Языки

  • Русский
  • Українська

Царственное служение мирян

Содержимое

«Миряне – это не стадо, это живое тело Христа, и духовенство – это не вожди и не начальники, а слуги. И к этому нам надо как-то вернуться, сознанием сначала вернуться».

Название статьи выбрано мной по аналогии со словами апостола Петра, называющего верных христиан «Царственным священством» (1 Пет. 2:9). Эти слова апостола столь высоки, что могут быть сравнимы с колоссальной симфонией, в которой можно выделить 4 важных партии, или темы.

Святой Феофан Затворник: «Жизнь семейная и гражданская сама по себе не есть мирская, а бывает такою, когда в порядки такой жизни втесняются страсти и удовлетворение их».

Часто вам придётся слышать мысль, противоположную высказыванию святого Феофана. Людям кажется, что Церковь – это монахи и священники, а все остальные – миряне и статисты, которые не играют особой роли в церковной жизни. Такое мнение исходит из непонимания того, что Церковь есть тело Христово, где каждый несёт своё служение. И служение предстояния в общине и духовного совета (священническое) хотя и важное, но не единственное. Каждый человек Церкви равно важен для Господа. А людское достоинство измеряется не саном, а личной благодатью человека.

Существует такое понятие, как «лаик» – верный христианин. Любой человек, который крещён и живёт церковной жизнью, – это лаик. А священник – это одно из церковных служений. Кто-то церковный сторож, кто-то священник, кто-то учитель, кто-то иконописец, а кто-то мама христианского ребёнка и т. д. Священническое служение очень важно, но оно не отменяет всех других служений и не возвышается над ними, так как Церкви вообще чужда идея возвышения в смысле превозношения. Священник есть слуга всем по любви ко всем.

Митрополит Антоний Сурожский: «Миряне – это не стадо, это живое тело Христа, и духовенство – это не вожди и не начальники, а слуги. И к этому нам надо как-то вернуться, сознанием сначала вернуться. Надо учить людей и начать с себя самого. То есть священник или епископ поставлен вести народ в эту тайну освящения мира, но каждый на своем месте должен быть готовым жизнь свою отдать. И когда я говорю “жизнь отдать”, я не говорю романтически о том, чтобы умереть в пытках и т. д., но отдать каждый день, каждый час своей жизни на то, чтобы все вокруг было освящено.
Миряне, которых апостол Петр определяет как царственное священство, народ святой, храм Святого Духа.

А что такое царственное священство? У нас в епархии был в этом году съезд на эту тему, о мирянах, о царственном священстве в частности. Если прислушаться к святому Максиму Исповеднику, то он говорит, что человек был создан для того, чтобы всю тварь привести к Богу, что он создан как участник двух миров: вещественного и духовного, он в себе совмещает эти два полюса. И в этом смысле всякий верующий в Церкви является священником, то есть человеком, который освящает тварь, который делает ее святой, что значит – Богу посвященной и пронизанной Божественной благодатью. Это призвание каждого христианина, не только священника; у священника есть своя задача, о чем я еще скажу. И мирянин это не только человек, который живет “в миру”, это человек, который Христом послан в мир для того, чтобы все, к чему он прикоснется, сделать святыней: он священник в этом отношении».

Своей жизнью мы освящаем или оскверняем мир.

Мир освящает человек, хоть в какой-то степени причастный благодати Святого Духа. Эта благодать даётся нам в крещении, но может ничем не проявиться, если человек хоть как-то не живёт по-христиански. Поэтому апостол и говорит: «Кто духа Христова не имеет, тот и не Его». Но, к счастью, большинство православных людей, хотя и каждый в свою меру и по силе жития, причастны Духу. Это очень важно, потому что именно так освящается мир – их причастием Духу. Один из современных старцев говорил, что жить надо так, чтобы вся жизнь стала богослужением.

Оскверняет человек мир, когда живёт по страстям, но мы всё равно должны и помнить, и чувствовать что «по своей божественной, логосной сути, жизнь есть рай» (слова святого Иустина Сербского). Очень важно то, что святые, несмотря ни на что, пасхально и радостно видят мир, а жизнь и вправду есть рай, когда человек с Богом.

Пасхальное видение мира – это реальное чувство, что Бог до последней глубины рядом и родной. Отсюда рождается чувство ненапрасности каждой секунды твоей личной жизни и чувство, что ты живёшь как в сказке. В этой сказке может быть и дракон, но ты знаешь, что дракон будет обязательно побеждён и не разорит волшебное царство. Бог возвышает тебя над твоими страданиями, и они превращаются в испытания, одновременно Господь постоянно говорит твоей душе, что всё и окончится хорошо, и сейчас уже хорошо. В общем, пасхальное видение мира – это Царство Небесное, которое хоть в малой степени может быть в сердце человека: «Царство Божие внутри вас есть».

Старец Паисий Афонский в «Семейной жизни» также говорит об этом: «Есть миряне, живущие очень духовно. Они живут как подвижники: соблюдают посты, совершают службы, молятся по чёткам, кладут поклоны – несмотря на то что у них есть дети и внуки. По воскресеньям такие люди идут в церковь, причащаются и снова возвращаются в свою "келью", подобно пустынникам, которые в воскресный день приходят в соборный храм скита и потом опять безмолвствуют в своих каливах. Слава Богу, в мире много таких душ. И если говорить конкретно, то я знаю одного главу семьи, который постоянно творит Иисусову молитву – где бы он ни находился. Этот человек всегда имеет в своей молитве слёзы. Его молитва сделалась самодвижной, и его слёзы сладки, это слёзы божественного радования. Помню и одного рабочего на Святой Горе. Его звали Янис. Он трудился на очень тяжёлых работах и работал за двоих. Я научил его творить во время работы Иисусову молитву, и постепенно он к ней привык. Однажды он пришел ко мне и сказал, что, творя Иисусову молитву, чувствует большую радость. "Забрезжил рассвет", – ответил я ему. Прошло немного времени, и я узнал, что этого человека убили два пьяных хулигана. Как же я заскорбел! Прошло еще несколько дней, и один монах стал искать инструмент, который Янис куда-то положил, но не мог найти. И вот Янис явился ему во сне и сказал, куда он положил этот инструмент. Этот человек достиг духовного состояния и мог помогать другим и из жизни иной».

Любое дело, которое делает человек благодатный, молящийся и верный, освящается.

Люди реально меняют мир своей жизнью: или оскверняют его, или освящают. Добрая православная девушка Лена Редкокаша варила суп и злилась на мужа – и суп быстро прокис. А в другой раз она варила суп с любовью к мужу и молитвой – и муж её несколько месяцев ещё вспоминал, какой в тот день был вкусный суп.

Когда жених этой девушки принёс ей цветы, они стояли и не увядали неестественно долго. Так на них реально подействовала его любовь.

Конечно, в житиях есть фрагменты и о том, что подвижник отказывался есть принесённую ему кем-то пищу и говорил: она приготовлена со тщеславием, страсть осквернила её.

Схиигумену Иоанну Алексееву прислали по почте арбуз, который лопнул в пути и намочил много других писем. Схиигумен Иоанн объяснил девушке-адресату, что она посылала арбуз тщеславясь тем, что делает.

У старца Григория Давыдова был подобный случай. Келейница принесла ему чай. Он не стал пить, а спросил, молилась ли она, когда готовила. Она сказала, что не молилась. И старец ответил, что чай пить невозможно, и велел забрать его.

Известна история, когда князь приехал к святому Феодосию Печерскому и попробовал там монастырскую еду. Всё было очень вкусно, хотя еда была самая простая. Князь удивился и спросил: почему у него, князя, знаменитые повара, а не так вкусно всё, как у монахов. И святой ответил, что повара, когда готовят, не любят друг друга и обижают друг друга и поварят. Их страстные сердца извращают окружающий их мир. А в монастыре всё готовят монахи любя друг друга и с молитвой. Оттого всё и необыкновенно вкусно.

Если кто был в Никольском монастыре (где кормят всех приезжих), тот знает, какая там необыкновенно вкусная еда, хотя и очень простая. Это происходит по той же причине.

Освящение и осквернение мира касаются вообще всего, что делает человек и что его окружает, а не только еды. Одежда святого может исцелить человека потому, что освятилась его благодатью.

Когда умер в 1920 году святой Нектарий Эгинский, с него врачи сняли рубашку и положили её на кровать парализованного. И тот мгновенно исцелился. Бинты, которые сняли со святого, благоухали. В той больнице, где он умер, на его кровать ещё много лет клали безнадёжно больных – и те выздоравливали.

Молитва и благодать человека преображают мир, меняют сердца других людей, делают их более чуткими к добру и свету.

Игумен Никон Воробьёв: «Общее правило: в любом возрасте, в любых условиях, при любых занятиях надо поступать по Евангелию. Тогда не будет ошибок, не будет позднего сожаления и раскаяния».
  
Святой Иоанн Лествичник: «Всё доброе, что только можете делать, делайте».

История, записанная в древнем патерике:

«Брат спросил старца:
– Какое бы мне делать доброе дело и жить с ним?
Старец отвечал:
– Бог знает, что – добро. Я слышал, что некто из старцев спрашивал авву Нестероя: “Какое бы доброе дело сделать мне?” Авва отвечал ему: “Не все ли дела равны?” Писание говорит: “Авраам был страннолюбив, – и Бог был с ним; Илия любил безмолвие, – и Бог был с ним; Давид был кроток, и Бог был с ним”. Итак, смотри, чего желает по Богу душа твоя, то делай и блюди сердце Твоё».

Святой Симеон Новый Богослов: «Многие сочли блаженной отшельническую жизнь, другие  – смешанную, то есть общежительную, иные же предпочли предстоятельствовать над народом, быть наставниками, заниматься преподаванием и строить церкви... Я же ни одно из этих дел не предпочел бы другому и не сказал бы, что одно заслуживает похвалы, а другое порицания. Но во всем и во всех делах и действиях всеблаженна жизнь для Бога и по Богу».

Митрополит Иларион Алфеев: «Далее преподобный Симеон говорит о том, что человеческая жизнь составляется из различных наук и искусств, причем каждый разрабатывает и привносит свое, впрочем, всякий путь жизни бесполезен, если он не ведет к Богу и ко спасению.

Эти слова можно взять в качестве отправного пункта. Действительно, все мы живем очень разной жизнью: кто-то из нас служит в церкви, кто-то посвящает себя искусству, науке, есть среди нас актеры, музыканты, дипломаты, бизнесмены, учителя, литераторы, одним словом, люди самых разных профессий. Но чем бы мы ни занимались, мы можем посвящать свой труд Богу. Профессия может быть не только способом заработать на хлеб, но и путем христианского доброделания. И для того, чтобы стать истинным христианином, как правило, не надо бросать одну профессию и избирать другую.

Я знаю одного композитора, который, обратившись в православную веру, пришел к священнику и спросил, что ему делать. "Бросай музыку и становись церковным сторожем”, – ответил священник. К счастью, композитор его не послушался. Впоследствии, будучи в Англии, он встретился со старцем Софронием, учеником преподобного Силуана, и задал ему тот же вопрос. "Продолжайте писать музыку, и Вас узнает весь мир”, – сказал ему старец. Вскоре имя этого композитора стало известно всему миру. Сейчас он пишет произведения только религиозной тематики (он, например, положил на музыку некоторые слова преподобного Силуана), и многие через его музыку приходят к православной вере. Будучи человеком глубоко верующим и церковным, он своей музыкой помогает людям сойти в те глубины духовной жизни, где происходит встреча между человеком и Богом».

Артем Перлик

Опубликовано: пн, 11/06/2018 - 16:38

Статистика просмотров

За час: 30
За сутки: 30
За неделю: 64
За месяц: 490
За год: 490
За все время: 490

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle