Рассказ о книге, которая говорит

Последняя разборная скамейка выпрямила в коленях железные ноги и заняла привычное место в ряду своих сестер. Кажется, все готово. Доска, маркеры, лавки, несколько экземпляров Библии для возможных новичков... Да, все готово. Дима, преподаватель библейской приходской группы, вышел из храма, присел на старое бревно, потемневшее от недавнего дождя, и стал ждать людей.

Солнце, уставшее за день, клонилось к закату. Его сверкающий диск все более и более краснел, словно ему было стыдно оставлять город без света на всю ночь. “Хорошая погода”, — подумал Дима. Значит, люди должны быть. В прошлый раз шел холодный дождь, и третью главу Иакова пришлось обсуждать лишь с несколькими пожилыми прихожанками. Впрочем, Диме было не так и важно, много ли человек придет. Пусть даже и один — это уже исполнение слов Христовых: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф.18,20). А древние евреи еще до Христа говорили: “Если двое или трое собрались для изучения Закона, - Шехина (присутствие Бога) обитает среди них”. Или же так: “Шехина пребывает там, где всего лишь один человек занят чтением Торы…”

 

Удивительная закономерность

Евреи были правы, и в этом их правоту подтвердил Сам Христос. Но Дима и без древних евреев, по своему личному опыту, знал, что разбор слова Божьего с общиной есть таинство, пусть даже в нем участвует немного людей. Писание для того и предназначено — для чтения и обсуждения в общине. Блажен читающий и слушающий слова пророчества сего(Отк.1,3). Есть читающий, а есть слушающие. Разве это не о церковном чтении Библии? А библейские занятия — продолжение богослужения, объяснение читаемого за службой. Да и сколько раз было, что при обсуждении с людьми текстов Писания открывалось то, о чем и не думалось, и в толкованиях не находилось...

 

Дима взглянул на часы. Без двадцати шесть, есть еще время. Можно продолжить занимать мысленный эфир любимыми темами.

 

Да, Чаша плюс изучение Библии — это центр жизни общины. Есть удивительная закономерность между этими двумя таинствами. Там, где община собирается отдельно для разбора Писания, там люди причащаются часто. А в тех храмах, где библейские страницы открываются только во время богослужебного чтения, причастников мало. “Почему?” — спросил себя Дима. Наверное, потому, что Писание учит любить Христа, а Причащение открывает верные библейские смыслы.

 

Жажда

“Насколько же нужны сегодня такие катехизаторские школы?” — думал Дима. Нужны как воздух, как солнечное тепло. Только как важно, чтобы они концентрировались именно вокруг слова Божьего. Иных вариантов множество, и все они заведомо проигрышные. Просмотр православных фильмов, чтение житий святых, “духовные беседы”... Да, время проводится душеполезно. Но после всегда остается незаглушенная жажда, жажда познания слова Божьего. Отсюда и появляются блуждающие по всему городу люди, ищущие удовлетворения этой жажды, ищущие подробного разбора Писания. И как часто этот путь приводит их не в православный храм, а к протестантам, которым мы давно отдали пальму первенства в изучении Библии...

 

Если бы…

В глубине парковой дорожки появилась маленькая фигурка первого ученика. Дима узнал ее. Алевтина Петровна, пенсионерка. Дима сразу впустил Алевтину Петровну в свой мысленный мир, окутал размышлениями. Он вспомнил, что ее дочь недавно развелась с мужем. А ведь пару месяцев назад на библейских занятиях как раз обсуждался христианский брак — его цель, отличия от брака в язычестве и исламе. Как знать, может быть по-другому сложилось бы все у дочери Алевтины Петровны, если бы на этих занятиях присутствовала она сама, а не только ее, прилежная к учению, мама.

 

Если бы присутствовала... А если бы во всех храмах города были такие занятия, и общины были на них в полном составе? Это был бы настоящий перелом в жизни города, страны. Если бы узнал всякий православный человек библейское учение о посте, молитве, милостыне, труде, отношении к светской и церковной власти; о браке, воспитании детей, отношении к инославным; о проповеди Евангелия, об ожидании конца света, о Церкви, о Причащении и других таинствах... Как же изменилось бы все! Было бы совсем иное общество и другая жизнь. Если бы присутствовали...

 

Не печальтесь и не плачьте

Дима вспомнил любимое место из книги Неемии. Неемия пишет о том, как евреи, пережившие разрушение Иерусалима и семидесятилетнее вавилонское пленение, начали возвращаться в Иерусалим и восстанавливать город. И вот он, любимый Димой эпизод: “Когда наступил седьмой месяц, и сыны Израилевы жили по городам своим, тогда собрался весь народ, как один человек, на площадь, которая пред Водяными воротами, и сказали книжнику Ездре, чтобы он принес книгу закона Моисеева, который заповедал Господь Израилю. И принес священник Ездра закон пред собрание мужчин и женщин, и всех, которые могли понимать, в первый день седьмого месяца; и читал из него на площади, которая пред Водяными воротами, от рассвета до полудня, пред мужчинами и женщинами и всеми, которые могли понимать; и уши всего народа были приклонены к книге закона... И открыл Ездра книгу пред глазами всего народа, потому что он стоял выше всего народа. И когда он открыл ее, весь народ встал. И благословил Ездра Господа Бога великого. И весь народ отвечал: аминь, аминь, поднимая вверх руки свои, - и поклонялись и повергались пред Господом лицем до земли... И читали из книги, из закона Божия, внятно, и присоединяли толкование, и народ понимал прочитанное. Тогда Неемия, он же Тиршафа, и книжник Ездра, священник, и левиты, учившие народ, сказали всему народу: день сей свят Господу Богу вашему; не печальтесь и не плачьте, потому что весь народ плакал, слушая слова закона” (Неем.8,1-3; 5-6;8-9).

 

“Как изумительно, трогательно, красиво! Но, - думал Дима, - где же это все у нас, переживших, в духовном смысле, такой же семидесятилетний вавилонский плен? Где слезы, капающие на разогнутые страницы Писания? Где внятное чтение и присоединяемое толкование? Где уши, приклоненные к слушанию закона? Где понимание прочитанного? Нет этого. Не отсюда ли все наши беды, имеющие начало, но не обещающие конца?”.

 

Разбираться или не разбираться?

Так думал Дима, но он уже слишком хорошо знал, что далеко не у всех одинаковое мнение по этому вопросу. Он и сам когда-то недоумевал: нужно ли в Православии самообразование, изучение Библии, разбор вероучения, умение рассказать о своей вере? Один знакомый монах даже сказал ему: “Ты Символ веры знаешь? Так что тебе еще нужно?” Другой знакомый, старший церковный товарищ, имеющий влияние на Диму, вообще ужаснулся таким вопросам. Изучать? Разбираться? Да ты представляешь, как можно “заехать по части гордыни”? Ты что, профессором заделался? Не знаешь, что ли, что буква убивает,и знание надмевает (2Кор.3,6; 1Кор.8,1)? Старцев надо читать и учиться смирению. А с такими мыслями вообще на исповедь надо!

 

С этими недоумениями Дима все-таки пришел на катехизаторские курсы в известный монастырь. Все сомнения улетучились на первой же лекции, когда в аудиторию быстрым шагом вошел сухенький о.Василий и сказал: “Здравствуйте, дорогие братья и сестры. Мы собрались здесь с вами для того, чтобы приобрести православное мировоззрение…” А дальше последовали годы учебы и общения, лучшие годы в Диминой жизни. Православие открылось с новой глубиной, и в жизни появился новый смысл — познание слова Божьего и проповедь его другим людям.

 

Часы показывали без пяти шесть. Люди продолжали подходить, постепенно заполняя храмовую площадку. Обсуждался утренний дождь, красное от жары солнце. Дима здоровался, улыбался, отвечал на вопросы... Через пять минут община соберется над бесценными страницами Книги Жизни, и Христос невидимо встанет между людьми, благословляя всех, любящих Его слово. Книга заговорит, семя слова Божьего опустится в сердце. Опустится для того, чтобы непременно прорасти и принести плод: в тридцать, в шестьдесят, в сто крат. Чтобы очистить, наполнить, умудрить, вылечить, укрепить. Чтобы войти через уши, навести порядок внутри — и вновь родиться в мир через уста проповедников Христовых.

 

Теги

Опубликовано: вт, 11/08/2015 - 16:07

Статистика

Всего просмотров 39

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle