Языки

  • Русский
  • Українська

Благодатны ли теперь таинства в Константинопольском Патриархате и в «Православной церкви Украины»?

Интервью с архиепископом Феодосием (Снигирёвым).

В последние месяцы у православных верующих Украины, в том числе и у духовенства, всё чаще возникают вопросы: как теперь относиться к обрядам и таинствам украинских раскольников? Следует ли по-прежнему крестить заново «крещенных» ранее в «УПЦ КП – ПЦУ»? Действует ли теперь (после совместной службы Патриарха Варфоломея и лидера «ПЦУ» Епифания) благодать Божия в таинствах Константинопольского Патриархата, в частности, в монастырях Афона? Сегодня наша беседа на эти темы с архиепископом Боярским Феодосием (Снигирёвым) – викарием Митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия, председателем Церковного суда Киевской епархии и преподавателем Пастырского богословия в Киевской духовной академии и семинарии.

– Владыка, после разрыва евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом от некоторых богословов можно услышать, что благодать Божия перестала действовать в таинствах Константинопольского Патриархата. Что вы думаете по этому поводу?

– Думаю, что это не так. Разрыв евхаристического общения в данном случае – это мера не мистическая, а дисциплинарная. Поэтому благодать, конечно же, продолжает действовать в таинствах Константинопольской Церкви. Странно было бы думать, что в совершаемой сегодня литургии, например, в Свято-Пантелеимоновом монастыре на Афоне, хлеб и вино не преложились в Тело и Кровь Христовы.

– Но некоторые в православном мире воспринимают решение Русской Церкви именно так: например, в недавнем письме Блаженнейшего архиепископа Албанского Анастасия Святейшему Патриарху Кириллу говорится: «Решения иерархии Русской Церкви не могут лишить действительности действия Святого Духа в православных храмах юрисдикции Вселенского Патриархата».

– Никто такого и не утверждал. Мне кажется, это очевидно. Странно, что такая мысль вообще возникает. Разрыв евхаристического общения – это действие дипломатически-дисциплинарного характера во взаимоотношениях Церквей. Крайняя мера воздействия. Это примерно так же, как в случае, если священник за какие-то нравственные преступления запрещен в священнослужении – это тоже мера дисциплинарная. То есть благодать от пастыря не отнимается, хотя служить и совершать таинства ему запрещено. Если при этом запрещенный священник всё-таки отслужит литургию, то ситуация повлечет за собой извержение из сана такого священника. Хотя данная литургия всё-таки совершится, ведь он пока не лишен священного сана. А вот если этот же клирик будет извержен из сана, то он станет обычным мирянином. После этого, даже если он продолжит незаконно рядиться в священные облачения, благодать действовать через него уже не будет: он перестал быть священником.

– Хочу уточнить по запрещенным священникам. Есть такое мнение, что у священника под запретом таинства не совершаются.

– Это заблуждение. У лишенного сана священника – да, таинства не совершаются. Но в то время, как священник находится под запретом в священнослужении, ситуация иная. Таинства ему запрещено совершать, но благодать священства у него не отнята. В некоторых случаях ему даже разрешается носить иерейский крест и благословлять людей. Если запрет у священника пожизненный, и при этом он живёт благочестиво, то в редких случаях, например, раз в году, на День ангела, ему могут разрешить служить литургию. Он под запретом не перестает быть священником. Также «страха ради смертного» запрещенный священник может принять Исповедь и причастить умирающего. Хотя после этого он должен обязательно исповедоваться в случившемся своему архиерею и принять от него либо разрешение, либо усугубление канонического наказания, в зависимости от оправданности своих действий, ведь по церковным правилам за самовольное нарушение запрета он должен быть окончательно извергнут из сана.

Это обычная логика признания или непризнания благодати священства, а значит, и действенности таинств, заложенная святыми отцами в своде канонических правил Православной Церкви. Именно согласно этой логике, по каноническим правилам и исторической практике Церкви, если епископ, незаконно или будучи под запрещением, кого-то рукоположит, то потом следует извергнуть из сана и самого этого епископа, и рукоположенного им, а не только первого. То есть второй, рукоположенный, тоже считается клириком, и таинство хиротонии под запретом признается совершившимся, хотя и незаконно совершившимся. И в то же время клирики, которые были рукоположены в расколе запрещенными в служении архиереями, если они принесут покаяние, могут быть приняты в церковное лоно уже в сущем сане, без перерукоположения, как настоящие священнослужители. Есть множество подобных примеров из жизни Церкви, вплоть до наших дней. И совсем другое дело, если епископы, рукополагавшие таковых, на тот момент сами были извержены из сана, как было в «Киевском патриархате». Такие хиротонии признаваться уже никак не могут, поскольку извержение из сана – это мера уже не дисциплинарная, а мистическая.

– Понятно. Но вернемся к разрыву евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом. Говорят, что Русская Церковь запретила Константинополю совершать таинства, а он продолжает.

– Нет, конечно. В нашем случае дисциплинарная мера заключается не в запрете Константинополю что-либо совершать, мы ведь над ним не властны. Приведенная аналогия применима лишь в отношении действия благодати. То есть благодать, несмотря на наш с ними разрыв евхаристического общения, действует в их храмах. Хотя при этом существует и обозначена серьёзная церковная проблема. Дисциплинарная мера в данном случае – это предупреждение всем верующим Русской Церкви и всего православного мира о том, что Фанаром нарушены каноны Православия, что открыто заявлена ересь Восточного папизма, и эту духовную инфекцию надо локализовать и излечить. А ещё разрыв евхаристического общения – это элементарная духовная защита для наших иерархов и клириков от совместного служения с людьми из ПЦУ, не имеющими священного сана. Ведь такое сослужение теперь в порядке вещей в Константинопольском Патриархате. Поэтому Константинополю пока лучше побыть на карантине.

– Получается, для простого верующего нет разницы? Благодать равно действует и там, где Истина, и там, где «духовная инфекция», как вы говорите, то есть нарушение канонов и ересь?

– Пока – думаю, что да, благодать действует. Но приступать в Константинопольском Патриархате к таинствам вопреки решению своей Церкви – это всё равно что ходить на службу к запрещённому священнику, который нарушает это запрещение. Правильно это? Совсем неправильно и духовно опасно как для себя, так и для такого священника. Совсем недавно наши паломники спросили одного известного афонского духовника, можно ли им в этот период причащаться на Афоне, ведь это каноническая территория Константинопольского Патриархата? Он ответил так: такое Причастие не принесет вам пользы, так как вы нарушите благословение, нарушите послушание вашей Святой Церкви.

Вообще же, если говорить о благодатной действенности таинств, то, по моему мнению, деградация церковности в том или ином церковном сообществе должна пройти определенный путь, чтобы достигнуть состояния бездейственности таинств. Это в том случае, если речь идет о сообществе с апостольским преемством.

– Что это означает?

– У церковных сообществ, заражающихся ересью и всё дальше уходящих от Истинной Христовой Церкви и её учения, хотя бы они внешне и сохраняли вид церковных структур, иссякает благодать в таинствах. Святитель Серафим (Соболев), например, говорил, что вне границ Православной Церкви, у раскольников и еретиков, имеющих, тем не менее, апостольское преемство, благодать, преподаваемая в Крещении и Миропомазании, хотя и присутствует, но лишь как Божественная искра – она глубоко сокрыта под пеплом лжеучений и поэтому не может действовать. Продолжая мысль святого отца, справедливо предположить, что лишь по мере удаления таких сообществ от Православия, от истинного церковного Предания, всё более иссякает благодать Святого Духа в их таинствах. Пока не оскудеет совсем. Там, где царствует гордость и ересь, в том числе ересь папизма, – там нет благодати, там она под бетонным спудом и действовать уже не может. Да не случится такого никогда с нашими братьями-фанариотами! Пока ещё не поздно всё исправить.

Но повторю ещё раз: такая экклезиологическая логика уместна, если только речь идет о сообществе с апостольским преемством, а не о таких структурах, как «Киевский Патриархат – ПЦУ», например. Там изначально не было силы таинств, так как нет апостольского преемства.

– Скажите несколько слов об апостольском преемстве в «УПЦ КП – ПЦУ». Насколько я помню, их иерархия основана лишенными сана бывшими священниками?

– Все «хиротонии» этой структуры произошли от двух лишенных на тот момент сана бывших епископов – Филарета (Денисенко) и Иакова (Панчука), то есть от простых монахов, надевших священнические рясы. В июне 1992 года за учинение раскола они были извержены из сана полномочным органом – Архиерейским Собором, решение которого впоследствии прошло рецепцию во всех Православных Церквях мира. Уже после лишения сана эти раскольники создали свою новую структуру и, будучи обычными монахами, начали поставлять новых «епископов», естественно, без благодати апостольского преемства. Так создавалась параллельная УПЦ квазицерковь на Украине – «Киевский патриархат».

Можно теперь этих «епископов» без сана легализовывать какими угодно «Томосами» и государственными законами, но благодати от этого не прибавится. Как в математике: какое число ни умножай на ноль, в результате всё равно будет ноль. Поэтому сейчас Поместные Православные Церкви одна за другой отказываются признавать священнослужителями этих граждан во главе с Епифанием. Никто из мировых иерархов, имеющих чистую совесть, не будет сослужить перед престолом Божиим со светскими людьми. Даже если при этом будет им идеологически сочувствовать. Тем более что вступать в евхаристическое общение с «ПЦУ» просто духовно опасно, ведь, согласно каноническим правилам, имеющий общение с отлученными сам подлежит отлучению.

– А как же сам Патриарх Варфоломей сослужил с не имеющим сана человеком? Совершилось ли на той литургии таинство Святой Евхаристии?

– Вот так и сослужил. Не знаю, каково ему было на душе на той службе… Для иллюстрации этого абсурда я студентам Академии и семинарии предлагаю представить следующее. Если кому-то из них, из студентов, на ближайшей воскресной литургии я одолжу свое облачение, поставлю рядом с собой, и будем вместе «служить» – литургия совершится? Совершится, конечно, ведь совершает её архиерей. Станет ли от этого служения студент епископом? Нет, конечно, не станет. Каково же будет потом и мне, и ему отвечать за эту «службу» на Страшном Суде? Трудно будет отвечать. Вот это же самое было и в Стамбуле 6 января.

– Владыка, вы говорите, что священнослужитель, находящийся под запрещением, не лишается благодати совершаемых таинств. В то же время иерархия УПЦ КП основана лишенными сана епископами. Но бытует мнение, что благодать священства (епископства) не смывается никогда, как и благодать Крещения. Если это так, то Филарет и Иаков оставались в 1992-м году законными, хотя и запрещенными епископами, а значит, произошедшая от них иерархия тоже законна и имеет апостольское преемство?

– Если бы благодать священства была несмываема, то эта логика была бы справедлива. Но это не так. Это обман. В отличие от благодати Крещения, священного сана можно лишиться. Причем раз и навсегда. Об этом говорит весь свод канонических правил Православной Церкви. При этом, единожды лишившись священного сана, его больше никогда нельзя восстановить или получить заново. В Католической церкви другое учение по этому вопросу, отличное от православного. И иногда это католическое заблуждение некоторые пытаются в своих интересах выдавать за православное. Но это не так, это обман.

Кто-то говорит, что есть исторические прецеденты, исключения из правил, когда Церковь своих священнослужителей восстанавливает в сане после извержения, даже посмертно. Но кажущиеся исключения, по сути, не являются ни исключениями, ни нарушениями канонических правил. В подобных случаях Церковь определяет, что принятое ранее решение о лишении сана было следствием ошибки, без учета открывшихся обстоятельств, либо безосновательно, либо по другим незаконным причинам. А значит, оно не имело и не имеет законной силы, священнослужитель был и остается священнослужителем. Это своего рода духовная «реабилитация», признание такого священника потерпевшим незаслуженно и изначально не лишенным сана. Сан в такой ситуации не возвращается, а констатируется его наличие, признается ошибка судопроизводства. Такое, естественно, происходит в самых редких случаях, при совершенно очевидных и неоспоримых основаниях. При этом такое решение находится в исключительной компетенции Церкви, лишившей сана священнослужителя.

В нашем же случае Филарет и Иаков были вполне обоснованно, законно и окончательно извержены из священного сана своей Матерью-Церковью, и нет абсолютно никаких оснований для признания Церковью этого извержения недействительным. Более того, они с этим не смирились и устроили колоссальный церковный раскол. Уже после законного извержения их из сана они начали создавать свою «иерархию» УПЦ КП. В этой «иерархии» отсутствует апостольское преемство, а значит, и благодать. Это понятно всему православному миру, поэтому никто с ними сослужить не хочет.

– А как же было при возвращении Русской Зарубежной Церкви в состав Московского Патриархата? Разве там не было аналогичной ситуации, когда всех приняли в священном сане? Этот пример любят теперь приводить представители «ПЦУ» как аргумент.

– Ситуация была совершенно иной. И наши раскольники об этом прекрасно знают, просто, как обычно, вводят людей в заблуждение. За весь буреломный ХХ век никто из иерархов РПЦЗ не был лишен священного сана по причине раскола, а тем более не отлучен от Церкви. Со стороны Московского Патриархата были предприняты лишь дисциплинарные меры воздействия – запрещения в священнослужении, которые, как мы говорили выше, не лишают священнослужителя ни благодати сана, ни апостольского преемства. Даже во время того раскола в некоторых Поместных Церквях иерархи РПЦЗ иногда принимались и сослужили с местным духовенством. Никто никогда не сомневался в законности и благодатности их посвящений. Поэтому, когда пришло время объединения, все были признаны в сущем сане. Совершенно иная ситуация с «УПЦ КП – ПЦУ».

– Понятно. Но как же быть с тем, что в ПЦУ есть два законно рукоположенных «иерарха»?

– Действительно, переход митрополитов Симеона и Александра в эту структуру усложнил каноническое понимание происходящего. Раньше всё было просто: вот черное, а вот белое; здесь есть благодать таинств, а тут нет. Теперь ситуацию внутри этого раскола можно назвать «гибридной».

– Объясните, пожалуйста, подробней.

– После ухода в безблагодатный раскол «УПЦ КП – ПЦУ» двух настоящих архиереев и нескольких десятков священников из Украинской Православной Церкви эти наши клирики автоматически подверглись запрету в священнослужении от Священного Синода УПЦ или от своих епархиальных архиереев. При этом, как мы говорили выше, запрет в священнослужении не лишает клирика благодати священства, а лишь запрещает ему что-либо совершать. Если со временем последует лишение сана ушедших в раскол, то всё станет на свои логические места. А пока, согласно православной экклезиологии, таинства их руками совершаются. В том числе таинство хиротоний диаконов и священников, которые практикуют эти митрополиты под запретом. Получается гибридная ситуация: среди безблагодатного поля кое-где совершаются таинства священнослужителями с апостольским преемством. И хотя совершаются под запрещением, но не лишены своего законного действия.

– Как же в такой ситуации разобраться, крещен ли ребенок, если он крестился в ПЦУ? Также и с венчаниями, отпеваниями усопших и прочим?

– Прежде всего, хочу сказать, что кому-то эти рассуждения о действиях благодати покажутся безжизненной схоластикой. Ведь все слышали, что «Дух дышит, где хочет» (Ин. 3, 8). Но на самом деле эти вопросы – жизненные и важные для каждого конкретного верующего человека. Сам Господь, устраивая Свой Новозаветный виноградник, утвердил в нем ограду и определил правила жизни Церкви. Через Соборы апостолов и святителей людям была открыта логика устройства Церкви на земле, прописаны законы и правила её жизни. До сего дня мы в Православной Церкви живем в этой парадигме, познавая в духовном опыте её истинность, удостоверяясь, что её Создатель – Бог. Поэтому когда нам «православные протестанты» начинают рассказывать, что мы не вправе определять, где и как действовать Божией благодати, что нет такого «приборчика», чтобы благодать измерять, то мы прекрасно понимаем для себя, что не мы, а Сам Господь определил логику действия Своей благодати среди людей для их спасения. Определил и открыл эту логику в Церкви, установив законную иерархию, каноны и церковные правила. Не надо считать себя умнее и милосерднее Бога. И «приборчики» есть, чтобы благодать измерять – это души человеческие. Поэтому и пустуют на обыденных службах городские храмы ПЦУ, в отличие от наших храмов и монастырей. Так же пустуют, как это было и при обновленцах в ХХ веке. Поэтому там нет монахов и настоящих монастырей. Так что это не схоластика, а реальная духовная жизнь.

Что же касается «таинств» ПЦУ, то теперь в каждом конкретном случае священнику или епископу нашей Церкви в меру необходимости приходится разбираться: кто крестил ребенка, кто венчал пару? Кто рукополагал клирика? Запрещенный ли в служении митрополит (священник) или представитель «старой гвардии» УПЦ КП? И в зависимости от этого можно определить, возможно ли считать совершенное таинство законным. Так будет до тех пор, пока либо запрещенных клириков не лишат окончательно сана, либо пока этот вопрос не будет решен как-то иначе Всеправославным консенсусом.

– Но бывшие митрополиты утверждают, что над ними теперь канонически не властна Украинская Православная Церковь, их нельзя лишить священного сана, ведь они накануне лжесобора перешли в юрисдикцию Константинополя? И предъявляют соответствующие письма Патриарха Варфоломея.

– Это всё лжеканоническая эквилибристика. Никакой клирик, а тем более архиерей, ни в какую другую юрисдикцию перейти не может, не будучи отпущен и благословлен на это своей Церковью, которая его рукополагала. Это аксиома канонического права, принятая и утвержденная на Вселенских Соборах. Её не может ни отменить, ни переступить ни Патриарх Варфоломей, ни Верховная Рада своими законами, и никто иной. Юридически, как граждане, они вольны перейти куда угодно, хоть в «Киевский патриархат», хоть к Патриарху Варфоломею, хоть к униатам, хоть к баптистам. Но канонически, как православные архиреи, они подвластны только своей изначальной Церкви. Так что, несмотря ни на какие письма, митрополиты Симеон и Александр остаются запрещенными в служении клириками Украинской Православной Церкви, в которой они принимали священный сан и которая имеет исключительное право решать их дальнейшую каноническую участь.

– Тогда сразу возникает вопрос: почему же тогда бывших митрополитов и клириков, ушедших в раскол, не лишают священного сана? И можно ли теперь молиться за них, вынимать частичку на Проскомидии? Как их называть, в соответствии со старым саном?

– Начну со второго. Именовать митрополитов и священников, ушедших в раскол, пока нужно по-прежнему: митрополитами, протоиереями, иереями – в соответствии с их саном, добавляя «запрещенный в служении». Ведь они не лишены своих санов. Хотя лишены старых титулов с названиями городов, которые теперь, естественно, не поминаются. Молиться за них не только можно, но и нужно. Это же наши собратья, хотя и заблудившиеся. Особенно если кто знал такого священнослужителя лично, у кого были какие-то взаимоотношения. Священный Синод Украинской Православной Церкви в декабре прошлого года прямо призвал молиться за ушедших в раскол митрополитов и священников.

По поводу их поминовения на Проскомидии есть разные мнения. Кто-то считает, что можно поминать таких клириков на Проскомидии до тех пор, пока они, не дай Господь, не будут отлучены от Церкви. Кто-то, напротив, считает, что поминать их на Проскомидии уже сейчас категорически нельзя. Думаю, что в этом вопросе можно руководствоваться мнением святителя Симеона Солунского:

«Ежели кто, будучи предан греху, и от него отступить не хочет, такой, как недостойный общения с Богом, горшее осуждение себе примет от принесенной за него жертвы… Сколько полезно тому, за кого приносится эта жертва, когда он живет достойно христианскому званию, столько бедственно и вредно тому, кто, предав себя греховной жизни, нерадит о достойном исправлении звания христианского».

Что же касается лишения сана этих клириков, то этот вопрос, я думаю, будет решаться Церковью тогда, когда священноначалие увидит в этом пастырскую целесообразность. То есть тогда, наверное, когда вред, приносимый пастве их поведением, превысит вероятность их скорого покаяния и возвращения к служению в сущем сане.

Беседовал диакон Сергий Герук

Православие.Ru

Опубликовано: вт, 02/04/2019 - 12:55

Статистика

Всего просмотров 167

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle