Как связать театр с физикой, или Размышления о смысле жизни в современном мире

Пара последних рядовых и, в принципе, не связанных между собой событий моей жизни привели к определенным размышлениям, которые и вылились в нижеследующий текст.

Первое, о чем хотелось бы вспомнить, – это спектакль «Фальшивая нота», поставленный Национальным академическим театром русской драмы имени Леси Украинки по одноименной пьесе французского режиссера Дидье Карона. Попал на него я совершенно неожиданно, но не жалею об этом ни капельки. Сюжет спектакля я раскрывать не стану, так как не хочу портить будущие впечатления тех, кто, читая этот текст, возможно, еще на него сходит. Отмечу лишь тот факт, что после этого произведения театрального искусства просто не хочется ни с кем говорить как минимум минут тридцать-сорок, нужно спокойно обдумать все увиденное.

Однако же, дабы продолжить размышления, нужно сказать, что в спектакле была затронута тема тех зверств и страданий, которые происходили в концлагере «Аушвиц», для нашего слуха более известного как «Освенцим». Так вот, один из главных героев – еврей Динкель – с дрожью в голосе кричал, что Бога нет, а если Он и есть, то «руки» у Него «по локоть» в крови. Надрыв этот тяжел и понятен, и, конечно же, реально связан он не с отрицанием реальности Бога как такового, а с непониманием того, как любящий Творец, если Он все же существует, мог допустить те страшные страдания, через которые прошли заключенные лагерей смерти. Это непонимание страждущей и надломленной испытаниями души нередко перерастает в обиду на Бога, хотя в глубине своего «я» такой человек все же надеется отыскать в себе силы для того, чтобы поверить в благого Отца Небесного как Единственного, Кто способен его утешить.

Скептически настроенный зритель, сидящий где-то в зале, в указанном утверждении еврея Динкеля, безусловно, усмотрит лишь подтверждение своего скепсиса и, образно говоря, всякому верующему сможет «ткнуть»: мол, смотри, я же говорил, что нет никакого Бога, что ты теперь скажешь, где был твой любящий Творец, когда в газовые камеры, набитые людьми, пускали «Циклон Б» и творили прочие зверства? Подобного рода вопросы – это некая, если можно так выразиться, онтологическая близорукость. Именно такой секулярный, атеистический взгляд, при всей своей яркой спесивости, унижает достоинство человека, и вот почему…

Давайте предположим, что Бога действительно нет, что мы лишь продукт слепых эволюционных сил природы и не более. Мы врываемся в эту жизнь из небытия, страдаем, радуемся, боремся, переживаем для того, чтоб в итоге, сломленные болезнью, старостью или другим таким же «борцом», вернуться назад в небытие, для того чтоб все равно все закончилось сырой могилой и червями. Атеистический взгляд предлагает нам мужественно принять это положение как аксиому, как бытийственную данность, как единственную «цель» всех человеческих устремлений, как жестокую, но «правдивую» реальность, однако при этом даже не замечает, что в таком внутреннем противопоставлении как раз и проявляется некая «инородность» человеческой природы материальному миру, ощущение того, что человек – это нечто большее, чем просто биологическая, мыслящая «машина».

Но попробуем забыть о сердце и душе, а все «бразды правления» нашей жизни отдадим «сухому» и надменному разуму… Что тогда получится? Если Бога нет, если нами управляет, как говорил Докинз, «эгоистичный» ген, то и вину за газовые камеры, за ядерные бомбардировки и прочие «гуманные» и откровенно изощренные орудия убийства переложить не на кого, вина лишь только наша.

Эгоцентричность устремлений современного общества, восприятие гордости не как порока, а как добродетели привело к тому, что даже в ужасах, совершенных «просвещенными» людьми ХХ века, никто не видит глубины греховной пораженности человеческой природы, а соответственно, необходимости веры в Искупителя. В СМИ, кинематографе, программных документах трансгуманистов и конкретных действиях отдельных научно-технических корпораций и ученых можно видеть довольно активное распространение мифа о прекрасном и безоблачном будущем человечества, когда болезни, голод, энергетические, экономические, социальные проблемы и даже смерть будут преодолены. Но такая мифология может быть построена лишь на убежденности в возможности постоянного поступательного развития человечества, в то время как даже ближайший исторический опыт говорит нам об обратном.

В атеизме человек действительно мельчает, и только религиозное мировоззрение позволяет, как писал Семен Франк, «регистрировать» объективную реальность не в одной лишь рассудочной форме, но и «испытывать его [опыт] как нечто непостижимое, таинственное и священное». Весь богатейший внутренний опыт человеческого бытия скептик одним «росчерком пера» маркирует как эмоциональную иллюзию, субъективное психологическое состояние, даже не подозревая, что такая позиция еще сама требует обоснования. Обессмыслив материальное существование, атеист все равно интуитивно продолжает искать в нем хоть какой-то смысл. Недаром ведь уже покойный Стивен Хокинг незадолго до своей кончины заявил, что в человеческой жизни не было бы никакого смысла, если бы не наши близкие и родные.

Но мы ведь прекрасно понимаем, что и все те, к кому мы так привязаны сердцем, тоже умрут. А что дальше? Ради чего тогда жить, бороться и терпеть? Лоббисты программ по активному развитию и использованию искусственного интеллекта и оцифровки человеческого сознания сулят нам освобождение от тяжелого физического труда, кибернетическое бессмертие, «духовное» и творческое развитие, космические путешествия и познание удивительных миров нашей необъятной Вселенной. Звучит все это, конечно, заманчиво, но только если, опять же, обессмыслить жизнь, а все устремления направить на получение (эстетического, интеллектуального или грубого физического) удовольствия в ближнесрочной перспективе.

Поясню свою позицию на основании второго недавнего события, о котором я сказал вначале. Как это обычно бывает, отвлекшись от выполнения конкретных рабочих задач, я зашел на любимый портал Naked Science и наткнулся на интервью, данное этому изданию одним из ведущих космологов современности Шоном Кэрроллом. Не вдаваясь в подробный анализ затронутых в статье научных теорий и рассуждений, нужно отметить, что одной из фундаментальных проблем сегодняшней физической космологии является вопрос о том, чем же закончится Большой взрыв? Так вот, если обобщить теоретические выводы, озвученные Шоном Кэрроллом, то ответ можно свести к одному слову – ничем! Ничем в самом буквальном смысле. Уточним: звезды погаснут, «черные дыры» постепенно «съедят» всю оставшуюся материю, а затем и они рассосутся, и останется лишь бесконечно расширяющаяся пустота. Как сказал один мой знакомый священник, при таких перспективах остается только пойти и повеситься.

Попробую сделать вывод, увязав в одну мысль все вышесказанное. Атеистическое, секулярное мировоззрение декларирует ту мысль, что в мировом зле виноват Бог, при этом даже не замечает, что если Его нет, то и вину не на кого спихнуть. Все зло было совершено не Божественными, а человеческими руками. Такой подход полностью обессмысливает страдания миллиардов и миллиардов людей, предлагая им съесть «чечевичную похлебку» в виде мужественного принятия той идеи, что все действительно бессмысленно, ведь мы просто случайный продукт слепых сил природы. Жизнь мира и человека началась из ничего, ничем она и должна закончиться. Однако же все, начиная с физиков и заканчивая философами и журналистами, кто предлагает нам принять позицию этого мировоззренческого суррогата, даже не замечают (или не хотят замечать) безнадежную «тупиковость» и весь тот ужас, который он в себе таит.

Христианство же в свою очередь говорит нам о том, что все описанные проблемы находят разрешение в Боге, воплотившемся и вочеловечившемся «нас ради человек и нашего ради спасения». Как правило, самые большие страдальцы являли миру самый большой подвиг веры, ведь только в Спасителе мира человеческая душа обретает подлинное упокоение и смысл своего существования.

Протоиерей Владимир Долгих

Опубликовано: чт, 27/02/2020 - 11:15

Статистика

Всего просмотров 1,389

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle