«Я чувствовала, что могу поделиться своими мыслями со святым Иоанном Крестителем»

Православие.ru

Путь к Православию Иоанны Макбрайд из Белфаста.

Семья Макбрайд живет на улице Эшфилд, в квартале типовых двухэтажных застроек на севере Белфаста. Здесь все привычно для тех, кто знаком с британскими и ирландскими городами и их жилыми массивами, с той лишь разницей, что у дома Макбрайдов красуется посаженная много лет назад береза. Правда, столица Северной Ирландии – город специфический: в нем сохраняется разделение между католиками и протестантами (республиканцами и лоялистами). В свое время политико-религиозное противостояние в Ольстере принесло с собой все ужасы ненависти и проклятий, терактов и вооруженных стычек, забравших жизни более трех тысяч человек.

С точки зрения местных жителей, семья Макбрайд – католики, так как глава семейства Пат и трое его сыновей принадлежат Римско-католической церкви. Однако Макбрайды не входят цельно в католическую общину Белфаста, поскольку супруга Пата Иоанна (Астрид), а также их дочь Люси исповедуют Православие.

Наверное, нет единой проторенной дороги для тех, кто, будучи рожден за оградой Православной Церкви, находит свой путь к вере, давшей миру преподобного Серафима Саровского, святого Иоанна Шанхайского, преподобных Иова и Амфилохия Почаевских и множество других дивных святых. Некоторые люди, узнав о Православии, обращаются к истинной вере очень быстро, порой за несколько месяцев. Но для других эта дорога занимает многие годы, сопровождаемая мучительными размышлениями, иногда скорбью, пронзаемой долгой сердечной молитвой. Мотивация при этом бывает самой разной: от разочарований и интеллектуальных поисков до вступления в брак с православным человеком.

Астрид Кейль (ее фамилия до замужества), живущая сейчас на севере Белфаста, родилась не на ирландской земле, а в Германии, в протестантской семье. С детства она воспитывалась в лютеранстве с его отсеченностью от почитания Богородицы и святых. Впервые с Православием Астрид встретилась, как ни парадоксально, в своей лютеранской семье. Ее отец, профессор-славист, любил слушать православные песнопения, когда хотел отдохнуть и дать покой своей душе. Маленькой девочке очень нравились православные гимны – порой она внимала им втайне от отца, незаметно заходя в его комнату. Это трогательное и приятное детское воспоминание так осталось в ее памяти на всю жизнь.

Детство Астрид, в котором была эта радость музыкальной встречи, перешло в юность – и в 15 лет она встретилась с Православием на ином, религиозно-богослужебном уровне. В том районе Бонна, где жили Кейли, построили греческую православную церковь. Греки пригласили местных католиков и протестантов на ночную пасхальную службу. На праздник решил пойти и Рольф-Дитрих со своей дочерью.

– Для меня это были необычные, ни с чем не сравнимые впечатления, – говорит Иоанна. – Я испытывала душевный подъем и радость. В церкви все говорили по-гречески, я их не понимала, но я видела радостные лица, положительные эмоции. Одна женщина даже меня обняла – так она была счастлива в праздник Воскресения Христова, и ей хотелось поделиться со мной своим счастьем и радостью.

Радость Встречи, ощущение присутствия Христа, добрые эмоции, благожелательность незнакомых прихожан… – казалось, здесь сплелись все условия для того, чтобы юная лютеранка ступила на благодатный путь к Православию. Но этого не произошло. Пасха и эмоции остались в прошлом; Астрид больше не появлялась на службах в греческом храме. Нужно было дождаться чего-то другого: видимо ей, как протестантке, требовалось в религиозном поиске пройти через особое принятие образа, отображающего первообраз, – православной иконы. Для многих протестантов иконопочитание было и остается одним из камней преткновения, который, увы, мешает им стать ближе к Православию. Даже с симпатией относясь к глубокому богословскому изыску и нравственным поучениям отцов Церкви, протестанты с сомнением вздыхают, когда видят горящие свечи перед иконой Пресвятой Богородицы или преподобного Сергия Радонежского. Увы, преодолеть этот стереотип протестантского сознания бывает очень непросто, особенно когда речь идет о поколениях, с детства впитывавших протестантскую логику и догматику.

И снова чудо встречи пришло через семью: Рольф-Дитрих привез из Москвы два больших плаката о выставке икон. На первом было изображение иконы Пресвятой Богородицы, на втором – святого Иоанна Предтечи. Удивительно, но эти изображения, перенесенные типографским способом на бумагу, как-то по-особому отозвались в сердце юной лютеранки: она начала говорить перед ними сокровенные слова молитвы.

– Понимаете, я ведь ничего не знала о святых изображениях, – рассказывает Иоанна. – Я видела, что на одной иконе изображена Дева Мария, а вот в отношении второй вначале даже не была уверена: то ли это Христос, то ли святой Иоанн Креститель. Тем не менее я начала молиться перед этими иконами. У меня появилось ощущение, что святой Иоанн держит свои руки так, словно хочет воспринять обращенные к нему мысли и слова. Я чувствовала, что могу поделиться с ним желаниями, чувствами и мыслями. Более того, когда я смотрела ему в глаза, я ощущала, как это ведет меня к молитве.

С того момента Астрид уже не могла представить свою жизнь без православной иконы. К этому добавилось еще одно чудо: через икону святого Иоанна Предтечи она получила откровение о будущей дочери. По словам Иоанны, в 1996 году, уже воспитывая троих детей, она ловила себя на мысли, что Бог желает послать им еще одного ребенка. Во время молитвы Астрид увидела, что на иконе святого Иоанна Предтечи появилось маленькое изображение молящейся девочки. Чтобы развеять сомнения, позвала мужа. Пат увидел то же самое.

Через девять месяцев в наш мир пришла еще одна христианская душа… Этой истории посвящена целая книга (на английском): «Anne-Marie… a Child of God» («Анна-Мария… Дитя Бога»), в которой есть место и чуду известия о новом ребенке, и рассказ об испытаниях, перенесенных маленькой девочкой за ее короткую жизнь (Анна-Мария не прожила и трех лет, умерев во время второй операции на сердце).

Поскольку известие о дочери пришло через икону, прибывшую из России, Астрид решила найти русскую церковь и поговорить там со священником.

– Мне не хотелось ехать в румынскую или греческую церковь, так как икона была русская, – говорит Иоанна. – Ближайшую русскую церковь удалось найти в Страдбалли (это городок в Ирландии, к юго-западу от Дублина, примерно в 260 км. от Белфаста). Я поговорила со священником, и он в какой-то степени согласился со мной, что Анна-Мария, рождения которой я ждала, должна быть крещена в Православии. Но у нас в семье не было православных, поэтому архиерей, к которому священник обратился за советом, решил, что православное крещение для дочери возможно, если кто-то из родителей станет православным. Я была на тот момент лютеранкой, муж – католиком. Поэтому Анну Марию мы крестили в Католической церкви.

Но интерес и почтение к православному образу не переставали приносить свои добрые плоды. В церкви святого Колмана в Страдбалли (РПЦЗ) Астрид обратила внимание на икону святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского: она словно почувствовала особое присутствие этого святого. И снова парадокс: на предложение священника принять Православие Астрид ответила отказом, посчитав, что Православие открыто для Анны-Марии, но не для нее. Видимо, лютеранке было очень непросто принять незнакомую, «чужую» веру, особенно в ситуации, когда вся семья и родственники к этой вере не принадлежат. Понадобилось время, прежде чем внутренние убеждения Астрид позволили ей начать подготовку к православному Крещению. Катехизация длилась более двух лет, с декабря 2000 года. И только в январе 2003 года Астрид крестилась в Православии с именем Иоанна. Крещение было совершено в реке Иордан, во время ее пребывания в Елеонском монастыре в Иерусалиме, где также находится часовня святого Иоанна Крестителя.

– Я подружилась там с одной из монахинь, Серафимой, и она приехала к нам в гости в Северную Ирландию, – говорит Иоанна. – К тому времени нас ждало новое испытание: у сына Паскаля в 11 лет диагностировали раковое заболевание. Монахиня Серафима, у которой была с собой небольшая часть облачения святого Иоанна Шанхайского, подарила нам половинку. Мы с сыном молились у иконы святителя Иоанна об исцелении. К слову, Паскаль мне признался, что, когда врач говорил ему о болезни, он почувствовал присутствие Спасителя в больничной палате. По милости Божией и по молитвам святителя Иоанна мой сын выздоровел, и мы (взяв с собой его младшего брата) отправились в Сан-Франциско, чтобы поблагодарить святого за помощь.

Как говорит Иоанна, в том калифорнийском городе, где много лет прожил удивительный русский святой, ей очень хотелось рассказать кому-нибудь о чуде исцеления. Она поведала об этом монаху, который потом показал ей дом, где жил святитель Иоанн, его кабинет, храм, где он часто служил, икону, перед которой молился, вознося свои прошения и за детей из приюта, перевезенных из Китая в США. Паломничество стало незабываемым радостным впечатлением. Когда Иоанна с Паскалем и его младшим братом вернулись в Белфаст, первое, что воскликнул пятилетний мальчик, обняв отца, встречавшего их в аэропорту: «Папа, я видел святого Иоанна!».

Удивительное и чудесное для семьи Макбрайд было рядом вместе с ними, но пока не привело их всех к Православию. Как замечает Иоанна, «я же не могу заставить. Мой старший сын говорит, что Православие – это правильная вера, но есть еще и дорога к этой вере». Удивительно, но первой среди детей перешла в Православие единственная ныне дочь Иоанны – Люси, причем в 8 лет. Девочку очень поразил один из гостей семьи, священник Андрей Логвинов, который, как сказала Иоанна, «ни на мгновение не брал отпуск от христианства; он был как святой». Пообщавшись с отцом Андреем, Люси сказала маме (в свои 7 лет), что хотела бы стать православной монахиней. Правда, это детское желание так и осталось в прошлом, но истинная вера Христова вошла в жизнь Люси еще в детстве – через приобщение к Православной Церкви.

Сейчас Люси, как и трое сыновей Пата и Иоанны, живет отдельно от родителей. Пока только женская часть семьи Макбрайд перешла в Православие. Мужчины остаются католиками, невзирая на их уважение к Православной Церкви. Примут ли они Православие в дальнейшем? Пока это неизвестно. Все-таки ирландцам (особенно из Ольстера) непросто оставить католицизм и перейти в Церковь первых христиан и апостолов, даже если они убеждены в том, что в ней сияет вся полнота Христа. К слову, родители Иоанны ушли в мир иной лютеранами, хотя ее мама по-особому полюбила святого Иоанна Шанхайского и даже осенила себя крестным знамением (впервые в своей жизни) перед его иконой за несколько мгновений до своей смерти (а смерть пришла за ней в день памяти Шанхайского и Сан-Францисского святого).

Сама Иоанна, много лет проработав в системе британской Национальной службы здравоохранения и уйдя затем на пенсию, несет свое миссионерское служение при храме святителя Иоанна Шанхайского, который разместился (с ноября 2017 года) во дворе дома Макбрайд по улице Эшфилд. Литургия здесь совершается духовенством РПЦЗ, приезжающим издалека – из Англии, – как правило, раз в месяц. В остальные воскресенья служится обедница мирянским чином. Язык богослужений – английский, что, безусловно, удобно для прихожан разных национальностей, а также для местных жителей, интересующихся Православием. Отрадно, что Иоанна, проделав непростой путь от лютеранства к Православию, стала не просто прихожанкой, но и активным организатором жизни приходской общины. В ее служении есть и помощь тем, кто стремится принять Православие или желает узнать о вере, которая дала нашему миру многих замечательных святых, в числе которых и Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, ныне прославляемый в храме его имени на ирландской земле.

Сергей Мудров

Опубликовано: Wed, 12/05/2021 - 21:47

Статистика

Всего просмотров 139

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle