Языки

  • Русский
  • Українська

Архимандрит Поликарп (Линенко) о великопостных особенностях и традициях в Киево-Печерской лавре

Содержимое

Великим постом обязательно посетите Киево-Печерскую Лавру. Зачем? Так поступали во все времена ревнители благочестия.

О хранении традиций в обители, об особенностях богослужений, о победоносном пении рассказывает уставщик и регент знаменитого лаврского хора архимандрит Поликарп (Линенко).

Лавра издревле была мощным монашеским “организмом”

— Отец Поликарп, Вы уже 26 лет в составе лаврской братии, из них 23 года — регент Лаврского хора. Расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось, и какие изменения Вы наблюдаете за эти годы?

— Мы пришли в Лавру, что называется, на “пустое место”, тогда тут был только Киево-Печерский заповедник. Стояли монастырские стены, в пещерах почивали преподобные, но насельников не было. Начиналось все с нуля — со временем братия, молитвами Божьей Матери и преподобных, стала собираться в Лавру.

Что касается хора, то тут изначально пели в основном миряне. Когда нам из Киевской Митрополии передали Богослужебные книги, тогда и началось возрождение Киево-Печерских распевов. Ноты знаменитых распевов Лавры, когда закрыли монастырь, во времена гонений сохранил покойный игумен Феодосий, в схиме Антоний. Помнится, когда мы впервые увидели эти ноты, то у нас просто глаза разбежались. Тогда мало кто из монашествующих понимал в нотной грамоте.

Но постепенно монашеское пение возрастало в силе. К 1991-1993 гг. братия уже многому научилась и с тех пор именно монахи стали руководить на клиросе и петь на всех богослужениях.

Лавра издревле была мощным монашеским “организмом”. До революции здесь совершалось ежедневно двенадцать Божественных литургий: на Ближних пещерах, на Дальних пещерах, по больничным храмам. Тогда в монастыре подвизалось до 3 тысяч монахов.

Лаврские великопостные особенности и традиции

— Отче, скажите, а какие есть особенности и традиции?

— Каждый, кто хотя бы раз побывал в Киево-Печерской Лавре, всегда узнает лаврское пение. Это победоносное пение.

Конечно, все каноны и устав Православной Церкви нами соблюдаются. Но, да, есть и особенные лаврские традиции.

Например, Канон прп. Андрея Критского, и на первой седмице Великого поста, и на «Мариино стояние», мы поем с канонархом.

Или вот еще традиция. До революции в Великой церкви (в Успенском соборе) в пост Литургия Преждеосвященных Даров совершалась ежедневно. Этакий отголосок Студийского устава. В Великий пост в обитель стекалось очень много богомольцев (тогда Лавра была — наряду с Афоном и Иерусалимом — паломническим центром, куда сходилась вся Русь православная). Благодаря тому, что Литургию Преждеосвященных Даров служили пять дней в неделю, паломники могли в любой день причаститься.

Лаврская традиция пения передавалась из уст в уста, от старших монахов к начинающим

Нам посчастливилось возрождать Киево-Печерский распев вместе с насельниками монастыря — клирошанами старой Лавры, которые знали древние традиции лаврского пения. В частности, это были схиигумен Агапит, игумен Пафнутий (схиархимандрит Феофил).

Но самую ценную помощь в возрождении старинных напевов и уставных особенностей оказал отец Спиридон (схиархимандрит Дионисий). В партитурах лаврского обихода даны, в основном, праздничные песнопения. А отец Спиридон напевал все будничные распевы, которые использовались на простодневных службах, т.н. «будэнных». Мы записывали это на ноты, а затем учились исполнять на клиросе.

Отец Спиридон знал на память не только лаврские песнопения, но и все-все уставные особенности. К примеру, в Лавре всегда пели на два клироса. Сейчас мы так поем только на великие праздники, хотя до революции на два клироса пели ежедневно — и вечерню, и Литургию. И отец Спиридон всё знал: какая была расстановка голосов, где стоял регент, как действовал канонарх.

Мы знаем, что во многих монастырях есть такой порядок: канонарх переходил с клироса на клирос. Батюшка же говорил, что в киевских монастырях была другая практика: на каждом клиросе был свой канонарх. До революции в Киево-Печерской Лавре канонаршили мальчишки. При Лавре была общеобразовательная школа, её ученики, которые были способны к пению — пели и канонаршили на клиросах.

Эту практику мы также восстановили — теперь у нас на каждом клиросе свой канонарх. Но в самые важные моменты богослужения два клироса совершают т.н. «сход» – например, на Малый вход (на Вечерне), на Великое славословие, на «Милость мира» (на Литургии). В эти моменты оба хора собираются на середине храма и поют совместно. Становятся они тогда — полукругом, обратившись к центру этого полукруга, лицами к иконостасу. Канонарх стоит возле регента, лицом к поющим. Регент управляет хором, а канонарх возле него канонаршит. Так регент может подглядывать в текст, для подстраховки.

Для человека, который желает приобщиться к богослужебной традиции Православной Церкви, ни язык, ни устав не могут стать препятствием

— Вы живете монастырем, службами… Сегодня часто человек, приходящий из мира в храм на службу, живущий по другим уставам и графикам, не всегда способен воспринять то, что звучит и происходит во время богослужения. Или это не так?

— Наверное, вы хотите акцентировать внимание на том, что некоторые жалуются, мол: церковнославянский язык малопонятен, потому и богослужение малопонятно.

Тем, кто у меня регулярно исповедуются, я советую ежедневно читать по главе из Евангелия на современном языке. И если человек прочитывает Евангелие по одному кругу, затем по второму, затем по третьему, таким образом несколько раз знакомясь с содержанием Священного Писания, то он легко переходит с современного языка на церковнославянский. В результате — читает Евангелие на церковнославянском без перевода и объяснений. А когда привыкаешь к речевым оборотам на церковнославянском, уже легче воспринимается и язык церковной службы.

Я считаю, что для современного человека, который желает приобщиться к богослужебной традиции Православной Церкви, ни язык, ни устав не могут стать препятствием.

В Киеве с 1988 г. открылось очень много храмов (почти в каждом микрорайоне), но наши монастырские храмы, несмотря на более продолжительное чем в обычных церквях богослужение, совсем не пустеют. И есть такие ревнители, которые специально идут в Лавру на службу — пусть даже рядом с домом стоит храм, чтобы поучаствовать именно в наших длинных службах и послушать именно наши песнопения.

Во все времена были ревнители, во все времена были ленивцы. Читаешь, к примеру, прп. Иоанна Лествичника — и понимаешь, насколько его духовные труды актуальны, несмотря на то, что они были написаны в VI-VII вв. Думаю, во все времена преподобные, да и простые обыватели, переживали те же проблемы, что и мы, и находили способы, как от этих проблем избавляться, как лечить свои души от страстей.

Казалось бы, в XIX в. тоже был упадок духа, но когда безбожники задали вопрос в кого верят люди, то получили твердый ответ: «Верим в Бога!». И верили до смерти крестной

— Попытки списать все проблемы на время были всегда.

— Да. Особенно ярким свидетельством для меня является Собор Новомучеников и Исповедников Русских ХХ века.

Казалось бы, в XIX в. тоже был упадок духа. Об этом говорили многие, св. праведный Иоанн Кронштадтский писал об этом. А когда безбожники задали вопрос в кого верят люди, то получили твердый ответ: «Верим в Бога!». И верили до смерти крестной.

Митрополит Владимир (Богоявленский) — первый иерарх Православной Церкви, который после революционных событий 1917 г. принял мученическую смерть за Христа.

— Вы считаете, что и в современном обществе найдутся люди, которые до конца будут верны Богу? Ведь сейчас тоже сложное время для Церкви.

— У лаврских монахов, которых изгнали из Лавры после её закрытия, существовало предание, что Киево-Печерская Лавра возродится. Некоторые всем сердцем, всей душой поддерживали это предание, даже слышал, что некоторые бывшие насельники составляли списки тех, кто вернётся, если Лавра откроется.

Но вот отец Спиридон скептически к этим надеждам относился. Он говорил: «Даже если Лавра откроется, то кто же придет в монастырь?» Но когда в 1989 году приехал в Лавру, то увидел большое количество молодежи — и плакал все время. «Откуда же в современном обществе, где людей воспитывали на идеалах коммунизма, взялась молодежь, которая захотела посвятить свою жизнь монашескому подвигу?» — говорил он тогда.

Батюшка был в таком умилении, постоянно об этом вспоминал, прямо восторгался молодыми насельниками Лавры. И видите — монастырь наполнился, слава Тебе, Господи! Богослужения совершаются, исповедуем, причащаем людей, паломники приезжают. Лавра — возрождается.

Конечно, бывают разные времена. Вспомнить хотя бы XVIII в. Некоторые императоры Российской империи, начиная с Петра I, как могли, громили монастыри. В особенно жестких условиях монастыри оказались при императрице Анне Иоанновне, в эпоху бироновщины, когда был издан Указ о пострижении только отставных солдат и вдовых священников. Представляете, что бы это был за монастырь, если бы постригали только бывших вояк – с телесными и особенно душевными язвами, как сейчас говорят, с посттравматическим синдромом? Наверное, это была бы эдакая банка с пауками, которые только и кусали бы друг друга. Так что нередко переживали монастыри тяжёлые времена, но, милостью Божией, возрождались.

В этом я тоже усматриваю проявление Промысла Божиего и удивляюсь: многие монастыри возводились, многие монастыри расцветали, хотя были и такие, что приходили в упадок, от некоторых и камня на камне не осталось, да что там камня — даже памяти не осталось...

Но насколько были великими молитвенниками прп. Антоний и прп. Феодосий Печерские, какой мощнейший «заряд» благодати Божьей они призвали на Лавру! Несмотря ни на какие гонения – ни на монголо-татарское иго, ни на латинские веяния, ни на советские репрессии, монастырь всегда возрождался. Просто удивительно!

Вы знаете, когда у меня спрашивают: «Батюшка, выбирать монашество или в мир идти?», — не знаю, что людям сказать, ведь в монастырь я пошел неосознанно. Я пришел в Киево-Печерскую обитель по зову сердца. Мне здесь всегда было хорошо, радостно и благодатно. Я, можно сказать, в монастырь не «пришел», а остался в нем. И каждый день благодарю Бога, что нахожусь здесь, а не где-то в другом месте.

На примере воздержания в пище мы учимся воздерживаться и от более серьезных поползновений

— Продолжается Великий пост. Отец Поликарп, у Вас есть духовные чада и среди монашествующих, и среди мирян. Отличаются ли меры поста для монахов и для мирян?

— Сперва давайте определим, что такое пост. Когда мы говорим о посте, то наша первая мысль — о перемене пищи. А на самом деле воздержание в пище является самым примитивным – тем, на чём мы учимся воздержанию.

В пост Церковь как раз и призывает человека научиться воздержанию. Воздержанию не только от продуктов животного происхождения, но и от страстей, особенно от таких, как гордость, эгоизм, раздражительность, гнев, злоба, жадность. Это те глубинные «звери» нашего сердца, которых нам нелегко «поймать за хвост».

На примере воздержания в пище мы учимся воздерживаться и от более серьезных поползновений. Поэтому пост необходимо рассматривать только в комплексе.

Ведь в остальное время мы можем попустить себе какие-то немощи — больше поспать, встретиться с друзьями, повеселиться и т.д. Но время поста объявляется Церковью для того, чтобы подтянуть свои духовные «вожжи», отстраниться от суеты, от пустой траты времени, больше сосредоточиться на общении с Богом, сосредоточиться на разглядывании себя в зеркале Евангелия. Чтобы, увидев себя изнутри, поняв, кто мы есть на самом деле, получить духовную пользу. Когда мы заглядываем в свою душу, рассматриваем свое сердце, спрашиваем свою совесть, то понимаем, почему именно нам плохо. Здесь я кому-то завидовал, а здесь я кого-то осуждал, а здесь «каменюку» злобы ношу в сердце.

И когда мы можем поставить себе диагноз, правильный диагноз, тогда мы и нужное «лекарство» можем найти себе, и излечиться от болезни можем. Вот это и есть самая главная задача поста.

А в отношении еды – это так, верхушка. Если всё же говорить о пище. Мы в монастыре как постимся? На первой седмице Великого поста в понедельник, вторник, четверг — сухоядение. В среду и пятницу — горячая пища, но без масла. А начиная с субботы — уже горячая пища с растительным маслом, но в среду и пятницу – без растительного масла. И так до Страстной седмицы.

На Страстной седмице: понедельник, вторник и среда – горячая пища без растительного масла, в четверг после Причастия – горячее блюдо с растительным маслом. В пятницу – воздержание целый день, по немощи — после выноса Плащаницы в 16.00 устраивается трапеза (к примеру, каша без растительного масла). В субботу тоже варенная пища без растительного масла, а на Пасху – разговляемся. Очень важно ограничивать себя и в количестве потребляемой пищи. Ведь и постной пищей можно объедаться.

Если человек желает проявить ревность, то пусть проявляет. Но желательно — под руководством и с рассуждением

— А сколько времени нужно уделять молитве?

— Этот вопрос подтверждает мои слова, которые часто повторяю: человеку, регулярно посещающему храм, жизненно необходимо иметь исповедного священника, который, зная обстоятельства твоей жизни, твое состояние физическое и душевное, благословляет и молитвенное правило, и устав поста.

Но мы знаем, что лучше, всё-таки, наблюдаться у одного лечащего врача. Цитируя премудрого Соломона, Авва Дорофей говорит «спасение во многосоветии», но потом от себя добавляет: «но не в советах многих». Это очень полезный совет, прожитый, выстраданный опытом аскетической жизни преподобного отца.

— Можно ли сказать, что богослужения, которые совершаются в Церкви во время поста, начиная с покаянного канона прп. Андрея Критского и заканчивая Пасхальной службой, дают человеку ориентир – как и сколько молиться, если нет духовного отца?

— Можно и так сказать. Если человек желает проявить ревность, то пусть проявляет. Помоги, Господи! Но желательно — под руководством и с рассуждением. Потому, что без рассуждения даже любить правильно — невозможно. 

Опубликовано: пн, 23/03/2015 - 11:02

Статистика

Всего просмотров 60

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle