Ассирийцы в духовном поиске: возвращение на «круги своя». Будет ли это действительным возвратом?

Сегодня все взаимосвязано: вчерашний протестант (католик, буддист  и т.д.) может стать православным и спустя время вспомнить свою традиционную религию — и «возвратиться к корням». Однако будет ли это действительным возвратом, остается вопросом открытым.
Об этом для PravLife — священник Андрей Ухтомский, преподаватель Киевской духовной академии, и протоиерей Владимир Косточка, благочинный Печерского благочиния.

Нередко возвратам «к корням» предпосылаются убеждения со стороны тех, кто ратует за возвращение на «круги своя», «к вере отцов», преследуя корыстные интересы. Человек, побывав и там, и там, в конечном счете, сбивается с пути: или находит третий путь, или балансирует между этими двумя. Задача «благожелателя» — выставить себя, испытать различную духовность, пожонглировав интересными предложениями,  а иногда и прямо противоположными благим целям: конечному пути в поиске человека самого себя.
Современные верующие, относящие себя к древней Ассирийской Церкви Востока, на территории России и Украины в свое время приняли Православное исповедание. Правильная вера во Христа — Православие — восполняет национальные отличительные признаки человечества, дополняя их новым Человеком, в котором «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3; 11). Вера во Христа объединяет людей разных национальностей, выражающихся в разнообразии культурных традиций.

Вера во Христа объединяет людей разных национальностей, выражающихся в разнообразии культурных традиций.

Одним из ярких примеров может быть Византийская империя, объединяющая в одной вере разнообразие культур. Гражданином империи мог стать любой ее населяющий, при условии принятия им христианства. Верующие других религий имели меньше прав, чем православные. Перебежки в Православие и обратно, а также двоеверие не приветствовалось, однако существовало.
Вспомним, например, святителя Иоанна Златоуста, который в своих «Словах против иудеев» изобличает именно двоеверие христиан, которые ходят и в синагоги, и в христианские храмы, чем вводят в соблазн других, а также наносят вред себе — тем, что не стоят твердо в принятом учении или идут на поводу у приманок иудейских. Чтобы христиане оставили иудейские синагоги, Иоанн Златоуст указывает на пороки иудеев, которые постятся, когда хотят. Иудеи — блудники, ибо заблудились в вере, отвергнув Христа, а где блудит блудница — в синагоге: «А где блудница предается блудодеянию, то место и есть непотребный дом. А лучше сказать, синагога есть не только непотребный дом и театр, но и вертеп разбойников и логовище зверей» (Против иудеев, 1).
Человек, по слову Иоанна Златоуста, хуже осла, если он сегодня идет к распинателям Христа, а завтра — к Распятому. Ирония усматривается в том, что при всей внешней привлекательности и заманивании иудеями христиан, иудеи остаются антагонистами христиан, стремятся не помочь обрести Бога, а потерять Его и сделать их своим последователем, а не последователями Иисуса Христа.

Переложим эту ситуацию на современное положение православных ассирийцев

Некогда знавшие единое христианство и изолированное от него ассирийское христианское сообщество выстояло, развив свою культуру в ином доктринальном направлении, чем мировое Православие. Будучи изолированными от него и находясь в мусульманском окружении, ассирийские христиане не могли вести переговоры с ним (мировым Православием).
На исходе Средневековья лишь часть ассирийцев вернулась в Православие: в 1898 г. двести ассирийцев-несториан во главе с католикосом Мар Ионой перешли в Православие. Сегодня этот сознательный шаг делают с опаской или все же неокончательно. Часто подстрекаемые ревнителями «охранения и сбережения культурного наследия», они и вправду переходят из Православия обратно в Ассирийскую Церковь Востока, забывая, что во Христе «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3; 11).
Православие не запрещает проявлять «культурный колорит» или «культурный код» христиан в зависимости от национальности или культурных отличий (например, языка). Православие дает то, что одинаково приемлемо для всего человечества в его разнообразии культурных отличий.

Двуличный человек не тверд в путях своих, а что шатается, то быстро рушится

Некоторые из православных, бывшие верующие Ассирийской Церкви Востока, вновь возвращаются в нее, уподобляясь тем христианам, к которым обращается святитель Иоанн Златоуст в «Словах против иудеев». Двуличие пагубно для человека. Если он посещает обе религиозные институции — значит ни одна из них не дает ожидаемой полноты, раз необходимо дополняться «у соседей». Именно соблазны закаляют человека и дают «почву для размышлений» о правильности избранного пути.
Возвращаясь в Православие, ассирийцы могут раскрывать себя в многообразии своих культурных отличий, выросших на корнях мощной ассирийской державы, накопив за столетия своего существования множество культурных талантов и христианизировав свою культуру ранее остальных государств.
Двуличный человек не тверд в путях своих, а что шатается, то быстро рушится. Поэтому перейдя в Православие, а тем более, имея соблазн или предложение выйти из него, надо хорошенько подумать: “Для чего я делаю этот шаг?” А однажды приняв, уже не сходить с православного пути. И не в чести наследникам великой культуры бегать за красотой тех слов, которые ничего не сулят и ничего не ищут для блага ассирийцев жизни во Христе.

Опубликовано: чт, 16/04/2015 - 10:56

Статистика

Всего просмотров 27

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle