Подвиг архиђакона Стефана или шта учинити да се спасиш?

Земаљско путовање Сина Божијег почиње на Божић. Радујемо се новорођеном Богомладенцу, јер нам је спасење сада отворено, али сада добро знамо која је цена плаћена за ово спасење. Месија долази на свет да пати, умре болном Смрћу и Васкрсне.

Радостью и печалью, скорбью и надеждой, светом и тьмой, пороком и добродетелью наполнено всякое человеческое существование. Еще христианский философ Семен Франк говорил, что жизнь невозможно упорядочить, так как жизнь – это творчество, а творчество совершается в стихии свободы. Мы постоянно мечемся между различными  полярностями, но только благодаря Христу мы можем понять, осознать и ощутить высоту, благородство и благодатность одной стороны и низость, бесстыдство и демонизм другой. Спаситель – это также Ориентир, и наша жизнь настолько добродетельна, насколько она соответствует жизни Христа; и настолько порочна, насколько мы уклоняемся от Идеала. В этом плане, огромным примером для нас является первомуч. архидиак. Стефан, память которого Православная Церковь чтит 9 января.

Подвиг архидиак. Стефана описал в 6-8 главах книги Деяний евангелист Лука. Такой авторитетный источник – это не некоторые полулегендарные жития, а потому давайте на нем и сосредоточим наше внимание. Начать хотелось бы со слов немецкого средневекового монаха Фомы Кемпийского, который в своем знаменитом трактате «О подражании Христу» отметил, в частности, следующее: «Много у Иисуса любителей Царства Его Небесного, но мало носителей креста Его». Сложно не согласиться с этим утверждением, ведь и мы любим поговорить о христианских идеалах, о вещах важных, глубоких и смысловых, но только часто эти разговоры не находят выхода в реализации конкретных действий и поступков. Я понимаю, что тяжело, я понимаю, что идеал христианской жизни сейчас никак недостижим, я и сам такой же болтун, но ведь и останавливаться никак нельзя. Важно сделать все, что в наших ограниченных и скудных силах, а там надеяться уже на Божью волю, Его помощь и поддержку. Именно так, мне кажется, поступил первомуч. Стефан. Его иконографический образ мы часто видим на боковых вратах иконостасов наших храмов, а потому пусть он будет постоянным нам напоминанием о необходимости стремления к Идеалу.

Итак, Стефан был одним из ближайших помощников апостолов. Изначально диакона не выполняли каких-то специфических богослужебных функций, а, избранные как наиболее достойные из мужей, занимались опекой нуждающихся: сирот, вдов, больных и т.д. Таким образом, мы видим, что и Стефан поначалу не выполнял какой-то труднодоступной работы, он просто делала то, что положено делать и всякому христианину. Единственной его характерной чертой, так недостающей нам – было трудолюбие и ревность в исполнении вверенных ему послушаний. С этого момента и началось его подражание Христу и восхождение на собственную «Голгофу».

Постепенно будущий мученик развил в Иерусалиме активную проповедь, постоянно подкрепляя свои слова совершаемыми чудесами: «А Стефан, исполненный веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народ» (Деян. 6, 8). Члены синагоги, ненавистники Бога и прочие негодяи никуда не делись, а потому все описанные действия молодого архидиакона, как и во время Искупительного подвига Христа, вызвали у них зависть. Пожирающих в человеке все доброе порок, подталкивает этих «религиозных работников» к мысли о необходимости убийства Стефана. Тактика действий была выбрана та же, что и при Христе: «Некоторые из так называемой синагоги Либертинцев, и Киринейцев, и Александрийцев, и некоторые из Киликии и Асии вступили в спор со Стефаном; но не могли противостоять мудрости и Духу, Которым он говорил. Тогда научили они некоторых сказать: мы слышали, как он говорил хульные слова на Моисея и на Бога. И возбудили народ, и старейшин, и книжников и, напав, схватили его и повели в синедрион. И представили ложных свидетелей, которые говорили: этот человек не перестает говорить хульные слова на святое место сие и на закон» (Деян. 6, 9-13). Возвращаясь к сказанным вначале словам, стоит отметить, что у кого-кого, но у диавола и служителей его жизнь точно упорядочена, свой выбор они сделали и никакой свободы и никакого творчества у них не осталось. Как видим, все, что называется, по шаблону. Здесь злой и страстный человек сам уподобляется своим хозяевам – инфернальным силам. Словно по трафарету члены синагоги «сшили» дело на Стефана. Но только, при их кажущейся власти, они – это стадо безвольных баранов, руководимое своими «погонщиками», а архидиакон – свободный раб Христов. Он четко знает, на что идет, какие испытания его поджидают, но он добровольно соглашается на такую участь, более того, как и всякий настоящий христианин, он ищет ее. Это только внешне архидиакон – арестант, невольник, внутренне же Стефан – гигант духа, титан добродетели, в сравнении с которым окружающие его власть имущие люди – просто гномы, жуки навозные, копающиеся в отходах, но при этом мнящие себя чего-то стоящими: «Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами, – обращается к своим мучителям Стефан, – вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы» (Деян. 7, 51-52). Свидетельством правоты мученика является видение им Христа (Деян. 7, 55-56).

Казнили Стефана посредством забивания камнями. И здесь проявилось его подражание Христу, перед самой смертью он воскликнул: «Господи Иисусе! приими дух мой… Господи! не вмени им греха сего» (Деян. 7, 59-60), – мы видим четкую параллель с известными словами, произнесенными Спасителем на Кресте.

Хотя для проведения аналогий я и использовал слово «подражать», но не думаю, что это было именно «подражание» в собственном смысле. Первомуч. Стефан, скорее всего, не ставил перед собой цели как-то копировать слова и действия Христа. Он просто Его любил и старался ревностно Ему служить, а все остальное получилось само собой, явилось следствием главного движение к Богу. Идеал всегда один, а потому всякий к Нему приближающийся становится схож с Идеалом. Это как с законами физики. Например, все самолеты или корабли, не смотря на огромную разноплановость во внешнем виде и в выполняемых задачах, тем не менее, имеют общие элементы конструкции, ведь во всех «уголках» нашего мира законы действуют одинаково. Также и в вещах духовных, хотя каждый человек и уникален, но чем он ближе к Христу, тем больше похож на Него. Это правило работает и в обратную сторону, что довольно ясно видно в действиях членов синагоги. Только если восхождение –дело свободы, то падение – дело порабощения.

Жизнь и подвиг архидаик. Стефана – это прекрасный ответ на вопрос: «Что мне делать, чтоб спастись?». Нужно делать все, что получается в рамках существующих сил и возможностей. Если хотя бы в этом проявить стойкость и ревность, то Господь обязательно поможет с дальнейшим движением, откроет новые двери, покажет новые пути. Не стоит только роптать, ведь ропот не только нивелирует все наши старания, но и вводит ненужные риски, с которыми мы можем и не справиться. Как писал упомянутый Фома Кемпийский: «Если отвергнешь один крест, непременно найдешь другой и может быть еще того тяжелее».

Протоиерей Владимир Долгих

Опубликовано: Fri, 08/01/2021 - 17:32

Статистика

Всего просмотров 1,549

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle