Языки

  • Русский
  • Українська

Духовная одежда христианина

Беседа на апостольское чтение 30-й Недели по Пятидесятнице.

Нынешнее апостольское чтение начинается со слова «облекитесь», что значит «оденьтесь». В данном отрывке Павел сравнивает приобретение добродетелей с образом одевания в разные одежды. Сравнение очень удачное. Действительно, христианство одевает человека, одевает в добродетели и святость. Грех раздевает. Снимая, одну за другой, одежды добродетелей, грех оставляет человека голым, немощным, некрасивым.

Первое одеяние, о котором говорит Павел, – милосердие. «Облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие» (Кол. 3:12). Это место более точно переведено по-церковнославянски: «Облецытеся убо, якоже избраннии Божии святи и возлюбленни, во утробы щедрот». Словосочетание  «утробы щедрот» святитель Феофан Затворник объясняет так: это есть «вседушное милосердие с болезнованием о всяком ближнем, как о своем кровном» [1] . Прекрасная одежда, которую апостол предлагает одеть первую, как исподнее белье.

Обратим внимание, что белье носится в некотором смысле втайне, т. е. никому не показывается. Белье хранит самые уязвимые части тела и греет человека. Все эти характеристики духовно прилагаются и к милосердию. Лишь по возможности тайное милосердие угодно Богу. Милосердие способно прикрыть наши тайные грехи, «ибо милостыня от смерти избавляет и может очищать всякий грех» (Тов. 12:9). Милосердие собирает обильную благодать, которая согреет и растопит наши холодные души.

Далее, Павел предлагает одеться в благость. В современной речи это слово редко употребляется и трудно понимается. В греческом тексте встречаем слово, однокоренное слову «Христос» – «христотис». В разные времена это слово понималось немного по-разному: доброта, честность, порядочность, простота. Т. е. перед нами комплексное понятие, означающее полноту добрых отношений с ближним, готовность к любой помощи во всякое время. Такова вторая одежда, ждущая христианина.

Следующим покровом должно стать смиренномудрие, и это вполне логично. Кто имеет милосердие и благость, тот забывает о себе и думает только о пользе других. Святитель Феофан для примера смиренномудрия приводит образ многодетной матери, не помнящей себя в заботах о детях. Детям – все. Себе – ничего. Причем без всякой оценки своего подвига, что очень важно. Любому подвижнику достаточно один раз поставить себе пятерку, и весь его подвиг лопается как мыльный пузырь. Есть верная мысль, поддерживающая смирение в тонусе. Это слова Спасителя: «Когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк.17:10). Помни этот стих, христианин – и гордость не найдет тебя.

Смиренный, всеми силами исполняя все, что требуется от него, всегда видит свои недостатки. Несмиренный, сделав что-то малое, считает свою добрую миссию выполненной и имеет скрытую мысль: хватит, пора бы и о себе позаботиться... «И сжимает руки, потому что и самость сжала утробу» [2]. Проверим себя этой мыслью, христиане. Уж не приходит ли нам на ум, что мы уже много потрудились для Господа и пора бы уже на пенсию? Будем помнить: пенсий, отпусков и выходных за свой счет в христианстве не существует. Покуда человек жив, он обязан со смирением трудиться. Это его нормальное состояние.

Далее, апостол убеждает облечься в кротость. Эта добродетель настолько таинственна, глубока, высока, что дать ей какое-либо определение очень сложно. Недаром кротость есть одно из свойств Божиих. «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29), – говорил Христос.

Святитель Феофан пишет о кротости так: «Многообъятная добродетель, ничем противным не возмущающаяся и никого ничем не возмущающая». Иоанн Лествичник вообще дает более двадцати характеристик кротости, например такие:

«Кротость есть неизменное устроение ума, которое и в чести и в бесчестии пребывает одинаковым.
Кротость состоит в том, чтобы при оскорблениях от ближнего, без смущения и искренно о нем молиться.
Кротость есть скала, возвышающаяся над морем раздражительности, о которую разбиваются все волны, к ней приражающиеся: а сама она не колеблется» [3].

Что скажем мы о кротости, если уж святые люди замечали только некоторые грани этой добродетели? Будем молиться, чтобы Бог научил нас ей... А вот еще Лествичник пишет, что «кротость есть утверждение терпения» (4). Интересное соответствие с мыслью Павла, ведь апостол далее говорит именно о терпении, даже о долготерпении: «Облекитесь... в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение».

Что такое долготерпение, братья и сестры? Очевидно, речь идет о долгом и неизменном терпении скорбей без всякого осуждения и ропота. Такое качество возможно лишь для тех, кто уже научился милосердию, благости, смиренномудрию, кротости. Свт. Феофан интересно распределяет все указанные добродетели по парам. «Как утробы щедрот – внутренние – вовне проявляются благостынностию, так кротость, в сердце внедренная, видимо обнаруживается в долготерпении» [5], – говорит он.

Итак, если мы встретим в жизни долготерпеливого человека, будем знать: его терпение стоило ему большой внутренней работы. И он свят, этот человек. Долготерпение, как лакмусовая бумага, являет его внутреннюю святость.

Завершая одевание, древний человек препоясался поясом. Пояс стягивал все предыдущие одежды, удобно фиксировал их на теле. После этого человек был готов для всякого дела. Таким поясом для Павла служит любовь. «Облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3:14), – говорит он. В церковнославянском опять точнее: «Стяжите любовь, яже есть соуз совершенства». «Соуз» – т. е. связь всех возможных добродетелей в одно. Именно к любви все добродетели стремятся, она их связывает в единое целое, они вливаются в нее как речки в море.

Любовь – это имя Божье. «Бог есть любовь», – пишет Иоанн Богослов (1 Ин. 4:8). Также любовь есть то, что должно отличать христиан от других людей. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35), – говорил Спаситель. Эта добродетель есть цель христианских подвигов. Все остальное лишь средство. Все добродетели лишь ступеньки к христианскому Богу, имя которому Любовь. «Любовию дышать – значит Бога в себе являть» [6], – восклицает святитель Феофан.

Но нам будет лучше, братья и сестры, опустить свой взгляд от высот любви к человеческим добродетелям, которые к любви ведут – милосердие, благость, долготерпение... Так будет безопаснее и правильнее. Идущий по лестнице должен смотреть под ноги и особо не задирать голову вверх, иначе можно упасть. Путь постепенный, путь царский ожидает нас. Прежде любви надо научиться потерпеть, научиться проявить милость хотя бы тогда, когда просят (ведь есть множество нуждающихся в помощи, которые просить стыдятся), научиться не осуждать, не лгать, не болтать лишнего и проч. Одежда за одеждой, и вот человек уже одет полностью. Осталось только препоясаться и выходить на добрые дела христианские. Это и есть путь золотой середины, путь, о котором так прекрасно сегодня пишет апостол Павел: «Облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение... Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3:12, 14). Этот путь ожидает всех нас.

Сергей Комаров

Примечания:


1. Свт. Феофан (Затворник). Толкование на Кол. 3:12–16.
2. Там же.                                                                                                                                
3. Лествица. Слово 24.
4. Там же.
5. Свт. Феофан (Затворник). Толкование на Кол. 3:12–16.6. Там же.                                                                                                              

Опубликовано: пт, 21/12/2018 - 15:34

Статистика

Всего просмотров 36

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle