Языки

  • Русский
  • Українська

«ЧЕРНАЯ СУТАНА». Лучший фильм о Северной Америке, об индейцах, о христианах

Содержимое

ОТ РЕДАКЦИИ. В первый день Рождественского поста начинаем серию кинорецензий. Наши авторы будут вести блог и советовать, какие кинокартины «душеполезны» для христианина, обязательны к просмотру или просто интересны, а какие фильмы не заслуживают нашего внимания и даже вредны, тем более в пост.

***

«Черная сутана» — фильм о христианских миссионерах в Северной Америке. Лучший фильм о Северной Америке в истории кино. Лучший фильм об индейцах в истории кино. Лучший фильм о христианах в истории кино. Спасибо замечательному режиссёру Брюсу Бересфорду.

Картина «Черная сутана» — типичное «road movie», фильм-путешествие. Действие происходит в конце XVII века. Проповедник отец Лафорг отправляется из Квебека в земли гуронов, где обосновались миссионеры-иезуиты. Проповеднику предстоит подняться на 1500 километров вверх по течению реки. Что ждёт его в конце путешествия — неизвестно. Связи-то с миссией иезуитов нет никакой, раций и спутниковых телефонов ещё не изобрели. И есть вероятность (причём немаленькая), что миссионеры давно убиты индейцами, или погибли сами, от голода, холода и болезней. Губернатор Квебека, отправляя Лафорга в дорогу, высказывает предположение, что на месте миссии в лучшем случае остались «пара могил и грядка с помидорами»... Как говорится — «в добрый путь!»

Северная Америка показана как исключительно угрюмое и неприветливое место

Тут режиссёр Бересфорд раскрылся как настоящий Художник. Он показывает нам красивые, пейзажи — огромные чистые озёра с прозрачной водой, величественные скалы, девственные сосновые леса... И как же режиссёру удалось донести, насколько эти места холодны, опасны и враждебны для человека? Даже нарисованные мастерами компьютерной графики земли Мордора из фильма «Властелин колец» — и то выглядят более «уютно». Смотришь на берега живописной реки, песчаный пляж, хрустальную водичку — и вот ни разу не возникает желания оказаться на этих берегах, отдохнуть, порыбачить и полюбоваться природой. Даже «экология» не прельщает. После пары кадров понимаешь, что на этих берегах не отдыхают, не наслаждаются видами. Тут — выживают.

И индейцы — настоящие мастера выживания — ещё одна «изюминка» этого фильма

Ни в одной другой картине не было показано так отчётливо отличие американских аборигенов от европейцев.

Дело не столько в разном цвете кожи — в конце концов, кожа колонистов под «благотворным» влиянием сурового североамериканского климата тоже обветрилась, задубела и приобрела красноватый оттенок.

Дело не столько в разном уровне технологического развития — индейцы с удовольствием перенимают у бледнолицых технологические новинки, вроде пороха, железных орудий; а мы знаем из истории, что тем же японцам удалось всего за пару поколений совершить скачок от луков и стрел до современных кораблей-броненосцев.

Дело не в разных обычаях — губернатор Квебека перед встречей с индейским вождём одевает парадный мундир и вешает на шею орден, а индейский вождь в это же время наносит парадную раскраску и вешает на шею ожерелье из медвежьих когтей, так ли уж велика разница в обычаях?

Дело в другом. Индейцы живут в условиях первобытно-общинного строя, при том самом «первобытном коммунизме», при котором прошла большая часть истории человечества. Один из героев фильма сравнивает краснокожих с детьми. Так оно и есть. Индейский уклад — это детство человечества. Для европейцев такой уклад — далёкое прошлое, они уже успели пережить рабовладельческий строй, уже почти изжили феодализм и приближаются к временам буржуазных революций. А индейцы до сих пор не знают (и не хотят знать!) собственности, не знают рабства, не знают государства. Это наложило отпечаток на все действия североамериканских аборигенов, на их отношения друг к другу, к природе, к обществу, к предкам, к богам и духам... Они смотрят на мир совершенно не так, как мы — режиссёру удалось передать эти различия, практически не прибегая к длинным и пространным рассуждениям. Ещё один признак высокого мастерства!

И менять свой уклад индейцы не собираются, просто не видят в этом смысла. Им вообще кажется, что смысла нет ни в чём из того, что делают бледнолицые, «приплывшие из-за моря на больших деревянных островах». Не видят смысла индейцы и в проповедях отца Лафорга. Христианские доктрины кажутся аборигенам Северной Америки абсолютно несовместимыми с реальной жизнью. Да и кое-каким христианам из не особо стойких (среди таковых, уж простите за «спойлер», и спутник миссионера, юный француз Даниэль) кажется, что в мире индейцев христианство никогда не приживётся, что «дикарям» учение Христа не нужно, оно даже вредно для них...

И вот тут — третья «изюминка» картины, образ самого отца Лафорга

Это, повторимся, лучший образ христианского проповедника в истории кино, да и, пожалуй, лучший образ христианина вообще. Отец Лафорг — исключительно цельная натура, настоящий воин Церкви. Он — не упёртый фанатик, презирающий «неверных». Он — скромный и тихий учитель, бесконечно терпеливый и настойчивый. Он — человек, который убеждён, что ему открылась Высшая Истина. Поэтому для него вопрос «нужно ли индейцам христианство?» — абсолютно нелеп. Как может быть «не нужна» людям — Высшая Истина? Как человек, знающий эту Истину, может не желать поделиться ею с другими людьми, ближними и дальними?

По ходу фильма миссионеру придётся пережить множество злоключений и разочарований. За время путешествия он не только не перетянет в христианскую веру спутников-индейцев, но даже не сможет удержать своего помощника Даниэля, который предпочтёт христианству — любовь дочери индейского вождя.

Отец Лафорг снова и снова будет убеждаться, что христианские принципы бесконечно далеки от реалий индейской жизни. Он снова и снова будет подвергаться насмешкам и притеснениям за свои проповеди.

И что, изменят все эти злоключения и разочарования убеждения нашего миссионера? Нет, ни на йоту. Усомнится ли отец Лафорг в целесообразности своего путешествия? Раскается ли он в том, что оставил родину, дом, семью (между прочим, «флэшбэки» дают нам понять, что Лафорг происходит из знатного и богатого рода) и отправился нести Слово столь нечутким и упрямым слушателям? Нет, ни капельки.

Вот священника бросили, покинули спутники индейцы, которые сочли «Чёрную сутану» (так индейцы прозвали нашего героя) — опасным демоном. Вот миссионер остался один посреди беспощадной ледяной природы — и что? Начал Лафорг роптать и жаловаться на судьбу? Начал ли он обвинять Бога — мол, «За что Ты так со мной? Я пожертвовал всем ради Тебя, зачем же Ты меня оставил?» Начал ли он требовать чуда, избавления, спасения? Нет. Наш герой в этой «пиковой» ситуации обратился к Небесному Отцу со смиренной молитвой и попросил... «ниспослать ещё больше лишений и страданий, чтобы вытерпеть их — к вящей славе Божией».

Тут любой зритель смахнёт набежавшую слезу, тут даже самый стойкий и убеждённый атеист отдаст должное мужеству и силе духа христианского монаха. Это ли не образец истинно христианского отношения к превратностям судьбы? И такое поведение героя агитирует за христианство лучше, чем тысячи историй про «обновляющиеся иконы», «чудесные избавления» и проч. Ибо настоящие христианские чудеса — это чудеса, происходящие в душе человеческой. Отец Лафорг слаб и немощен телом, но его дух, благодаря учению Христа, стал твёрже стали.

Можно не разделять убеждений проповедника, но его стойкости зрителю остаётся только позавидовать, будь этот зритель христианин-ортодокс, воинствующий антиклерикал, или даже неоязычник.

***

Режиссёр Бересфорд не читает зрителю нравоучений, он абсолютно беспристрастно показывает и индейцев, и колонистов, и шаманов, и иезуитов-проповедников. Зритель сам должен определиться с предпочтениями, сам должен решить, нужно ли было, преодолевая бесчисленные трудности и лишения, нести индейцам Благую Весть. Это ещё одно достоинство картины «Чёрная сутана». Пристрастность рассказчика лишила бы историю львиной доли убедительности. Фильм «Чёрная сутана» не агитирует, но — заставляет задуматься. Большая редкость в идеологизированном насквозь кинобизнесе.

Кстати, о бизнесе. В прокате фильм Бересфорда особого успеха не имел. Да и критики его приняли без восторга. Загадка какая-то. С критиками-то всё ясно, им такое кино не нравится, они только безумными фантазиями Альмодовара готовы восхищаться. Но зрители... Вот тут реально — не понятно.

Шикарный фильм о христианстве не имеет успеха, зато бешеной популярностью пользуются абсолютно «попсовые» «Страсти Христовы», режиссёр которых использует всего один «художественный» приём — шокирует зрителя анатомическим реализмом при изображении пыток. Впрочем, так же провалился в прокате, к примеру, лучший фильм о пиратах — умная и изящная картина Романа Полански «Пираты», при том что бешеной популярностью пользуются «Пираты Карибского моря», основанные даже не на комиксах или видеоигре, а на аттракционе из «Диснейленда»...

Резюмируем: если вам нравятся серьёзные и глубокие исторические фильмы, без пропаганды и приевшихся, опостылевших отсылок к современной поп-культуре, если вас интересует дотошное и реалистичное изображение быта североамериканских туземцев, если вы любите кино о выживании в дикой природе — «Чёрная сутана», безусловно, «ваше» кино. Ну, а зрителям-христианам и вовсе — просмотр обязателен. :) Очень, что называется, «душеполезная» кинокартина. 

Эх, сняли бы отечественные мастера кино фильм в таком же духе про, скажем, святителя Стефана Пермского. Там же материала в биографии не то, что на фильм — на сериал в трех сезонах.

Опубликовано: пт, 28/11/2014 - 18:05

Статистика

Всего просмотров: 14

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle