Мови

  • Русский
  • Українська

Певица Яна Соломко: о материнстве, Церкви и общении

Тіло

Среди людей искусства, а также среди известных спортсменов, политиков, учёных немало верующих людей. Чаще всего мы получаем информацию о публичных людях из той области их деятельности, где они достигли успеха. На тему религии не принято говорить на каждом углу, это сфера личных взаимоотношений человека и Бога, но поделиться с единоверцами мыслями о самом главном всегда полезно. В этой рубрике мы продолжаем беседу с православными христианами о своей вере, о том, как известные люди ищут ответы на извечные вопросы, что привело их к вере. Такие рассказы являются искренними и глубокими, они завораживают даже больше, чем истории успеха.

 

В один из июльских дней на территории Киево-Печерской Лавры мы встретились с украинской певицей Яной Соломко и провели интересную беседу.

– Яна, Вас знают в Украине не только как певицу, но и участницу телевизионных проектов, ведущую. Что больше всего захватывает Вас как творческого человека, что есть хобби, работа, а к чему больше лежит душа?

– С восьми лет я посвящаю жизнь пению. В свое время окончила Киевский институт музыки им. Р. М. Глиэра, была преподавателем вокала, учила деток, и пение для меня – это всё. Некоторое время назад я дошла до финала песенного конкурса «Голос Турции», где добилась большого успеха и получила признание судей и зрителей. Если говорить еще о международном опыте, то можно сказать о проекте «Американский шанс», который значительно изменил мою жизнь. Я тогда вошла в пятерку лучших вокалисток, которые составили герлзбенд под названием Glam. Потом было сотрудничество с продюсером Натальей Могилевской в группе REAL О, и уже после этого я занялась сольной карьерой.

В телевизионном проекте «Зважені та щасливі», где люди с серьезными проблемами веса стараются похудеть и быть здоровыми, оказалось, что я могу быть не только участником певческих конкурсов и концертных программ, но и вести проект. Очень этого боялась, но научилась, хотя это был невероятно тяжелый проект и нереально сложный опыт. Я настолько прониклась человеческими трагедиями, но когда это касается судеб людей, то понимаешь, что делаешь и стараешься помочь им изменить свою жизнь в лучшую сторону. От этого, конечно, становится гораздо легче, и такая мотивация придает силы.

Последние три года воспитываю дочку, не хочу оставлять ребенка ни на кого, и в данный момент я певица в декрете. (Смеется). Планирую продолжать заниматься главным в жизни – пением, а если будет возможность после длительного отпуска поработать на телевидении, то к таким предложениям открыта.

– Недавно Вы сказали в интервью, что на данном этапе для Вас самым важным приоритетом является дочь. Материнство сильно изменило Яну Соломко или Вы изначально были готовы к нему?

– Как вижу теперь, изменило. Я не могу никому доверить дочку, кроме мужа и своей мамы, поэтому я не смогла, как некоторые публичные люди, сразу после родов заняться своими делами. Они рожают, очень быстро выходят из декрета, потом детей распределяют к няням и продолжают дальше петь. Ведь шоу-бизнесом нужно заниматься 24 часа в сутки. Поэтому я пожертвовала этим ради близости с дочерью, и для меня, конечно же, дочка 100 % самое главное. Я считаю, что детей до определенного возраста должна укладывать мама – самый близкий человек, а затем уже можно продолжить и карьеру, бизнес и т. д. Вот сейчас я уже готова вернуться на сцену. Мне кажется ошибкой оставлять детей на нянь, но это мое личное мнение. Когда у моих знакомых или друзей дети болеют или им плохо, то они бегут к няне, а не к маме. Я бы этого вообще не пережила. Поэтому я такого не хочу, сей час главное только дочка Кира.

– Нынче такое время, что материнство уходит на второй план, отодвигается на потом, а в молодости нужно пожить для себя. Этой позиции придерживаются многие. Вы прекрасно разрушаете стереотипы. Можно быть молодой красивой и мамой, быть счастливой. Замечаете ли в современном мире некий отход от семейных ценностей и христианского понимания брака?

– Да, конечно, есть отступление и достаточно сильное. Девочкам и девушкам иногда кажется, что до 35 лет нужно тусить, мол, всегда успеем и зачем нужна семейная жизнь и дети. Моя семья не была полной, я жила без отца, и мне всегда хотелось в будущем иметь хорошую крепкую семью, до конца жизни быть с одним мужем, родить детей. Я не знаю, как можно не хотеть детей или откладывать на потом? Наоборот, сначала лучше родить, а потом уже продолжать строить карьеру, ведь далее все намного сложнее будет, да и рожать сложнее. А все как-то расслабились.

– Кстати, по поводу семейных ценностей. Вы же из с. Чутово Полтавской обл., а там есть памятник, посвященный семье, он был первый, сейчас их всего несколько в Украине.

– Помню такой, папа с мамой и двое деток. Памятник стоит в парке, который находился в запущении 30 лет, а теперь на моей малой родине наводится порядок, понемножку все начинает подниматься, вскоре парк должны открыть. 

– В сети есть фотография с крестин Вашей дочери, где Вы с закрытыми глазами обнимаете малышку сразу после купели. Это искренний снимок. И что интересно, под ним было более 10000 лайков. Дело не в количестве, а в том, что многие люди поверили Вам. Это можно расценить и как молчаливую проповедь и посыл к тому, чтобы люди задумались о важном…

– Меня очень радуют моменты, когда я выставляю такие вот настоящие фотографии, хотя я вообще скромный человек. Меня даже муж не понимает, говорит, что я и публичная жизнь – это два разных мира. Если бы я не пела, то, скорее всего, не была бы публичным человеком, а так, наверное, сложились обстоятельства в жизни, что приходится быть на виду. Мама моя очень хотела видеть меня на сцене, я сама к этому очень долго шла и теперь имею определенную известность. Но на самом деле мне, как и любой женщине, хочется находиться в своем гнездышке, чтобы было спокойно, тепло и уютно. Иногда я выставляю фотографии из частной жизни в силу своей профессии, и люди хорошо реагируют, они, конечно, чувствуют, т. к. указанный случай с крестинами – это более чем искренно, всех эмоций не передать. Данное фото, кстати, мы сделали здесь, в Киево-Печерской Лавре в храме Рождества Богородицы.

 

– Процитирую Вас: «Я считаю, что каждая личность должна воспитываться с рождения неразрывно вместе с Церковью.... В наше время слишком много ложных ценностей окружают нашу жизнь... Дай Бог каждому из вас встретить наставника, человека, который сможет ответить на ваши вопросы, сможет помочь вам стать ближе к Богу». У вас есть такой наставник или авторитетный человек в церковных кругах?

– Теперь с радостью могу сказать, что такой человек есть, и это о. Виктор (прот. Виктор Иващук. – Прим. ред.). А раньше никогда не было. Хотя в детстве моя преподаватель музыки по фортепиано в Чутово была верующей, помогала в церкви. Она мне очень много рассказывала о Церкви, отвечала на вопросы, делилась опытом. У моей мамы, возможно, не хватало на это времени, у нее очень сложная жизнь тогда была, нужно было прокормить семью. И Валентина (так звали преподавательницу) передала мне очень важные вещи о Церкви.

У нас в Чутово была маленькая церквушка, но я помню себя уже в трехлетнем возрасте на Пасхальной службе, когда всю ночь стояла вместе со всеми, а потом святили с мамой куличи. Мне было очень тяжело, но я всегда старалась выстоять до конца. Такие детские воспоминания, конечно, греют душу, память о празднике, горящих свечах в храме…

Наставника-священника в юности не было, а сейчас, если мне плохо, я могу обратиться к о. Виктору. И больше всего я рада тому, что он крестный моей дочки Киры и что теперь у нее будет такой помощник и наставник, к которому она может всегда прийти и спросить совета.

Нужно общаться друг с другом, и в дружеских отношениях, и в семейных, с Богом говорить.

– Есть ли у Вас духовная поддержка среди знакомых, насколько они разделяют христианские убеждения?

– Я расстроена, потому что немногие люди меня понимают. Я всегда призываю знакомых пойти в храм, но пока таких единицы. Я и сама не так часто причащаюсь, к сожалению, но стараюсь Киру привести в храм на большие церковные праздники. Мне грустно от того, что Церкви мало в жизни людей. Надо стараться, очень стараться всем нам, чтобы не несколько человек на сотню имели веру, а чтобы все стремились к Богу. Нужно объединяться в этом, чтобы было много общего: христианские ценности, страх перед Богом. Люди же забывают об этом, живут себе, не задумываясь о главном.

– В Украине уже 26 лет существует церковный раскол. Какое Ваше мнение относительно этого?

– Мы недавно были на воскресной службе, после Причастия вышли на улицу и разговаривали с о. Виктором. Рядом проходил какой-то мужчина и с неприятным напряжением спросил, это Московский или Киевский патриархат. Все, что сейчас происходит, считаю неправильным, не должно так быть. Бог у нас у всех один, а верующие стали чуждыми друг другу. Слава Богу, всю жизнь я была прихожанкой Украинской Православной Церкви, которую называют Московским Патриархатом, и не вижу в этом проблемы. В этой Церкви меня крестили, здесь крестили мою дочку. Весь негатив связываю с политикой, что вообще людям не нужно.

– Вы публиковали фото в храмах и монастырях. Есть какой-то особый храм, куда Вы чаще всего ходите?

– Да, чаще всего езжу в Голосеевский монастырь. Не знаю почему, но, сколько себя помню в Киеве, всегда прихожу к матушке Алипии. Для меня это какое-то особенное место. Во все важные моменты в жизни и когда мне бывает больно и тяжело, я всегда прихожу к ней. Верите или нет, но помощь приходит, как и к маме моей (у нее было столько проблем с ногами, вообще со здоровьем). Мама книги читала про святую и столько мне интересного о подвижнице рассказывала…

 

– Бываете в Киево-Печерской Лавре?

– Реже, но бываю. Она не всегда по пути, да и тяжело с маленьким ребенком, а Голосеевская пустынь – особенное место для меня, не из-за того, что ближе к дому.

– Каждый по-разному приходит или возвращается к вере. У кого-то это сложный момент в жизни, у кого-то радостное переживание, может быть, даже чудо. Ведь вера детская и вера взрослого человека разные, и человек постоянно делает свой выбор. Есть ли такие моменты в жизни у Вас и что дало толчок к действию?

– У меня случилось горе в семье, и после этого я больше стала ходить в церковь. Был особенный период в моей жизни, когда хотелось каждый день приходить и разговаривать с Богом, но об этом я не могу говорить. К сожалению, мы приходим к Богу тогда, когда нам становится плохо. И это понятно. А вот когда нам хорошо, то почему мы не идем в церковь, не благодарим Бога? Часто задумываюсь над этим, но ведь так нельзя. Только некие люди, когда им радостно, благодарят Создателя. Я перед сном читаю молитвы и сама себя спрашиваю, почему ты раньше чаще ходила молиться, когда тебе было плохо? Надо, конечно, менять такое отношение и за каждый день благодарить Творца.

– Продолжим тему материнства и корней. Было удивительно узнать, что фамилия Ваших предков совсем другая – Соломон…

– Действительно, моего прадедушку звали Авраам. В память о нем чудом остался только маленький документ, уже в виде тряпочки. В период опасности он убегал и поменял фамилию на Соломко. Его даже записали в церкви в Мисюровке, но она потом сгорела. Я всегда знала, что у нас корни не украинские, но в нашей семье эту тему не поднимали. А для меня это так важно!

– Нет ли желания посетить Святую Землю, Иерусалим? К слову, моя знакомая попала недавно в Польшу, у нее польская фамилия, и, по ее словам, она попала в свою страну, гены сработали, что ли..

– Я совершила паломническую поездку по Святой Земле три года назад с матушкой из симферопольского монастыря Святой Троицы. Мы находились там почти две недели перед праздником Крещения Господнего, было очень тяжело, но чувство радости не покидало меня, я испытала потрясающие чувства. С 6 утра до ночи ездили по Израилю, и это паломничество было очень насыщенным. Я хочу еще раз туда вернуться, а моя мама, кстати, почувствовала связь с этой землей еще сильнее, по ее словам, она могла остаться там жить.

– Ваша история со стороны может показаться сказочной, съемки, клипы, концерты, проекты, почитатели, достаток и т. д. Многие этого хотят, но волшебной палочки не существует. Ваш путь в столицу из села на Полтавщине тоже был непрост, не так ли?

– Ну, конечно. Да и сейчас ничего простого нет. У меня была достаточно сложная жизнь, и к этому моменту я шла очень долго. Некоторые могут сказать, что все дело в помощи мужа, но это не так. До замужества я очень много работала и зарабатывала своим трудом, но я об этом стесняюсь говорить, да и зачем мне что-то доказывать. Надеялась на себя и обеспечивала всю свою семью, перевезла ее сюда. Мы с группой много работали, было много концертов, и поэтому я себя чувствовала самодостаточной. В 13 лет приехала сама в Киев: мама меня отправила учиться на всеукраинский фестиваль «Червона рута», при котором была школа – мастерская. Мама со слезами провожала меня на автобус. Мне было сложно. Каждый день плакала, мы созванивались. Вспоминаю, как мама  зимой насобирала копеек, чтобы заказать переговоры на почте и позвонить мне. Мой младший брад Давид так хотел эти монетки нести, но когда ехал на санках, то деньги уронил в снег и потерял. И тогда они мне один день не позвонили. Я очень переживала и плакала, тогда не было еще мобильных. Я ведь знала, что каждый вечер мне звонит мама, а в этот раз не позвонила. И мама с Давидом тоже плакали, они искали весь вечер эти деньги. И таких историй много в моей жизни. Помню, как  я на свой день рождения в 8 лет заработала 5 гривен на концерте, в 10 лет кукурузу продавала, а в 13 лет – квас на каникулах в Харькове. Мне было безумно стыдно, но я очень хотела съездить на море в Геническ, поэтому с малых лет поняла, если чего-то хочешь – иди и работай.

–  У Вас есть композиции в различных стилях, и народная музыка, и ритмичные современные, лирические, а не пробовали себя в церковных песнопениях?

– Мы недавно были на дне рождения о. Виктора с девочками из церковного хора и договорились о записи церковной композиции. Планируем сделать это к большому празднику, к Рождеству, я хочу спеть в храме. Возможно, в Лавре запишем видео, чтобы было красиво и душевно.

– Долгие годы Вы поддерживали общение с людьми в сети, а потом резко сделали эксперимент и перестали вести страничку. Какой вывод сделали для себя? Можем ли мы, современные люди, признаться себе, что у нас есть интернет-зависимость?

– У нас есть зависимость, безусловно. У меня нет особой привязанности, потому что это часть  моей работы, не более того. В соцсетях  мне всегда с людьми хочется делиться какими-то мыслями и вести их за чем-то хорошим. Если бы не было такой цели, то зачем тогда социальные сети нужны?

Вот какие сейчас ценности? Живут девочки «Инстаграмом», смотрят чужие фотографии, а потом у них депрессии случаются, даже бывает, что трагически жизнь заканчивают. Недавно узнала, что некоторые девушки берут в аренду одежду, цветы и т. д., чтобы выставить красивую картинку для других. А некоторые сидят в селах, к примеру, как и я (ведь выросла в селе), видят это все и расстраиваются. Не дай Бог подростку поддаться зависти или впасть из-за этого в депрессию. И мне жалко девушек с печальными историями жизни. Из окон выбрасываются, алкоголь употребляют… Это очень страшно, потому что они живут в «Инстаграме». Им кажется, что они толстые, что у них некрасивая или бедная одежда, что у них не такая семья, хотя на самом деле семья может быть и хорошая, но они замечают, что у кого-то лучше. Молодежь видит только картинку. И мне так хочется это изменить, поэтому я часто в своих постах говорю об иллюзиях. Надо жить своей настоящей жизнью, надо делать свою жизнь лучше, стараться помогать людям.

 

– Два полностью противоположных проекта, в которых Вы участвовали: в одном телевизионщики рисуют сценарии и провоцируют людей на скандалы и ссоры (хотя, по признанию зрителей, Вы были приятным исключением), а второй направлен на помощь людям с избыточным весом. Это правда, что Вы расплакались в кадре в момент записи программы «Зважені та щасливі»?

– Наше телевидение направлено и на то и на другое одновременно, все перемешано, впрочем, как везде в нашей жизни. И в некоторых шоу режиссеры стремятся вытащить весь негатив из людей, что-то преувеличить. Мне это, конечно, не нравится, но без этого телевидение не обходится. А плакала я потому, что там реальные истории из жизни, нет слов. Послушаешь, как люди прожили жизнь и почему они на проекте, сочувствуешь и переживаешь вместе с ними. К примеру, 35-летняя девушка без детей, у нее нет личной жизни, она отдает все силы своей маме, в какой-то момент стала поправляться на нервной почве, отказали ноги, а до этого была красивой и худенькой. Таких историй много, их все воспринимаешь близко к сердцу.

– Мы можем каждый день просить Бога, но если бы вопрос исходил от Него, что попросили бы?

– Мира, здоровья и спокойствия для самых родных. Я была бы спокойна, и тогда можно двигаться дальше.

–  Вы родились в июле, встретили своего будущего супруга в июле и дочку крестили в июле. Для Вас это очень удачный месяц...

– …Еще 7 июля был праздник Рождества Иоанна Предтечи, а я в крещении – Иоанна.

– От редакции «Православная Жизнь» хотим искренно поздравить с недавним Днем рождения и Днем Ангела и пожелать Вам почаще чувствовать себя счастливой, в окружении близких и друзей! Творческого Вам вдохновения! Пусть Господь хранит Вас и Вашу семью!

– Спасибо!

Беседовал Андрей Герман

Опубликовано: пн, 06/08/2018 - 17:02

Статистика просмотров

Всего просмотров: 1,459
За сутки: 1
За два дня: 1
За последний час: 1

Автор(ы) материала

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle