Тайный узник крепости Ревель. Почему Православная Церковь чтит его?

12 марта наша Церковь чтит священномученика Арсения (Мацеевича), митрополита Ростовского (+ 1772 г.), чья личность и жизненный путь до сих пор вызывают неоднозначные суждения у исследователей и историков.  Владыка действительно был человеком неординарным, неугодным тогдашней власти, но очень любимым простым народом, который еще при жизни почитал его как страдальца.

26 февраля (по ст. стилю) 1772 года в один из казематов Ревельской крепости по требованию заболевшего узника и по разрешению тюремного начальства был вызван священник для принятия исповеди и приобщения Святых Таин. Со священника предварительно взяли подписку о том, что до конца своей жизни он никогда и никому не расскажет о событиях этого дня. Когда разобрали стену для доступа к заключенному, священнослужитель вошел в камеру и тут же сразу выскочил из нее. «Мне сказали, что нужно исповедать и приобщить преступника, а передо мною архиерей на коленях во всем своем облачении», – сказал он охраннику. Когда они вдвоем вернулись в каземат, то увидели, что на лежанке находится изможденный старый арестант. Он сказал духовнику, чтобы тот не смущался увиденным и что перед ним не архипастырь, а недостойный раб Божий Арсений, которому через несколько дней надлежит предстать пред Лице Небесного Владыки. Умирающий узник отдал на память священнику свой молитвенник с надписью: «Смиренный митрополит Ростовский Арсений». Через два дня невольник Ревельского замка, известный тюремщикам под прозвищем Андрей Враль, которого под большой секретностью охраняли в течение пяти лет, преставился.

Священномученик Арсений (в миру Александр Мацеевич) вошел в историю Русской Православной Церкви как один из самых ярких противников Церковной реформы, начатой  Петром I и завершенной Екатериной II. Как известно, результатом этой реформы стал полный административно-финансовый контроль над деятельностью Церкви, упразднение Патриаршества, изъятие церковных владений, значительное уменьшение численности (до 4/5) монастырей, духовенства и монашества, ограничение свободы Церкви и ослабление Ее влияния на общество и просвещение народа. Владыка Арсений был не просто неугоден власть имущим, его боялась сама императрица Екатерина Великая, потому что он как пастырь, выступавший открыто и бескомпромиссно против беззаконных действий в отношении Церкви, мог воздействовать на умы народа. Ни суды, ни ссылки, ни заточение не смогли заставить его поменять свои убеждения. Он терпеливо и безропотно донес до самого конца свой крест, никогда не пытаясь повлиять на смягчение своей тяжелой участи. Незадолго до своей кончины владыка выцарапал на стенах каземата, в котором был замурован, слова: «Благо, яко смирил мя еси, Господи!» (Пс. 118:71). Итогом жизни священномученика Арсения стало полное смирение перед властью и судом Того, в Кого он ревностно верил и Кому преданно служил всю свою жизнь.

Митрополит Арсений родился в семье священника в 1696 г. (по другим данным – в 1697-м) в городе Владимире-Волынском. Семья его по происхождению принадлежала к западнорусской православной шляхте. Образование он получил в Киевской духовной академии, по окончании которой принял монашеский постриг. После рукоположения был назначен экзаменатором ставленников при Московском синодальном доме. В его обязанности входило осуществлять испытания лиц, готовящихся к принятию сана священника или диакона. Как экзаменатор будущий владыка был очень строг. В 1734 году он отправляется в камчатскую экспедицию в качестве ее члена для совершения служб. Перед отъездом Арсений какое-то время проводит среди раскольников-старообрядцев в Соловецком монастыре, увещевая их и пытаясь наставить на путь истинный. Экспедиция оказалась не очень удачной и вернулась назад через три года. Непродолжительный период владыка жил в Петербурге. Затем был назначен митрополитом в Тобольск, а через год переведен на древнюю Ростовскую кафедру. При императрице Елизавете Петровне стал членом Священного Синода, однако отказался приносить установленную для членов Синода клятву, объясняя это тем, что в тексте указано на императрицу как высшую инстанцию церковной власти. Священномученик считал, что это неверный пункт, потому что Высшим Судьей и Главой Церкви может быть только Христос.

В Ростове священномученик Арсений занимался духовно-административными делами епархии и обустройством учебных заведений, вел просветительскую деятельность среди раскольников и иноверцев, поучал простой народ. Имея характер весьма противоречивый, но твердый и независимый, митрополит Арсений не терпел расхлябанности и недобросовестности в исполнении обязанностей среди своих подчиненных, поступая с ними порой жестко. Но при этом современники вспоминали его как человека одновременно и справедливого, и милосердного, особенно в отношении врагов, попавших в трудные обстоятельства. Когда на престол взошла Екатерина II, положение владыки изменилось. Императрица с самого начала невзлюбила непокорного митрополита, который то и дело выступал против политики государыни, нарушавшей права церковной собственности и унижавшей духовенство. Он писал протесты за протестами в Синод, пытаясь отстоять имущество Церкви и выказывая свое негодование по поводу вмешательства светских людей в духовные дела. В довершение всего владыка Арсений, произнося анафему в Неделю Торжества Православия, добавил к обычному чиноположению «анафему обидчикам церквей и монастырей».

После этого поступка в Синоде по распоряжению Екатерины II было назначено слушание по делу Ростовского митрополита. Владыку распорядились доставить в Москву. Уже тогда у священномученика Арсения начал проявляться дар прозорливости, которым потом он не раз удивит окружающих. Владыка предвидел, когда за ним приедут, и предупредил заранее своего келейника. Состоялись заседание Синода и суд над владыкой, во время которого Арсений безбоязненно обличал правительство и саму императрицу. Его присудили к лишению архиерейского сана и хотели передать светскому суду за оскорбление Екатерины II. Светский суд должен был вынести смертный приговор. Но его заменили на ссылку.

В день публичного снятия сана и разоблачения митрополита в Крестовых патриарших палатах было везде такое количество народа, что солдаты не смогли всех разогнать. Простые верующие любили владыку и сочувствовали ему. Существует воспоминание, что во время разоблачения Арсения он предсказал каждому из архиереев, участвовавших в этом действе, их дальнейшую судьбу. И все эти предсказания со временем с точностью исполнились. Владыку отправили в Николо-Корельский монастырь Архангельской епархии с приказом местному архиерею держать ссыльного под крепким надзором и караулом. Однако архимандрит и вся братия обители продолжали почитать Арсения как архиерея, считая мучеником за правду. Но и в монастыре нашлись свои доносчики. Настоятель монастыря часто посещал владыку и вел с ним различные духовные беседы. Во время одной из таких бесед присутствовал посторонний. Митрополит Арсений неосторожно высказал свое мнение по поводу какого-то политического вопроса. В столицу сразу же полетел донос. Он стал еще одним поводом для составления очередного дела против священномученика о его политической неблагонадежности и окончательной расправы над ним. В этот раз Арсения лишили монашеского чина и, переименовав его в Андрея Враля, навечно отправили в каземат Ревельской крепости. Казнить власти его не решились, потому что простой народ, как писала сама Екатерина Ревельскому коменданту, почитал его за святого. И этому были свои причины. В поступках священномученика никогда не было ни лицемерия, ни подобострастности. Он выступал открыто, без хитрости, следуя своим убеждениям и отстаивая интересы Церкви и вверенной ему паствы. Он пожертвовал собой, вменяя себе самому в обязанность говорить громко о том, о чем молчали все остальные, за что и пострадал. А потому верующие еще при жизни чтили его как ревностного поборника Православия. Сохранилось одно повествование, в котором упоминается, что когда владыку перевозили в ссылку, то по дороге он упросил, чтобы ему позволили зайти в ближайшую церковь для исповеди и причастия. В конце обедни, когда открылись Царские врата, присутствовавшие в храме прихожане вдруг увидели священномученика во всем его архиерейском облачении, которого на самом деле на нем не было, у престола. Приобщившись Святых Таин, он принял свой прежний вид.

Священный Собор РПЦ 1917–1918 гг. восстановил митрополита Арсения в святительском достоинстве, а  Юбилейный Архиерейский Собор РПЦ в августе 2000 года причислил его к лику святых.

Валентина Новикова (Чернышева)
 

Теги

Опубликовано: чт, 12/03/2020 - 16:38

Статистика

Всего просмотров 1,940

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle