Мови

  • Русский
  • Українська

Как светский художник стал писать иконы — рассказывает иконописец Ростислав Моцпан

Тіло

«И подумать не мог, что сам стану писать иконы» — художник-иконописец Ростислав Моцпан рассказывает свою историю.

 

Около 30 икон и мозаик представила мастерская-школа иконописи «АССИСТ» из Винницы на Всеукраинской выставке православных икон, открывшейся в галерее «Соборной» в день празднования Торжества Православия.

А два года назад руководитель мастерской, художник-иконописец Ростислав Моцпан, представлял в галерее «Соборной» работы еще одного проекта своей жизни – детской студии творческого развития «Киевская Русь».

На выставке с епископом Варсонофием в галерее "Соборная"

Результат 15-ти лет работы художника во взрослой мастерской и детской студии – создание собственной иконописной школы, более десяти расписанных храмов, сотни икон, и ученики – уже состоявшиеся иконописцы-мастера и те, кто ещё только постигает секреты творчества.

Художник-иконописец, педагог, историк и исследователь православной культуры, Ростислав Моцпан сегодня является признанным авторитетом и востребованным мастером.  Но 20 лет назад нельзя было и предположить, куда приведет художника его творческий поиск.  

Всё началось в Одессе

Середина 90-х – время бурных перемен, смена эпох и представлений. Молодой, талантливый и творчески амбициозный Ростислав Моцпан закончил в Одессе художественное училище, учится в Международной академии искусств, с успехом участвует во многих выставках и мечтает о славе. Возможности казались безграничными: в Академии одни педагоги несли как знамя соцреализм в живописи, другие преподносили  абстракционизм как вершину свободы творчества. Ростислав, как и многие его сокурсники, видел для себя будущее в абстракционизме, экспрессионизме и поиске своего «я» в искусстве.

Но, параллельно с творческим осмыслением, молодому человеку важно было найти главный смысл жизни.

– У меня и моих друзей пошли бурные искания, даже к баптистам начал ходить, – рассказывает Ростислав. – В то время в страну хлынул поток всяких западных проповедников, ложных сект, и, естественно, мы, студенты, туда попадали. Нам было интересно, мы много спорили.

Как рассказал Ростислав, на него и многих его друзей художников большое влияние оказал схиархимандрит Иона Одесский:

– Тогда он был просто иеромонахом, на первую исповедь я попал к нему. Понятно, что исповедоваться я не умел, ходил к баптистам и только Промыслом Божьим оказался в Успенском монастыре. Старец Иона много говорил мне об иконах, о том, как важно быть хорошим иконописцем, о том, что в 80-х годах те, кто расписывал храмы, и пили, и курили. А я думаю: «Зачем он мне все это говорит?!». И неудобно – сзади люди стоят, очередь, а он мне рассказывает, как нужно относиться к иконописи.

Старец Иона

Однако именно после беседы со старцем Ростислав стал изучать икону. Хотя до этого он и его друзья, как светские художники, считали, что иконопись – это просто копирование, не творчество.

– Понравилась фраза отца Ионы, актуальная для художника: «Не рисуйте никогда карикатуры на людей. Человек – это образ Божий». Я задумался над этим, потому что художники часто ищут свой креативный путь и делают не столько портрет человека, сколько карикатуру. Для меня это была очень важная мысль.

Как вспоминает Ростислав Моцпан, в это же время в Одессе как раз открылась иконописная мастерская, и он с другом стал в ней заниматься. Просуществовала мастерская всего полгода, но тут поступило предложение расписывать храм, и творческий путь Ростислава окончательно определился.

Однако прежде молодой художник поехал к старцу Ионе в Успенский монастырь, за благословением на занятие иконописью:

– Я видел, как люди к нему шли, и для меня было важно, что он скажет. Отец Иона практически на всех моих друзей-художников очень сильно повлиял. Один монахом стал в Почаеве после общения с ним, другие - иконописцами, реставраторами икон. Многие, просто познакомившись с отцом Ионой, меняли резко свою жизнь – общение с ним давало настоящий переворот в сознании.

«То, что написал я – просто ужас!»

– Перед этим я долго, около года, думал: заниматься иконописью или нет. Затяжной такой был период. Мне уже говорили: «Бери доску и пиши». А я не мог себя почувствовать в этом. Ходил в библиотеки, читал книги, делал зарисовки. Мне сложно было отойти от такого творческого подхода, когда привык, что я – свободный художник, и компонуешь как хочешь. А тут все-таки искусство копирования.

Ростислав рассказывает о своем первом опыте рисования иконы. За образец он взял образ XVI века Симеона Богоприимца:

–  Я на нее посмотрел и всю перерисовал, как понимал. Мне казалось, что и анатомически она неправильная, и по рисунку, и по композиции. А я все-таки — профессиональный художник, учусь в Академии и т.д. Но когда я поставил рядом старую икону, образец, и мою работу, то увидел: то, что написал я – просто ужас!

Как рассказывает Ростислав, именно тогда он понял, что к иконе должны быть другие подходы, и, что действительно, как говорила известная иконописец, монахиня Иулиания (Соколова), икона вся стоит на копировании.

–  Я выбрал очень сложную икону. Но мы тогда писали большие картины по два метра размером – многофигурные, со сложными сюжетами. И мне казалось, я легко с этим справлюсь, мне все тут понятно. Но когда я это нарисовал, то осознал, насколько не понимаю этого языка, мне он просто неизвестен. И светские знания не то что не нужны – икона просто выше них стоит. И рисунок в иконе намного сложнее, чем мои знания и понимание.

Закрытая дверь

Получив благословение старца Ионы, Ростислав больше года расписывал храм на честь Архистратига Михаила, в поселке Александровка, под Одессой:

– Для меня это была школа, потому что я получил светское художественное образование. Параллельно изучал икону у одесских мастеров-иконописцев – Володи Рудакова и Александра Рудого.

– Как художник я сформировался, а икона для меня была как закрытая дверь. Хотя я помню, что в детстве, когда я с мамой приходил к каким-то знакомым, всегда обращал внимание, у кого висели иконы. Не так много было таких людей. Одна знакомая мамы была из староверов, и когда они о чем-то говорили, а я просто сидел (не помню, в каком был тогда возрасте) и смотрел на мерцание лампады и игру цветов – золота и красного. Уже потом я даже вспомнил, что это была икона Покрова Божьей Матери. Но это настолько меня поражало, что я готов был приходить и часами сидеть – просто смотреть на эту икону. Это не были какие-то религиозные чувства, но оторваться от созерцания этой иконы было сложно. На меня это произвело очень сильное впечатление. И всегда, когда в музее видел иконы, мог часами на них смотреть. Хотя и не думал, что сам стану писать иконы, и близко таких мыслей не было – просто нравилось, и все.

Влияние древности

Возвращение Ростислава Моцпана в родную Винницу также совпало со временем грандиозных перемен в сознании людей. Строились православные храмы, многие искали свой путь к Богу, возможность послужить ближнему.

Ростислав преподавал в детской школе искусств, работал реставратором в областной картинной галерее, занимался заказами для частных коллекций. И вот так, реставрируя старинные иконы, он и открыл для себя всю глубину иконописи, пришел к иконе всей своей сущностью. Творческий рост художника шел одновременно с воцерковлением, тогда же были написаны иконы для храма Пантелеймона Целителя.

– Когда начал строиться храм Косьмы и Дамиана, о. Донат предложил проводить у него занятия по иконописи, я писал ему иконостас и иконы по храму, – рассказывает Ростислав. – Тогда много людей ходили на занятия – всем было очень интересно, а потом мы с учениками и создали мастерскую.

Иконописная мастерская в Виннице в 2000 году – дело невиданное. Начинание поддержал священник о. Алексий Иродов, и пригласил художников в паломническую поездку по России.

День рождения в мастерской "АССИСТ"

– Для нас особенным стало глубокое общение с иконописцами Оптиной Пустыни – тогда там был схиархимандрит Илларион, известный иконописец. Были у него в мастерской, увидели, как работают мастера – это, конечно, сильно повлияло на наше развитие, – рассказывает Ростислав. – Зная станковую икону на доске, мы познакомились с настенной росписью – работой в технике фрески – очень сложной. К нам очень хорошо отнеслись – была возможность пообщаться, посмотреть работу, обсудить. И все это сильно повлияло на нас. Потому что, к сожалению, в Украине движений по направлению к канонической иконе тогда не было – в основном, писались иконы в васнецовском, академическом стиле.

Важным результатом поездки по России стало для Ростислава Моцпана увлечение историей, художник открыл для себя духовного богатства и красоты родного Подолья:

– Я увидел, сколько у нас интересного, но когда живешь здесь – вроде бы ничего и не замечаешь.

Вместе с о. Алексием Иродовым Ростислав начал разрабатывать тему «Чудотворные иконы Подолья». Изучали архивные материалы и узнали, что в селе Писаревка находилась чудотворная икона Божьей Матери, пропавшая после Октябрьской революции.

– Мы поехали туда, нашли эту икону, она у одной бабушки хранилась. Но икона была в жутком состоянии – вся замалевана. Чудотворную икону какой-то местный житель настолько «подновил», что она превратилась чуть ли не в карикатуру.  Расчищал образ месяца два-три – очень интересный опыт. Сейчас икона находится в храме села Писаревка.

«Все время работали – значит, наверное, много написали»

Так оценивает Ростислав Моцпан результат 15-ти лет работы своей иконописной мастерской. Рассказывать о работе художник не особенно любит, а вот разговоришь его — и неожиданно узнаешь, что и на Валааме украинский иконописец храм расписывал, и в Верховной Раде, в храме равноапостольного князя Владимира, иконостас и роспись сделаны трудами художников винницкой мастерской «АССИСТ».  

День рождения в мастерской "АССИСТ"

В основном, работает Ростислав с коллегами над разработкой ансамблей храмов, а в последние годы занялся еще и мозаикой. Старейший в Украине Лядовский скальный монастырь, отметивший в 2013 году свое 1000-летие и возрождающийся из руин в древнем византийском стиле, украшают сделанные ими мозаики – в храмах, на источнике преподобного Антония Печерского, на входе в монастырь и на въезде в село Лядова. Работа это комплексная, продолжается по мере возрождения монастыря.

–  Естественно, все эти годы я занимался преподаванием. Многие мои ученики стали самостоятельными иконописцами. Теперь приходят новые, некоторые просят подготовить их для поступления в иконописные школы России или Греции, – рассказывает Ростислав.

Церковная культура и мультипликация

Особым направлением работы художника, педагога и отца трех дочерей стало создание детской студии творческого развития «Киевская Русь»:

–  Была идея заниматься детьми, готовить их к творческой деятельности как иконописцев, служителей Церкви, людей православной культуры. Где-то получилось, где-то нет. Я считаю, что если хотя бы два человека сформировались как иконописцы и мастера — это уже большое достижение. Мы не ставим задачу поставить воспитание иконописцев «на поток».

Мастер-класс в детской студии "Киевская Русь"

По мнению  Ростислава, детям в их творческом развитии не нужно замыкаться только на иконе. Икона – это достаточно сложно, детей нужно долго готовить к ее пониманию. Нужно развить художественное мышление, сформировать ребенка как творческую личность. В студии «Киевская Русь» дети занимаются и живописью, и графикой, и мозаикой, и декоративной керамикой. Даже эскизы украшений делают, а недавно еще и мультипликацией занялись.

Верным помощником во всех начинаниях стала Ростиславу его жена, Ольга Кравцова, тоже художник и иконописец. Они вместе открывали для себя красоту Православия, вместе входили в лоно Церкви, вместе работают в иконописной мастерской и в студии. Ольга – дочка художника Геннадия Кравцова, в советское время ее отец собирал иконы.  Еще не будучи верующим человеком, Ольга с большим трепетом относилась к иконам – была воспитана в том, что церковная культура — что-то красивое и глубокое, что нужно уважать и ценить.

– Ольга пишет и иконы, и картины. А в мастерской мы все обговариваем, обсуждаем, вместе решаем, – рассказывает Ростислав. – Мне даже сложно все это без нее представить, потому что она и поддерживает, и помогает.

Иконопись – это богословие

Нынешняя выставка икон в галерее «Соборной» произвела на Ростислава Моцпана очень хорошее впечатление. Среди иконописных школ и мастерских Украины «АССИСТ» достойно представил свое направление в иконописи и развиваемую его школой традицию. Одной из задач участников выставки было — встретиться с коллегами, посмотреть работы друг друга, пообщаться, показать, как развиваются иконописные школы.

– Радует, что в Украине идет возрождение иконописи. Потому что часто говорят, что икона у нас не развивается, каноническую икону не изучают. Но выставка показала обратное – Полтавская иконописная школа представила интересные творческие работы, Харьковская показала очень высокий уровень преподавания, который не хуже Москвы и Питера. И я, как иконописец, который много ездит и смотрит, вижу, что в Украине высокий уровень иконописи, – рассказывает Ростислав Моцпан.

При этом художник согласен со своими коллегами: в Украине должен быть создан иконописный центр в Киеве – как, например, в России, в Троице-Сергиевой Лавре. Пока что у нас есть только отдельные студии, а центра, который бы закладывал общую базу, нет.

– Потому что у нас, к сожалению, часто не совсем правильный подход: люди представляют, будто иконы – это всего лишь копии, которые нужно хорошо написать, и на этом иконопись заканчивается. Те, кто работают более углубленно, понимают, что иконопись – это богословие, очень сложный процесс.

«Для иконописца очень важно духовное руководство»

Ростислав рассказывает, что ему для работы часто приходится разрабатывать иконографию или писать новоканонизированного святого и его житие. Например, к юбилею Киевской Духовной академии Ростислав написал икону Собора всех святых Киевской Духовной Академии и семинарии. Мастерская работала по заданию митрополита Антония (Паканича), и нужно было продумать иконографию, которую и утверждал владыка Антоний.  

– Такой иконы не существовало, ее нужно было разработать. Была проделана большая и сложная работа вместе с преподавателями семинарии и академии: поднимались списки киевских святых, архивы еще дореволюционных времен. На иконе много святых, которые ранее нигде не изображались. Они канонизированы, но икон их еще нет, а на этой иконе — они уже изображены. И так часто бывает, когда мы работаем – есть много изображений одного святого, а другого – только набросок, зарисовка или фотография.

Иконы Богородицы — автор: Р.Моцпан

По мнению Ростислава, не совсем правильно говорить, что икона - просто копирование, потому что часто приходится писать иконы, которых раньше не было:

– Например, икону явления Божией Матери в Иосафатовой долине, нашей Подольской. Понятно, что как аналог мы изучали Почаевскую и другие иконы. Тогда иконографию утверждал ныне покойный владыка Макарий.

Правильному пониманию сути работы иконописца помогают и такие выставки икон, как та, что будет работать в течение марта в галерее «Соборной»:

– Дай Бог, чтобы еще проводили такие выставки. Я очень заинтересован, чтобы наши иконописные школы в Украине развивались, это необходимо – особенно для подрастающего поколения. Многие дети хотят заниматься иконописью, но не всегда у них есть возможность учиться. 

Опубликовано: чт, 12/03/2015 - 11:44

Статистика

Всего просмотров 108

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Реклама

Реклама:
Социальные комментарии Cackle