Хришћанство и шах: није све тако једноставно

Међународни дан шаха обележава се ове недеље, па постоји разлог да кажемо неколико речи о овој популарној игри.

Мы уже привыкли к тому, что в нашем обществе увлечение шахматами воспринимается исключительно как явление положительное. И действительно, от себя добавлю, что чем дальше человечество заходит в развитии виртуальных развлечений и совершенствовании различных гаджетов, тем ценность шахмат возрастает все больше. Во всяком случае, это одна из немногих игр, которая заставляется работать наш ум, что не может положительно не отразиться на его формировании и возрастании. Однако нужно все-таки отметить, что в истории христианства отношение к шахматам было различным.

По понятным причинам, святоотеческого мнения, конкретно относительно шахмат мы не встретим. Если окинуть взором западное христианство, то мы увидим, что там отношение к шахматам, в больше мере, было негативным. В сети нетрудно найти ссылки, например, на кардинала Петра Дамиани, жившего в XI веке и запрещавшего игру в шахматы подчиненному ему духовенству, а в письме к папе Александру II называвшего игру «измышлением дьявола». Боролся с увлечением шахматами и четвертый великий магистр ордена Тамплиеров Бернар де Трамле. В XIII веке, во Франции, епископ Аид Сюпли запрещал священнослужителям даже прикасаться к шахматным фигурам. Также под церковным влиянием ряд европейских королей (польский Казимир II, английский Эдуард IV или французский Людовик IX) поставляли игру вне закона. Если затронуть протестантскую среду, то можно увидеть, что противником шахмат был чешский реформатор Ян Гус. Однако, как всегда бывает в человеческой истории, есть и другая сторона вопроса. Так, например, страстным приверженцем шахмат в XVI веке был папа Пий V. Понтифик настолько был очарован блестящими комбинациями своего современника итальянского авантюриста и, как бы сказали сегодня, гроссмейстера Паоло Бои, что предложил ему массу льгот, лишь бы тот принял сан. Сам Паоло сильно любил странствующую жизнь, а потому понтифик не смог его соблазнить даже кардинальской шапочкой. Также увлечение шахматами приписывают папе Иоанну Павлу II.

Теперь давайте взглянем на отношение к игре со стороны Православной Церкви. На Руси, вплоть до XVII века, для христиан шахматы были под строгим запретом. Игра приравнивалась к таким увлечениям как кости, карты и пьянство. Запреты эти были закреплены в кормчей книге 1262 года и в постановлениях Стоглава 1551 года. Однако здесь нужно понимать одну особенность канонического права – в Церкви многое принимают, но никогда ничего не отменяют. Из-за такой ситуации возникает немалое количество коллизий, когда одни каноны могут противоречить другим. Поэтому, при желании и скрупулезном подходе, в отношении некоторых вопросов, можно найти ссылки как «за», так и «против». У нас, в принципе, каноническое право не кодифицировано, причины тому разные, но, наверное, как сказал прот. Георгий Флоровский, Православная Церковь это, прежде всего, Церковь молящаяся, а потому юридические вопросы занимают второстепенные места. Да, думаю, сейчас мы и сами понимаем, что иногда, в вопросах не догматического характера, ссылки на постановления пятисотлетней давности не совсем уместны.

Теперь нужно сказать пару слов о духовной стороне вопроса. Вспомним одну русскую поговорку: «Кто чем увлекается, тот тем и искушается». Сегодня шахматы являются не только игрой, но и видом спорта, потому к ним применимы те ограничения, которые христианство относит к спорту. Одно дело футбол во дворе или на секции, другое дело – мировые чемпионаты с фанатами и бушующими страстями. Спорт, безусловно, нужен. Сегодня он выполняет педагогическую роль, позволяя детям и подросткам реализовывать свою энергию в правильном русле. Он воспитывает характер, мужественность, умение преодолевать трудности и т.д. Но нельзя в спорте исключать такую его страстную сторону, как азарт, а в мировых масштабах – коммерцию, где спортсмен может стать средством заработка для финансовых воротил, не побрезгующих выжать с него все «соки», а затем оправить восвояси. Какой потом будет жизнь спортсмена, никого не интересует.

С шахматами ситуация очень схожа. С одной стороны они развивают ум, мышление, способность анализировать ситуацию. Ямайско-американский гроссмейстер Морис Эшли говорил, что шахматы приучают понимать, что каждое наше действие обязательно будет иметь последствия в будущем, и последствия эти нужно уметь видеть и предугадывать. Если данную идею перенести на жизненный опыт, то польза ее однозначна. Но нужно также понимать, что ум, как и мышцы, требует отдыха, его ресурс ограничен, потому последствия перегрузки могут быть еще более печальными, чем травмы тела. Нельзя забывать и об азартной стороне игры. Когда-то, еще будучи в сане и в мире с Церковью, Андрей Кураев высказал интересную мысль относительно шахмат. Он отметил, что человеку более свойственно отождествлять себя со своим умом, чем с телом. Поэтому, если кто-то быстрее нас бегает или прыгает, то мы можем отнестись к этому довольно спокойно. Но вот если кто-то обыграет нас в шахматы, то перенести такое поражение будет сложнее, так как противник покажется умнее, а мы, соответственно, глупее. Думаю, что при увлечении шахматами христианам этот фактор также нужно учитывать.

В итоге, как и со многими видами человеческой деятельности, отношение к шахматам получается двояким. Точнее все зависит от самого человека. Сегодня одна из сфер моих интересов связана с влиянием цифрового мира на сознание и поведение человека, потому от себя добавлю, что человечество в этом плане уже зашло слишком далеко. И проблема здесь не только в цифровой идентификации. Потому, повторюсь, что в таких условиях увлечение шахматами можно рассматривать, при высказанных ограничениях, как явление положительное и полезное, особенно для формирующегося ума наших детей.

Протоиерей Владимир Долгих
 

Теги

Теги: 

Опубликовано: Fri, 23/07/2021 - 00:06

Статистика

Всего просмотров 1,320

Автор(ы) материала

Социальные комментарии Cackle