Феминизм: защита прав или богопротивная идеология?

Большинству людей феминизм известен в основном как движение за полноту социальных прав и свобод женщин, а также против их дискриминации по половому и другим признакам.

Однако деятельность феминисток уже давно вышла за пределы тех задач, которые они первоначально перед собою ставили. Казалось бы, многие гражданские, экономические и политические права завоеваны, а между тем активность продвинутых фемен не только не ослабевает, но и приобретает все более радикальные, а порой даже извращенные  формы.

Стоит отметить, что под термином «феминизм», как правило, подразумевают единую идеологию борьбы за равенство полов. Но такое понимание лишь отчасти соответствует действительности, поскольку это движение объединяет множество различных групп и направлений, которые могут иметь абсолютно противоположные взгляды на одни и те же вопросы.  Само слово «feminisme» (от латинского femina – женщина) сконструировано французским теоретиком социализма Шарлем Фурье в начале XIX века, полагавшем, что социальное положение женщин является мерилом общественного прогресса. Современный феминизм представлен как в классическом его виде, так и большим числом различных течений вплоть до феминацизма – наиболее радикальной формы, граничащей с мужененавистничеством. Изначально, когда женский вопрос еще только поднимался, речь шла лишь об эмансипации – освобождении женщин от зависимости и ограничений. Но в процессе своего развития эмансипация переросла в феминизм и приобрела те виды, которые мы имеем сегодня. В настоящее время это движение все чаще стало напоминать черты некоего культа, последовательницы которого пытаются агрессивно навязать обществу свое представление о преобладающей роли и месте женщины в современном мире, о ее абсолютном и безоговорочном праве распоряжаться не только своей собственной судьбой и своим телом, но и судьбами своего потомства. Женщина и мать, которая призвана Творцом и самой природой защищать жизнь своих детей, воспитывать их в любви и гармонии, становится в наше время  источником  нестроения и вдохновителем узаконивания права на фактическое убийство – аборты. Феминистки называют это борьбой за репродуктивные права. Обществу еще предстоит прочувствовать на себе в полной мере определенные результаты завоеваний сторонниц этого движения и их влияния на формирование общественного сознания. Но некоторые печальные последствия мы имеем уже сегодня. То, что происходит сейчас в мире в области половой гендерной политики, стало возможным, в том числе, благодаря инициативам и усилиям феминисток.

На днях в США начался судебный процесс по заявлению жительницы штата Техас Анны Джорджулес, которая, несмотря на протест супруга, пытается добиться разрешения сменить пол своему 7-летнему сыну. Кроме этого, она настаивает на ограничении в родительских правах мужа, а также на его принудительном психотерапевтическом лечении. Прецедент создан. Страшно себе представить, к каким последствиям могут привести действия таких горе-мамаш, если судебная система, вопреки здравому смыслу и интересам ребенка, встанет на ее сторону. А совсем недавно в Брюсселе в 4-й раз прошла ярмарка суррогатных матерей и младенцев для гомосексуальных пар, желающих арендовать матку либо купить уже рожденного ребенка. Эта рабовладельческая продажа детей и сдача в аренду женских частей тела происходит в XXI веке в центре Европы. Это о таких завоеваниях ратовали феминистки?

Пока речь шла о борьбе за соблюдение гражданских прав женщины, о праве на получение образования, свободный выбор рода деятельности и профессионального роста, о защите от насилия в любом виде, о реализации материнских и имущественных прав, экономической независимости, то в этой плоскости движение фемен было оправданным. Нынешние феминистки выступают уже не просто за достижение равноправия полов во всех сферах, но за радикальное переустройство общества и полную ликвидацию стандартных гендерных ролей. Характерным является то, что одними из самых активных участниц современного движения феминизма являются представительницы нетрадиционной сексуальной ориентации.

Существует мнение, что толчком к возникновению движения фемен послужила Великая французская революция (1789–1799). Однако Французская революция, которая провозгласила свободу, равенство, братство и в которой самое активное участие принимали женщины, на самом деле не признала их равноправия с мужчинами. А одна из ее активисток – писательница и феминистка, Олимпия де Гуж, составившая «Декларацию прав женщины и гражданки», закончила свою жизнь на эшафоте, куда ее отправил революционный трибунал. Между тем Олимпия де Гуж, в отличие от нынешних феминисток, выступала не только за уравнивание гражданских прав мужчин и женщин, но еще и за создание родильных домов, за права незаконнорожденных детей, за создание национальных мастерских для безработных и ночлежек для  бездомных. Гораздо раньше, чем во Франции, требования равноправия выдвигались американскими женщинами во время Войны за независимость в США (1775–1783). И хотя право голоса уже существовало для представительниц слабого пола в некоторых городах отдельных штатов, супруга второго президента США Эбигейл Адамс была убежденной сторонницей того, чтобы в новом американском государстве оно стало для женщин всеобщим.

Как отдельное организованное движение феминизм начинает складываться где-то с конца 40-х годов XIX столетия в США.  И начало его основанию положили женщины-квакеры. Лукреция Мотт, которая была последовательницей и служительницей протестантско-мистической секты квакеров, при поддержке общественной активистки Элизабет Стэнтон организовала в городе Сенека-Фоллз (штат Нью-Йорк) в 1848 году проведение первой открытой конференции по правам женщин, на которой была принята «Декларация чувств». С этого момента был заложен фундамент феминизма как теории и как общественно- политического движения.

В Европе в это самое время начинает возникать либеральный феминизм, немного спустя появляются уже марксистский и социалистический, к которому приложили руку небезызвестные классики Маркс и Энгельс. Именно Энгельс в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» определил угнетение женщин как наиболее древнюю и жестокую форму угнетения кого бы то ни было в истории человечества, тем самым создав идеологическую платформу для этого движения, на которой оно держится и до сих пор. Из социалистического феминизма в радикальный, возникший в 60-е годы XX века, перекочевала и концепция, которая рассматривает патриархат как систему мужского доминирования над женщинами. Согласно этой концепции, мужчины присваивают себе ведущие социальные роли и держат женщин в подчинении. В среде радикального феминизма появилось сепаратистское его направление, в котором заговорили о гендерной теории. Представительницы этого направления начали выступать против гетеросексуальных отношений как нормы, а традиционный брак рассматривать как одну из форм ущемления прав. В настоящее время гендерная теория очень активно продвигается в массы. Ее отправной точкой служит утверждение о том, что понятия «мужчина» и «женщина» не существуют на самом деле, это всего лишь социальные конструкты, навязанные обществом всем нам. Помещение человека в строгие рамки его биологического пола является одним из видов угнетения. Однако сегодня феминистки и гей-меньшинство борются уже не просто против такого угнетения, а за то, чтобы принудить большинство отказаться от гендерной идентичности вообще. Несомненно, что итогом такой борьбы будет «пост-гендерное человечество» – мир, населенный бесполыми существами, в котором человека не будет вообще как понятия.

Если говорить о равенстве прав мужчины и женщины, на которое были направлены усилия феминисток XIX и начала XX века, то в наше время оно гарантировано светскими властями большинства стран и закреплено на законодательном уровне. Многие функции, которые считались исторически и социально чисто мужскими, признаны одинаково возможными для обоих полов. Но на физическом и психоэмоциональном уровне равноправие мужчин и женщин невозможно, потому что самой природой полов обусловлено, что одни определенные обязанности легче выполнять мужчинам, другие – женщинам. И это свидетельствует не об угнетении, а о преимуществах, которые у каждого пола свои. 

Совершенно очевидно, что конструктивный феминизм себя почти исчерпал. Он уже вышел за рамки завоевания свобод  для всех женщин и приобретает узкую направленность на отстаивание прав для определенного отдельно взятого сообщества. Сегодняшняя идеология этого движения, которое занимается в основном решением вопросов сексизма и равноправия ЛГБТ, имеет ярко выраженный богопротивный характер. Она открыто подрывает традиционные семейные и социальные основания, которые напрямую связаны с христианским мировоззрением, пытаясь изменить установленный Творцом порядок вещей. Многие положения философии феминизма противостоят христианским ценностям. Именно поэтому феминистки видят в христианской Церкви своего врага. Христианство всегда считало аборт убийством и строго порицало его. Феминистки выступают за то, чтобы только женщина имела право решать судьбу своего будущего ребенка. Традиционная семья основывается на патриархальных принципах, где муж – глава, который несет за нее полную ответственность, жена – его помощница. Такой порядок семейных отношений как прообраза Церкви был заповедан в Евангелии. В противовес этому феминистки полагают, что главенство мужчины в семье дискриминирует права женщины. В связи с этим в среде представительниц некоторых феминистских течений существует пренебрежительное отношение к мужчинам. Феминизм считает, что христианство, призывающее: «жена да убоится мужа», унижает женщину. Но при этом фемен не упоминают о первой части этой цитаты из Священного Писания, в которой апостол Павел призывает мужей любить своих жен, как самих себя (Еф. 5:33). Подвергая критике коренные устои общества: любовь, семью, замужество, материнство, нынешние радикальные феминистки полагают, что неравенство полов можно уничтожить только при отказе от культа семьи, обретении женщиной собственной власти на всех ее уровнях и уничтожении патриархата как такового. Например, такие сторонницы радикального феминизма, как Мери Дейли, придерживаются мнения, что мир был бы намного лучше, если бы в нем было намного меньше мужчин. Она полагает, что Библия с ее мужской герменевтикой содержит оправдание неравенства женщин и мужчин: «Если Бог – мужчина, тогда мужчина божественнее женщины, он ближе к образу и подобию Божию, чем женщина» («Мужество начать путь», 1977). Такое примитивное феминистское «богословие» не нуждается даже в комментариях.

Идея равенства мужчины и женщины перед лицом Бога, а также абсолютной ценности человеческой жизни независимо от пола, возраста, национальности, умственных и физических способностей еще две с лишним тысячи лет назад была задекларирована христианством:  «Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет  мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28). И именно христианство в лице Девы Марии вознесло женщину до самых больших высот. Апеллируя к одному и тому же нелепому и избитому аргументу, феминистки обвиняют христиан в том, что они считают женщину созданием второго сорта и что Библия не называет ее даже человеком. На такие глупости можно ответить словами святителя Василия Великого из его Толкования на Быт. 1:27: «Чтобы никто по незнанию не подумал, что определением ‟человек” обозначается только мужской пол, (Писание) добавляет: ‟мужчину и женщину сотворил их”. Жена наравне с мужем имеет честь быть сотворенной по образу Божиему. Природа того и другого равночестна, равны их добродетели, равны награды, одинаково и возмездие».

В настоящее время феминизм отстаивает не только гендерное равноправие, но и упорно борется за повсеместное узаконивание однополых «браков» и нетрадиционных отношений. Христианство же, ссылаясь на Священное Писание, свидетельствует, что браком может считаться только постоянный жизненный союз между мужчиной и женщиной, который был установлен Богом еще в самом начале человеческого бытия. Любое удовлетворение чувственной потребности неестественным путем является грехом и извращением. Люди, живущие в содомском грехе, лишают себя спасения: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9–10). И это относится в равной степени как к мужчинам, так и к женщинам.

Некоторые зарубежные исследователи истории движения феминизма считают, что отдельные течения радикального его направления, особенно те, которые стремятся к автономной самоидентичности и созданию замкнутых сообществ, начинают приобретать характеристики тоталитарных сект. Боб Блэк в своей статье «Феминизм как фашизм» называет радикальный феминизм смехотворной, полной ненависти, тоталитарной, сексистской догматической конструкцией. Сегодняшнее обличие феминизма уже не похоже на борьбу за права женщин, а кощунственные методы проведения акций протеста больше напоминают хулиганство и беснование. Совсем непонятно, какие свободы отстаивали, например, полуобнаженные активистки ныне уже распавшегося украинского женского движения «Фемен», спиливая Поклонный крест, установленный в память о жертвах сталинских репрессий? Против какого угнетения боролись они, набросившись на Президента Чехии Милоша Земана на избирательном участке? Зато абсолютно очевидно, чьи права поддерживали они, устроив демарш в соборе Парижской Богоматери в тот день, когда французский парламент обсуждал закон, легализирующий однополые браки.

Отрицая разницу между мужчинами и женщинами, феминизм отвергает право женщины быть женственной и жить в согласии со своей природой, развиваясь и выполняя те ответственные и важнейшие функции, которыми наделил ее Господь. Можно сказать, что в настоящее время феминизм – это не борьба за женские права и равенство, а богопротивная идеология, которая направлена в первую очередь против самой же женщины.

Валентина Новикова (Чернышева)

Теги

Опубликовано: пн, 28/10/2019 - 14:47

Статистика

Всего просмотров 3,048

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle