но, именно она и есть настоящая. Ведь и Христос любит старца Серафима и каждого из нас равным образом. Для Него каждый в первой степени родства. В полной мере человечество обретёт эту любовь в Царстве Небесном, когда каждый будет любить всех так, как будто женился на всех. Но и сейчас такие люди, как Серафим, имеют эту любовь, которая одна и равна к любому ближнему.

Монах, а равно и мирянин, должен однажды перерасти любовь только к своей семье, и ощутить человечество как свою семью, о которой нужно постоянно заботиться. И снова мы видим, что, такая забота не может не проявляться в делах милосердия. Апостол Иаков говорит, что вера без дел мертва. Любовь двигает нас делать дела, и, по мере возрастания в любви, мы хотим делать всё больше и больше, вплоть до полного забвения себя ради любимого Бога и любимых сестёр и братьев.

Несправедливости и обиды

Из множества святых не знали несправедливых обид, наверное, только те, кто умерли в младенческом возрасте, как святой православный английский король младенец Румвольд Бакингемский, умерший трёх дней от роду.

По верному замечанию оптинских старцев, даже Христос не укрылся от напрасных обид и несправедливых обвинений. Не избежал этого и старец Серафим.

Так, игумен Саровского монастыря Нифонт более чем за 20 лет ни разу не сказал преподобному ни одного доброго слова. Складывалось впечатление, что игумен с трудом терпит святого инока и крайне завидует ему.

У святых отцов есть замечание, что иноку легче выносить гнев и неприязнь всей братии, чем одного настоятеля. Это можно сравнить с тем, когда любящая жена живёт с жестоким и злым мужем. Все её усилия выстроить отношения приводят только к новой порции гнева её мужа тирана.

Нифонт находил для обвинения Серафима разнообразные внешние поводы, которыми маскировалась неприязнь настоятеля. Так, он злился, что к преподобному до глубокой ночи приходят люди и невозможно потому закрыть ворота монастыря.

В то время, когда слава преподобного была поистине всероссийской, иноки его собственного монастыря досаждали ему, не желая признавать его духовного превосходства. Известен случай, когда некий паломник спросил саровских иноков: «где отец Серафим?», и получил гордый ответ: «у нас тут все серафимы».

Сколько много боли стоит за подобными случаями. И всё это вытерпел и вынес человек, к которому применимы слова апостола Павла «их весь мир не был достоин». В чём же причина того, что Господь попускает всем добрым людям пройти через боль насмешек и унижений? Ответ на этот вопрос знает каждый христианин. Боль обид, и вообще, любая боль – это место встречи человека с Богом. Это способ ощутить Бога. Через боль наше сердце становится чище и более способно вмещать в себя благодати. Ради этого расширения сердца Господь и допускает боль тем, кто жаждет Его. Одновременно в этом причина того, что «грешники с человеки не примут ран». Грешник, как правило, хорошо живёт на земле, потому, что Господь и его тоже любит и даёт ему то, что он хочет – земное благополучие. Только грешник не может исправиться и стать чище через страдания, и потому он на земле не страдает. Как в притче о богаче и Лазаре, где Авраам говорит находящемуся в аду богачу: «ты уже получил доброе, а Лазарь злое, ныне он утешается тут, а ты страдаешь». Бог даёт каждому то, что человек ищет на самом деле.

О том, что Господь подаёт ищущему искомое, Серафим говорит так: «Одного опасайтесь, ваше Боголюбие, чтобы не просить у Господа того, в чем не будете иметь крайней нужды. Не откажет Господь вам и в том за вашу православную веру во Христа Спасителя, ибо не предаст Господь жезла праведных на жребий грешных и волю раба Своего Давида сотворит неукоснительно, однако взыщет с него, зачем он тревожил Его без особой нужды, просил у Него того, без чего мог бы весьма удобно обойтись».Святые отцы, понимая это, опасались выпросить для себя то, что им не полезно. Впрочем, милость Божия такова, что, если человек и выпросит некий дар себе на беду, то Господь всё равно приведёт человека к радости, но через боль. Приведу пример. Одна добрая девушка влюбилась в злого молодого человека. Он некоторое время встречался с ней, а потом бросил. Тогда она впала в уныние. Девушка месяц не вставла с постели и постоянно молилась: «пусть он вернётся». Бог исполнил её молитву. Человек вернулся и они поженились. Но он, будучи гордым и злым, превратил её жизнь и жизнь всех домашних в ад более чем на тридцать лет. Он каждодневно избивал жену, детей, родственников. Унижал, оскорблял, тиранил и угнетал. Однако, удивительная девушка, пройдя тяжелейшие муки, не сломалась, но глубоко пришла к вере в Бога. Она смогла воспитать детей в верности Христу. Теперь она такова, что одно имя её вселяет надежду. Тяжелейшие муки привели только к тому, что вся семья кроме мужа стала жить Богом и в Боге. И она, и дети теперь служат церкви. Воистину, случилось то, о чём Иосиф Прекрасный говорил своим братьям: «вы замышляли обо мне зло, но Бог обратил его в добро». А творящего зло Бог обращает в орудие, чтобы через него, хотя и вне воли злодея, в мир пришла удивительная красота. Это именно тот случай, когда уместны строки Иосифа Бродского: «знал бы Ирод, что, чем он сильней, тем верней, неизбежнее чудо». И так бывает всегда и для каждого, кто ищет Бога и находит его в своей боли. Как говорил об этом некий русский старец исповедник: «посмотрите, кто на Голгофе: Христос, Богородица, ученики и римские воины. Они делают своё дело, а мы – своё»…

О числе праведников

Святой Николай Сербский в одном из своих трудов говорит: «Церковь всегда полнится ревнителями». В том смысле, что Божиих праведников всегда было и будет много. Напротив, враг всегда старается внушить, что сейчас время праведников прошло.

Преподобный Серафим, человек, взгляд которого на мир и историю предельно радостен. Он никогда и ни в чём не видит повода к унынию. Так, предсказывая революцию 1917 года, Серафим говорит, что, благодаря ей, по промыслу Божьему православие придёт во все страны мира. Так, действительно, и случилось. На данный момент православный храм существует даже в Антарктиде. И его настоятель окропляет на крещение святой водой пингвинов… Всякое дыхание да хвалить Господа!

Часто преподобному приписывают якобы сказанные им слова, что в последние времена «епископы онечестятся». Нужно сказать, что старец этих слов никогда не говорил. Сами эти слова взяты из апокрифического текста «Серафимово послушание», который содержит ряд лжепророчеств. Таких, как уверение, что Серафим воскреснет в царствование Николая Первого или победа Юга над Севером в гражданской войне США. Андрей Кураев справедливо говорит, что происхождение «Серафимова послушания» из архива Павла Флоренского, означает, что оно родом из мира оккультистов и фальсификаторов.

Что же преподобный на самом деле говорил о числе праведников в Церкви? Приведём одну из его бесед с Мотовиловым:

«Однажды» - пишет Н. Мотовилов – «был я в великой скорби, помышляя, что будет далее с нашей Православной Церковью, если современное нам зло будет всё более и более умножаться, и, будучи уверен, что Церковь наша в крайнем бедствии, я весьма желал знать что скажет мне об этом батюшка отец Серафим.

Он сказал мне: «Илья Фесвитянин, жалуясь Господу на Израиля, будто весь он приклонил колена ваалу, говорил в молитве, что уж только один он, Илья, остался верен Господу, но уже и его души ищут изъятии… Так что же, батюшка, отвечал ему Господь? – седъм тысящ оставих во Израиле иже не преклониша колена ваалу… Так, если в Израильском царстве, отпавшем от Иудейского, верного Богу царства, и пришедшем в совершенное развращение , осталось ещё седъм тысящ мужей верных Господу, то, что скажем о России. Мню я, что во всём Израильском царстве было тогда не более трёх миллионов людей. А у нас, батюшка, в России, сколько теперь?»

Я отвечал: «около 60000000».

И он продолжал:

«В двадцать раз больше. Суди же сам сколько теперь у нас обретается верных Богу?

Так то, батюшка, так то: ихже предуведе, сих и предъизбра, ихже предъизбра сих и предустави, сих и блюдет, сих и прославит. Так о чём же унывать то нам?! С нами Бог! Надеющийся на Господа, яко гора Сион, не подвижется во век живый во Иерусалиме. Горы окрест его и Господь окрест людей Своих. Господь сохранит тя, Господь покров твой на руку десную твою. Господь сохранит вхождение и исхождение твое от ныне и до века. Во дни сонце не ожжет тебе, ниже луна нощию».

И тогда я спросил его, что значит это, к чему говорит он мне о том.

« - К тому, отвечал батюшка отец Серафим, - что таким то образом хранит Господь, яко зеницу ока Своего, людей Своих, то есть православных христиан любящих Его, и всем сердцем, и всею мыслию и словом и делом, и день и ночь служащих Ему. А таковы – хранящие все уставы, догматы и предания нашей Восточной Церкви вселенской, и устами исповедающих благочестие, Ею преданое, и на деле во всех случаях жизни творящие по святым заповедям Господа нашего Иисуса Христа».

В подтверждение же того, что ещё много на земле Русской осталось верных Господу нашему Иисусу Христу православных и благочестиво живущих батюшка отец Серафим сказал некогда… что однажды, бывши в духе, видел он всю землю Русскую, и была она исполнена и как бы покрыта дымом молитв верующих, молящихся ко Господу».

Позднейшая революция и сотни тысяч мучеников с миллионами исповедников веры в России доказали правоту слов преподобного. Ту правоту, которую мало кто видел в его годы.

Однажды к батюшке Серафиму Саровскому пришёл человек спросить о плохом в Церкви, что он виде в течении жизни. Батюшку он нашёл сидящим к нему спиной у ручья и соблазнился: «что это за святой такой, - сидит, на ручей смотрит». Тогда батюшка Серафим, не поворачиваясь позвал его по имени, и, указав на воду, спросил, видит ли он – вымываемые ручьём песчинки и щепки плывут по ручью, а  вода всё равно чистая? Вот так и в Церкви; сказал батюшка ему.

Отчего же людям, вместе с авторами книг по истории, бывает, кажется, что всё плохо?

Оттого что ад, это то место в нашем сердце, где нет Христа, и наоборот, «если сердце будет чистое тогда всё будет понятно» (схиархимандрит Зосима Сокур)

Но не наше сердце определяет состояние этого мира, который, хоть и падший, но спасаемый. А в «каждом человеке видеть то, что видит в нём Бог» значит «в каждом моменте времени» видеть «время спасения, в каждом отрезке пространства – растущее исподволь Царство Божие» (Меендорф), но чтоб так видеть, нужно довериться Богу и Его Церкви, только тогда придёт чувство сердца – как всё чудесно и ненапрасно в Его мире, и, что, хоть зла и море, но добра – океан.

Праведность в мире разнолика. Терпящая обиды от мужа жена, но кротко сносящая всё, ради того, чтобы муж имел шанс спастись – разве это не пример праведности? Или женщина, ухаживающая за больными, даже в ущерб интересам собственной семьи? А те скромные утешители, которые живут в мире и которым можно позвонить, когда тебе грустно? Их всегда было много, и потому Серафим уверен, что в мире постоянно много добра и добрых.

В чём истоки его уверенности? Они лежат в благодати. Они в правильном помысле, который соответствует объективной реальности – в Божьем мире много Божьего добра и Божьих людей. «Есть они, много их» говорит святой Николай Сербский. И каждый, чьего сердца коснулась благодать, знает, что это – так.

Старец Иосиф Исихаст говорит об этом: «когда Бог будет в тебе, ты всё увидишь светло. А, когда потеряешь Бога, то всё опять увидишь криво».

Артём Перлик

Опубликовано: ср, 01/08/2018 - 22:50

Статистика

Всего просмотров 41

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle