«Единение Руси с Русью»: богословско-исторический анализ «универсальной» унии свт. Петра Могилы. Ч.1

В І пол. XVII в. было предпринято ряд попыток объединить новосозданную в 1596 г. на территории Белоруссии и Украины унию с православной Киевской митрополией.

В документах Ватикана эти попытки названы (без какого-либо объяснения) «универсальной» унией. Полемисты-ораторы того времени, как с православной, так и с униатской стороны, пытаясь предотвратить разобщение народа, громогласно именовали этот процесс «Единение Руси с Русью».

Так, единение это было или разъединение? И кто на самом деле автор проекта? Об этом специально для портала «Православная жизнь» доцент Киевской духовной академии протоиерей Алексий Добош.

Брестская уния. Синод

Был ли митрополит Петр Могила родоначальником процесса «универсальной» унии?

В ходе последующих исторических исследований процессы «универсальной» унии тенденциозно сфокусировались на униональных проектах митрополита Киевского Петра Могилы, что привело к контрверсивной оценке деятельности святителя в современной историографии: с православной стороны на основании базовых исследований проф. Голубева С. Т.1 и проф. Шмурло Е. Ф.2 прот. Г. Флоровский выдвигает обвинение в криптороманизме и догматическом единомыслии митр. Петра Могилы с католиками3 – что совершенно противоречит выводам митр. Макария (Булгакова) и Н. Костомарова. Представители униатского лагеря – от исследований А. Великого и А. Жуковского до современных высказываний экс-главы УГКЦ Любомира Гузара – считают Петра Могилу величайшим провозвестником и даже «столбом» грядущего единения украинского христианства. Особой остроты этой проблеме в Украине придает позиция современного исторического религиоведения, формируемая ведущими специалистами в этой области Колодным А., Яроцким Н.: высшим критерием оценки исторических явлений считается благо Украины, на его алтарь неминуемо должно быть положено единение церквей, вдохновителем и родоначальником которого современные украинские религиоведы считают Петра Могилу.4 .

Богословско-исторический анализ униональных проектов свт. Петра Могилы требует, прежде всего, отделить возведенные идеологемы от исторических реалий. Буквально первое прикосновение к этим самым реалиям дает результат, который так упорно не желают замечать униатские идеологи: митрополит Петр Могила не был родоначальником процесса «универсальной» унии. Совершенно бездоказательной является и попытка А. Жуковского объявить возникновение идеи «универсальной» унии в кулуарах власти Речи Посполитой под влиянием политических факторов5.

Бесспорно достоверным является иное: идею объединения униатов с православной Киевской митрополией впервые озвучил униатский митрополит Иосиф Вельямин-Рутский на Синоде 1623 г.6 Пойти на этот шаг его заставили безысходно-жесткие реалии существования самой унии.

Что подтолкнуло митр. Иосифа Вельямина-Рутского бороться за объединение униатов с Киевской митрополией?

На 1610 г. на украинских землях был лишь один униатский иерарх – носящий формальный титул Киевского митрополита с реальным местом оседлости в Вильно старенький Ипатий Потий. Луцкая униатская кафедра после смерти Кирила Терлецкого 14 лет пребывала без епископа, униатского кандидата-номината Иеремии Тиссаровского в 1607 г. Молдавский митрополит тайно хиротонисует в православного епископа; формально назначенный на Перемышльскую кафедру Афанасий Крупецкий не смог здесь даже появится, и она еще почти сто лет оставалась православной.

Митр. Иосиф Вельямин-Рутский

Став преемником Ипатия Потия, предприняв титанические усилия по реформированию приходской, образовательной и монашеской структур унии, Рутский осознал полную безрезультатность и бесперспективность унии. С 1621 по 1627 гг. Рутский буквально засыпал папскую канцелярию и новосозданную Конгрегацию Пропаганды Веры сообщениями, в которых раскрывал весь трагизм положения унии7.

Структурно-иерархический упадок унии к 1620-м годам существенно усугублялся общественно-политическими процессами того времени. Несмотря на всевозможные противоречия, казаки под руководством гетмана Сагайдачного начали объединяться под лозунгом защиты Православной веры. И во многом благодаря их усилиям стало возможным возрождение православной иерархии в Украине в 1620 г. На сейме 1623 г. голос послов православной шляхты и братств уже вырос в требование ликвидировать унию, и это требование обрело многочисленную поддержку со стороны польской католической шляхты.

В таких критических для унии условиях униатский митрополит Рутский единолично, без согласования с Апостольской столицей, выдвинул идею объединения с православными. В духе единоличной инициативы он приступил к практическому воплощению этой идеи. Через полтора месяца после этих заявлений униатская делегация прибыла в Киев, где в течение полугодовых переговоров было выработано две концепции объединения8:

1. Новосформированная структура должна подчиняться непосредственно патриарху Константинопольскому и опосредствованно – папе Римскому, причем православные принимали примат папы исключительно в сфере церковного права.

2. Новосозданный патриархат, признавая приоритет Константинополя, юридически подчинялся Риму.

Униатский синод 1 января 1624 г. принял и концептуально проработал второй вариант. Жестокая расправа над жителями Витебска, по причине смерти Кунцевича, сделала невозможным созыв православного синода для ратификации договоренностей.

Рутский поспешил выслать проект «универсальной» унии в конгрегацию Пропаганды Веры. Долгих три года недоумевая по поводу самочинных инициатив униатского митрополита, 6 февраля 1627 г. Sanctum Officium издала верховный вердикт: условием любых отношений с православными является принятие католического исповедания веры9.

Почему и Мелетий Смотрицкий выступает с идеей склонить на сторону унии православных?

В 1628 г. с идеей объединительного собора выступил архиепископ Мелетий Смотрицкий. К этому времени он уже успел тайно принять унию в 1627 г. и по наущению Рутского пытался склонить к ней митрополита Иова Борецкого и архимандрита Петра (Могилу).

Архиепископ Мелетий Смотрицкий

Как минимум дважды в этот период он встречался с архимандритом Петром (Могилой) (летом 1627 г. и зимой 1628 г.), убеждая его в необходимости созыва объединительного собора. Результаты этих встреч он добросовестно излагал в письмах своему наставнику Вельямину-Рутскому, правда, пришлось довольствоваться лишь констатацией стойкости в вере Петра Могилы, его толерантностью к католицизму и надеждой на мир церковный10.

В плане толерантности к католицизму Смотрицкий, очевидно, выдавал желаемое за действительное – сама действительность засвидетельствовала непоколебимую стойкость будущего святителя в Православной вере. Именно архимандрит Петр (Могила) на соборе 14 августа 1628 г. выступил с публичным опровержением «Апологии», бескомпромиссно требуя от Мелетия Смотрицкого отречения от своего вероотступнического опуса. На следующий день – 15 августа 1628 г. – состоялся акт «вечного» осуждения «Апологии»: сам Могила раздавал всем участникам собора по одной странице краковского издания «Апологии» и свечу для ее сожжения.

Как Петр Могила стал кандидатурой №1 на пост главы объединенного «патриархата»?

Инициатором второй попытки «универсальной» унии в 1629 г. становится все тот же униатский Киевский митрополит Иосиф Вельямин-Рутский. В самом начале 1629 г. свой очередной проект унии Рутский излагает польскому нунцию Сантакруз в мемориале «Praeparatio ad synodum», в котором Петр Могила упоминается в качестве наиболее вероятного претендента на пост главы объединенного «патриархата».

Кандидатуру киевского архимандрита униатский митрополит выдвигает в свойственной ему иезуитской манере: «Петр Могила… выдается положительно настроенным к унии, мог бы перейти в унию, сначала в частном порядке при свидетелях, а потом вести пропаганду»11. Почему Петр Могила? Ни доказательств, ни объяснений своей версии Рутский не излагает; лично знакомы они не были; проуниатскими эпитетами киевского архимандрита награждал лишь Мелетий Смотрицкий; возможно, характеристика подобного рода сходила от униатских послов, во множестве пребывающих в Киеве, – но документальных подтверждений этому не существует.

Свт. Петр Могила

Да они, пожалуй, и не нужны были. В своем меморандуме униатский митрополит безцеремонно излагает сценарий своих начинаний:

«…народ только и знает, что идти за патриархом. Целесообразно было бы учредить должность патриарха, наделить ею соответствующего мужа, и при его помощи привести православных к унии… никогда не было более удобного случая привести православных к унии, нежели теперь… православные только не признают примат папы, но и эту преграду можно убрать, если бы они получили своего патриарха, а тот признал власть папы…»12.

По жанру – это иезуитский сценарий приведения «схизматиков» под власть папы, не содержащий ни единого намека на благородный синтез западной и восточной духовности, почему этот документ так старательно обходят современные украинские религиоведы.

...и православный епископат ведется на затею Рутского. Почему?

В 1629 православная иерархия повелась на эту затею. Решением весьма представительного собора (более 500 делегатов от духовенства) под председательством митрополита Иова (Борецкого) в Киеве 9 июля 1629 г. была разработана концепция унийного процесса: от Православия оставались квасной хлеб на Евхаристии, Символ Веры без Filioque, обряды и традиции – католическими должны быть основы вероучения и даже признание чистилища13. Воплотить эти решения в жизнь помешали протесты православной шляхты и казаков, в силу которых было признано невозможным участие православной делегации в объединительном соборе.

Униаты свой собор, согласно плану, тоже провели 9 июля во Владимире и разработали свою концепцию объединительного акта.

Во второй раз, что весьма симптоматично, униональный проект был также на корню зарублен Римом: распоряжением Конгрегации Пропаганды Веры от 18 августа 1629 г. запрещался созыв объединительного собора и на будущее предписывалось ведение любых переговоров с православными только при условии полного принятия ими католического исповедания веры14.

Был и третий проект «универсальной» унии. Об этом — в продолжении.

1 Голубев С. Т. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники. – Т.1 -2. –К., 1883 – 1998.

2 Е. Ф. Шмурло. Римская курия на русском православном Востоке в 1609—1654. — Прага., 1928.

3 Прот. Г. Флоровский. Пути Русского богословия. – Париж, 1937. – С. 45 – 49.

4 Климов В., Колодний А., Жуковський А., та ін.. Феномен Петра Могили (Біографія. Діяльність. Позиція). – К., Дніпро, 1996. – 111 – 125 с.

5 Жуковський А. Петро Могила й питання єдності Церков. – Київ, Мистецтво. – 1996. – С. 113.

6 Szegda M. Działalność Prawno-organizacyjna metropolity Jozefa IV Weliamina Rutskiego 1613-1637. – Warszawa, 1967. – S.193-197.

7 Archivum Propagandy. Akta Bazylianow Ruskich. T.III, str.137.

8Szegda M. Działalność Prawno-organizacyjna metropolity Jozefa IV Weliamina Rutskiego 1613-1637. – Warszawa, 1967. – S.195.

9 Ibidem, 196.

10 Коялович М. Литовская церковная уния. – Т. II.- СПб, 1861. – С. 369.

11 Крип’ячевич І. Нові матеріали до соборів 1629 р. – Львів, ЗНТШ. – Т.116. – С. 22.

12 Там же. – С. 22-30.

13 Жукович П. Материалы для истории Киевского и Львовского соборов 1629 г. “Записки императорской Академии Наук. - Т.VIII. - СПб, 1911. - С. 14.

14 Smurlo E. Le Saint Siege et L”Orient orthodoxe Russe 1609 – 1654. Prague, 1928. – P. 308.

Опубликовано: пн, 16/02/2015 - 14:04

Статистика

Всего просмотров 232

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Социальные комментарии Cackle