Братья наши меньшие и благодать Божия

Рассказ. Из цикла «Любопытная Варвара».

 

Грех убивает… И всегда невинного, всегда в жертву
себе берет того, кто не заслужил этого страдания,
этого унижения, этой боли...
Антоний Сурожский

Как-то Варвара поднялась на гору к десяти утра и наткнулась на ритуал. Дядя Коля уже собирался гнать коз на пастбище около Тбилисского моря. Елена вышла со святой водой и окропила каждую из коз в отдельности, читая при этом «Да воскреснет Бог».
Варвара не удержалась от сарказма:
– Во даете! Какая от этого польза. Зачем освящать скотину. Они что, сегодня на литр больше молока принесут? Какая в этом логика?
Елена укоризненно покачала головой, чтоб не сбиваться с текста молитвы, выпроводила свое небольшое стадо и завела Варвару в дом.
– Эх, Фома ты неверующая. Животинки-то наши не хуже людей благодать чувствуют. Как же их не окроплять. Тем более что они сейчас гуляют и нервничают очень. Потому и окропляю. И зря ты так про козочек моих плохо думаешь. Не раз наблюдала много интересного.
– Вы так о них говорите, будто это разумные существа с альфы Центавра. У них даже мозг маленький.
– Ох, ты не скажи. Что мои козы, что куры, что кролики – они меня не раз удивляли. У них, если присмотреться, у каждого свой характер. Про собак вообще могу повесть написать. Про Умку и Дозора. Какие они умные, никогда просто так не лают, а дурного человека издали чуют.
– Хм, опять-таки нелогично. А домой их при этом не впускаете.
– Домой собак нельзя. И в церковь тоже. Когда Умка совсем крошечная была, мы ее в комнате держали. Так она норовила именно в святом углу гадить. Темные силы ее на это побуждали. Вот кошки – другое дело. Их можно в дом пускать, и в церковь могут входить.
Варвара не нашлась что ответить на такую классификацию. Только слушала, пытаясь уловить хоть какую-то закономерность, перебирая в уме внешние признаки. И не находила ответа.
– Вот как-то был у меня в доме малюсенький кролик Шарфик, – продолжала Елена. – По дому прыгал. И вот стала я на вечернее правило. Читаю одну кафизму. И вдруг Шарфик подскочил ко мне и стал вокруг меня круги описывать ровно окружности. А я у кого-то читала, что благодать от чтения Псалтыря на человека снисходит снопом или конусом. И вот кроличек этот конус и очерчивал.
– Ни фига себе!
– Притом нельзя забывать, что наши грехи влияют на животных, которые нас окружают. Читала, что их могут терзать страсти хозяев. Или вот еще случай был. Выращивала я цыплят. Один из них был особенно умным и отзывчивым, бегал на зов, кушал с рук. Я его очень полюбила и назвала Кусиком. Остальные цыплята так и остались безымянными. И вот однажды мы с папой поругались из-за какой-то ерунды. Оба разозлились, наговорили друг другу много обидного. И в самый разгар ссоры я случайно наступила на Кусика, который крутился у меня под ногами. Раздавила ему ножку. Как я потом плакала. И надо же, за мой гнев на родителя пострадал не какой-нибудь птенчик, а именно он, мой самый любимый цыпленок. Его ножку я потом перевязала, вставила в лубочки и отпаивала мумиём. Мазала его маслом от преподобного и молилась, чтоб цыпленок выжил. Господь внял моей молитве, и Кусик понемногу оклемался. Только остался хромым. Как постоянное напоминание о моем грехе...
Варваре почему-то расхотелось задавать вопросы на предмет выяснения математически выверенной логической составляющей. Как-то сошла с той волны. На время...

Мариам Сараджишвили

Теги

Теги: 

Опубликовано: ср, 25/03/2020 - 10:05

Статистика

Всего просмотров 1,773

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle