Что такое изобразительные антифоны и зачем они поются на Литургии?

Отвечает священник Андрей Чиженко.

Слово «антифон» в переводе с греческого языка обозначает «отвечающий звуком на звук или противогласие», т. е. попеременное пение. Эта манера пения была свойственна еще древнегреческим театральным представлениям, так как уже тогда была подмечена особенность человеческой психологии, которая заключается в том, что удержать внимание слушателя можно тогда, когда его ухо слышит новые звуки, например, новую мелодию другого хора, которая исполняется за песней хора предыдущего.

Православная Церковь также применила этот проверенный и хорошо зарекомендовавший себя метод и ввела его в богослужение (Следует сказать, что сейчас, конечно, антифонное пение в храмах – редкость. В виду организационной сложности построения двух хоров. Именно конкретно антифонное (попеременное пение двумя хорами песнопений) становится свойственным большим архиерейским или монастырским хорам. Например, хору Киево-Печерской Лавры.)

Собственно говоря, после проскомидии Литургия начинается со священнического возгласа «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков», на который хор отвечает «Аминь» (с еврейского «да будет так, истинно так»). После этого начинается пение трех изобразительных антифонов.

Изобразительными они называются потому, что в древности эти псалмы (102-й, 145-й) и заповеди блаженств, или просто «блаженства» (Мф. 5:3–12), входили в состав келейного чина самопричащения запасными Дарами палестинских монахов. Они для них словно бы изображали Литургию. Отсюда и название «изобразительные».

В VIII–IX веке монахи Студийского монастыря объединили чинопоследования византийских и палестинских богослужебных традиций в единое целое, получившее наименование Студийский устав. Так изобразительные антифоны становятся на свое современное место – в начале Литургии. Позже Свято-Успенский Киево-Печерский монастырь получает Студийский устав для богослужений. И такое чинопоследование Литургии начинает распространяться на Руси.

Собственно говоря, все три изобразительных антифона начала Божественной литургии отвечают духу и смыслу этого богослужения. Служится евхаристия (с греческого «благодарение»), благодарственная жертва. А именно 102-й и 145-й псалмы имеют своей целью благодарение Богу. Они начинаются стихами: «Благослови, душе моя, Господа…» и «Хвали, душе моя, Господа»…Третий же изобразительный антифон «блаженства» показывает людям связь Ветхого (102-й и 145-й псалмы) и Нового (заповеди блаженств) Заветов и то, что во Христе Иисусе Господе нашем Ветхий Завет исполнился. Кроме того, именно в заповедях блаженств, в краткой форме, удобной, чтобы их вложить  в песенно-вокальные композиции, говорится о главных принципах (заповедях) учения Спасителя, которые должен знать каждый православный христианин. Поэтому они точно так же, как и молитвы «Символ веры» и «Отче наш», поются на Божественной литургии. И если предыдущие антифоны – наша молитва к Богу, то третий антифон – слово Господа, обращенное к нам. Господь говорит нам о том, какими мы должны быть, чтобы наследовать жизнь вечную и войти в рай.

Как видим, в православном богослужении нет ничего лишнего, всё увязано в единую ткань, в единый богослужебный «организм», с помощью которого человеку открывается дверь в Царствие Небесное.

Иерей Андрей Чиженко

Опубликовано: ср, 16/12/2020 - 17:16

Статистика

Всего просмотров 3,869

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle