Дети в храме

Нельзя сказать, что тема детей в храме новая или необычная.

На эту тему пишут в основном на церковных досках объявлений и приходских листках, но зато всегда одинаково: дети в храме не должны мешать молиться. Другими словами, они должны вести себя в храме как взрослые. Причём, исходя из того, как долго и регулярно печатают такие наставления, несложно предположить, что их авторы нимало не сомневаются в своей правоте. То есть детей, способных провести полтора-два часа в спокойствии и неподвижности, они где-то видели или по меньшей мере не сомневаются в их существовании.

А я вот сомневаюсь, что такие дети существуют в природе, сомневаюсь, что дети, даже шумящие в храме, способны помешать молитве, сомневаюсь, в конце концов, в необходимости и целесообразности богослужебно-воспитательной муштры. Впрочем, обо всём по порядку.

Начнём с очевидного: ребёнок не взрослый. Ребёнку свойственно быть непоседой, проказничать, совать нос во все углы и даже самые серьёзные вещи обращать в игру. Ребёнок по определению не способен вести себя по-взрослому, и заставить его, например, сидеть на богослужении тихо, если у него энергии через край, либо невозможно вовсе, либо возможно посредством не абы какого давления на психику. Потому первое, чего хочется пожелать церковным родителям: воцерковляя своё чадо, не лишайте его детства. Ребёнок имеет право быть ребёнком. Дома, на прогулке, в детском саду, в храме – везде. Это естественное положение вещей. С тем, что естественно, бороться бесполезно. Да и надо ли?

«А как по-другому»? – спросите меня вы. Ведь ходящие-гомонящие-шумящие дети мешают молиться! Но тогда и у меня будет вопрос: что же это у нас за молитва такая, что ей так легко помешать? Мы целую жизнь проживаем в суматохе, работаем, крутимся, мечемся. Живём в суете, даём суете жить в нас. Раз-два в неделю сбегаем от суеты в храм, и что же? На полтора-два часа мы не можем сосредоточиться на Боге, посвятить Ему всё внимание, перестать замечать что бы то ни было помимо Него. Ведь каждому из нас заповедано возлюбить Бога «всем сердцем, всей душой и всем разумением». И вдруг нашей молитве мешает детский лепет… Знаю, знаю, мне непременно возразят, что это святые молились так, что им ничего не могло помешать, а мы люди несовершенные, слабые, грешные. Но, позвольте, как можно научиться внимательно молиться, не понуждая себя, не трудясь для того, чтобы не рассеиваться, не отвлекаться, не обращать внимания ни на что постороннее? Да и если бы только дети отвлекали молящихся! У нас же в каждом храме найдётся добрый десяток ревнителей разных возрастов, которые и замечание сделают, и совет дадут, и отчитают при случае. И всё это, конечно же, никак не шёпотом и даже не вполголоса. Вспомним, что обычно отвечают тем, кто жалуется на церковных бабушек: «Где ваше смирение»? «Не можете ради Христа и минуты потерпеть»! «Друг друга тяготы носите», «они же из добрых побуждений», «не осуждайте ревнителей»… Причём говорят такие вещи в основном те, кому в храме мешают дети. Так что же выходит? Бабушкам можно, а детям нельзя? Когда в храме шумят и мешают молиться те, кто вполне в состоянии стоять спокойно и молча, кто себя контролирует и за свои действия сполна отвечает, кто отвлекает других не от непонимания, а от скуки, недовольства или даже со злости, то это пустяки, а стоит только ребёнку голос подать, так сразу на мамочку и зашипят. Кстати, вам не мешают молиться те, кто посреди службы шикает на детей и их родителей?

«Но можно же, – скажете вы, – что-то сделать? Всё-таки шумящий в храме ребёнок – это ненормально». Ненормально. И неразумная ревность мамочек, которые, переступив порог храма, напрочь забывают о том, что пришли с ребёнком и спешат погрузиться в молитву, в то время когда чадо предоставлено само себе, если чего и достойна, то только порицания. И, я согласен, делать с этим действительно что-то надо. Только вот беда: некоторые незадачливые, но «очень церковные» родители иногда это что-то делают как раз так, как делать не надо. Начинают, например, трёх- четырёхлетнего малыша откровенно муштровать, требуют он него в храме быть тихоней, пугают, что священник на него будет сердит или даже Господь прогневается, наказывают за шум в храме, за разговоры или игры с другими детьми, прививают чаду комплексы и чувство вины: «Другие дети молятся, а ты», «Ты же не хочешь, чтобы из-за тебя Бог маму наказал»… А потом, когда чадо вырастает, плачут, что, мол, мы с ним и каждое воскресенье в храме, и по святым местам, и даже к старцу N ездили, а он теперь в Церковь ни ногой, а про исповедь и слышать не хочет. А чего же вы, дорогие, хотели?  Ценой неимоверных усилий вы добились того, что Церковь у человека с раннего детства ассоциируется с родительским недовольством, давлением и принуждением. Какой церковности вы от него ждёте?

Спрашиваете, как же тогда надо? Надо с умом, с любовью и с чувством меры.

Прежде всего, незачем, без особой необходимости, водить маленького ребёнка на всю службу. Поначалу можно приходить с ним конкретно к моменту причащения, увеличивая время пребывания младенца в храме по мере его адаптации. Взрослеющее чадо не нужно загружать взрослым молитвенным правилом, долгой подготовкой к причащению и полноценным постом. Вполне достаточно 5-10 минут молитвы утром и перед сном, отказа от мяса постом в отроческом возрасте и 3-4 молитв из «Последования накануне причащения». О поведении в храме с ребёнком нужно говорить не на службе или после неё, а дома, в спокойной обстановке и спокойным голосом. Не следует ребёнка стращать. Не Бог наказывает грешника, каждый из нас так поднаторел, наказывая себя сам, что Богу просто незачем посылать на нас кары небесные, даже если бы Он того хотел. Но ведь не хочет же! И именно это надо донести до чада. Бог не грозный царь и не беспощадный судья. Он не злая воспитательница из детского сада, вымещающая на ребёнке злобу за нескладывающуюся личную жизнь. Он Отец, так сказать, самый главный в мире Папа, бесконечно любящий Своих грешных, слабых, бестолковых чад. И если родителям не удалось сформировать в ребёнке именно такое восприятие Бога, то это не у ребёнка проблемы с поведением, а у родителей проблемы с мировоззрением. Нельзя требовать от малыша серьёзности в храме, он спокоен и тих в течение двадцати минут – это уже повод для похвалы и радости. А там причастился, запил и ну играть с другими детьми во дворе. Ничего предосудительного в этом нет. Детям в храме должно быть хорошо: хорошо молиться и хорошо общаться, хорошо стоять на службе с родителями и хорошо гонять вокруг здания с другими детьми. Не следует забывать и о личном примере родителей. Не научится искренне молиться ребёнок, чьи папа с мамой христиане только по воскресеньям с утра, а время от утреннего до вечернего правила проводят в выяснении отношений и умело сочетают посты со сплетнями, кляузами и клеветой. В храм ходить будет, на службах стоять будет, с готовностью исповедоваться и причащаться, чтобы с такой же готовностью, повзрослев, уйти из Церкви и больше никогда в него не вернуться. Воспитать в ребёнке благоговение к храму, молитве и Таинствам сможет только тот, кто сам благоговеет перед богослужением, перед святыней семейных отношений и перед образом Божиим в ближнем.

А если уж случилось вашему малышу нарушить церковную тишину, не спешите выказывать недовольство, не раздражайтесь, не наказывайте напоказ. Успокойте ребёнка, возьмите на руки или поставьте рядом с собой. Если нужно, выйдите с ним из храма и подождите, пока угомонится. А на недовольных, спешащих сделать замечание или дать совет по воспитанию, не обращайте внимания! В конце концов, дети совершенно не шумят лишь в тех храмах, где детей попросту нет. А если в приходе нет детей, есть ли у него будущее?

Протоиерей Владимир Пучков

Теги

Опубликовано: ср, 22/01/2020 - 20:18

Статистика

Всего просмотров 3,035

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle